Госказначейство в "упаковке"

По словам Святослава Пискуна, его ведомство возбудило уголовное дело в отношении Государственного казначейства. Это вторая по счету и явно не последняя попытка уголовного преследования государственной структуры после начатого в конце июля уголовного дела против минздрава. Оба дела взаимосвязаны, и им обоим предшествовали выводы Счетной палаты, на которые при прежнем руководстве Генпрокуратуры не обращали особого внимания.

Суть

В середине января текущего года Счетная палата Украины (СПУ) установила факты нецелевого и неэффективного использования в 2001 году бюджетных средств на сумму около 1,9 млрд. грн. и по результатам проверок направила в суд 11 исков. Кстати, один из исков департамента СПУ по контролю за расходами на судебную власть, оборону и безопасность государства проистекал из тщательной проверки компании "Укрспецэкспорт". В частности, касался реализации ею устаревшего имущества, вооружения и военной техники армии, вследствие чего министерству обороны было дополнительно перечислено около $3 млн.

Что же касается Госказначейства, то согласно выводам Счетной палаты оно вместе с минфином (при условии невыполнения доходной и расходной частей госбюджета) не обеспечило удовлетворительного управления государственными средствами. А это, в свою очередь, привело к созданию "неправильного" профицита в общей сумме 979,1 млн. грн.

Претензии Генпрокуратуры более конкретные. Среди них, например, то, что на счетах распорядителей бюджетных средств осталось 562,2 млн. грн. В то время как на приобретение медикаментов из государственного бюджета выделено только 165,6 млн. грн., или 28,2 % годовых назначений. Так, "любимому ведомству" Генпрокуратуры – Мминздраву – на централизованные мероприятия по лечению онкологических больных было выделено в мае этого года 5,5 млн. грн., которые в отчетном периоде не использованы по неизвестной причине. Если выяснится, что их прокручивали с меркантильными целями, то может вылезти статья УК о нецелевом использовании или даже хищении…

Досталось и Государственной таможенной службе, на чьих счетах по состоянию на 01.07.2002 г. было почти 370 млн. грн., полученных вследствие предварительной оплаты за таможенное оформление товаров и не перечисленных в государственный бюджет как того требует закон после полного оформления таможенных деклараций.

Кстати, СПУ и Генпрокуратура негласно придираются к самой пикантной теме использования бюджетных денег: переводу их из уполномоченных банков (которые неплохо зарабатывают на таких операциях) в Госказначейство. Не секрет, что возвращение Петра Петрашко на должность руководителя этой госструктуры (после отставки "правой руки Ющенко" Александра Киреева) было связано с его идеей перенести начало обслуживания Госказначейством местных бюджетов с 2002 года на 2003 год. И вообще – отодвинуть куда-то подальше. Чему банкиры были бы только рады.

Нюансы

Бывший преподаватель нархоза, 40-летний экономист-математик Петр Петрашко начинал карьеру госслужащего в Администрации президента – руководил управлением экономической и социальной политики. Потом занимал пост заместителя министра финансов – начальника главного управления Госказначейства. Наконец, был инициатором создания системы казначейства в виде единого бюджетного банка и управлял этим финансовым учреждением более двух лет, с ноября 1997 по февраль 2000 года, когда Виктор Ющенко посадил на его место банкира Киреева.

Четыре года назад произошел конфликт между Петрашко и шефом минфина Игорем Митюковым. Причиной конфликта были, конечно же, деньги. Госказначейство пыталось перебрать у детища Митюкова под названием "Укрспецфин" суперприбыльную тему бюджетных взаимозачетов. И с этой целью создало структуру – спецагента казначейства. Впрочем, в той истории Митюков все-таки победил.

Если же говорить о таком интересном аспекте, как политические симпатии аполитичного "протеже банкиров" Петра Петрашко, то, по слухам, они на стороне одного влиятельного олигарха. Более того, Петрашко, судя по всему, увлек идеями своего патрона и министра финансов.

Углубляясь же в вопрос политического кучкования, можно заметить возникновение некоторой прохлады в отношениях упомянутого регионального олигарха и столичной группы, близкой к идеям Вилли Брандта. Именно к числу симпатиков этой группы относят первое лицо Генпрокуратуры. Упомянутое охлаждение мало заметно со стороны, но имеются некоторые признаки. Поэтому объяснимо, что у сугубо правового интереса Генпрокуратуры к делам Госказначейства может быть определенный политический стимул. Впрочем, это вывод исключительно на уровне совпадений…