Дело – труба

В то время как простые граждане, забыв на время о политике, предавались скромным радостям уик-энда, в воскресенье в Запорожье государственные мужи из России и Украины в очередной раз собрались вместе, чтобы отметить семидесятилетие ДнепроГЭСа. А заодно поговорить о главном на нынешнем этапе украинско-российских отношений. То есть о трубе и создании международного газотранспортного консорциума…

В Запорожье президенты обеих стран – Леонид Кучма и Владимир Путин – сразу предупредили журналистов, что никаких документов по газотранспортному консорциуму подписывать не будут. Это право президенты предоставили премьерам, которые должны будут поставить свои подписи в понедельник в Кишиневе, во время саммита СНГ. Что, впрочем, и правильно: в любом случае соглашение вызовет шквал критики как в Украине, так и в России, так зачем же подставляться лишний раз? И предоставив дело премьерам, президенты в одном самолете отбыли в Кишинев.

За словами президентов последовали дела премьеров, которые в понедельник таки решили вопрос о газотранспортном консорциуме. Причем, не обошлось без сенсаций. Если ранее планировалось, что премьеры ограничатся только одним документом – рамочным соглашением о создании консорциума, то в результате было подписано два: Алексей Миллер ("Газпром") и Юрий Бойко (НАК "Нефтегаз Украины") подписали договор о создании предприятия "Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортной системой Украины".

Пока комментировать подписанные документы крайне затруднительно. По причине того, что о содержании соглашения и договора практически ничего не известно. И, соответственно, не известно, на каких принципах создан этот консорциум, какие механизмы функционирования в нем заложены.

Да, Анатолий Кинах заявил на пресс-конференции, что управление международного консорциума будет в Украине, а создаваться он будет только согласно требованиям украинского законодательства. И это хорошо: эти принципиальные для Киева вопросы украинские чиновники отстаивали на протяжении всего переговорного процесса.

Но это, пожалуй, все, что более-менее ясно и внятно прокомментировано украинскими и российскими чиновниками. Поскольку другие положения соглашения и договора, лишь обозначенные общими словами, не вызывают ничего, кроме недоумения и множества вопросов.

Так, во-первых, в соответствии с соглашением о стратегическом сотрудничестве в газовой сфере, консорциум создается на паритетных началах. Как это понимать? Так, что консорциум создается по принципу 50:50? Судя по всему, да, иначе другая трактовка слова "паритетность", то есть, "равноправие", просто бессмысленна. А как же принцип "50% плюс одна акция", которую отстаивал Киев?

Во-вторых, непонятно, что вкладывает Украина в уставной фонд консорциума: газотранспортную систему, как того добивались россияне, или дочернее предприятие "Нефтегаз Украины", управляющее украинской трубой. И, наконец, кто будет давать согласие на прокачку газа по газотранспортной системе: украинское правительство или дирекция СП? Неясно.

Тумана напускают и слова украинского премьера, что еще предстоит решить вопросы, связанные с работой управления деятельностью консорциума и распределения финансовых результатов его деятельности. И в какой форме эти вопросы будут решены, заявляет Кинах, предстоит обсуждать экспертам двух стран. То есть, если следовать логике, механизм работы консорциума еще не выработан. И в таком случае мы вновь возвращаемся к главному вопросу: так что же было подписано в Кишиневе?