Долговая яма made in IMF

В Вашингтоне завершилась осенняя сессия МВФ и Всемирного банка, на которой впервые был рассмотрен механизм банкротства стран-должников. Кроме того, МВФ надавил на FATF с тем, чтобы тот временно не расширял "черный список". А Украине пообещали стабилизационные кредиты в случае чего…

От первого лица

Выступая в воскресенье вечером на пресс-конференции по итогам работы сессии, глава МВФ Херст Келер опроверг утверждения о том, что многие развивающиеся страны занимают критическую позицию в отношении процессов экономической глобализации. Участники форума, "в целом, позитивно относятся к глобализации, которая приносит блага всем", но они хотят "не меньшую, а лучшую глобализацию", – отметил господин Келер. Он пояснил, что "каждая страна должна учитывать последствия своих действий для остального мира", и что не существует универсальных рецептов, применимых к решению экономических проблем всех без исключения государств.

В свою очередь, президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон сообщил, что участники сессии МВФ и ВБ "не высказывали безудержно оптимистических и безудержно пессимистических оценок" нынешнего состояния и перспектив развития мировой экономики. По его словам, преобладавший на форуме настрой можно охарактеризовать как "реалистичную уверенность". В то же время Дж. Вулфенсон обратил внимание на сохраняющийся дисбаланс в распределении мировых богатств. "В настоящее время 15% населения мира контролируют 80% всех доходов", – отметил председатель ВБ.

План Крюгера

Основной сенсацией прошлой сессии стало предложение заместителя директора МВФ Анны Крюгер по изменению взаимоотношений стран-должников и кредиторов. Высказанный план звучал достаточно радикально, особенно в устах консервативной республиканки Крюгер, и весьма удивил критиков политики Фонда. Фактически Крюгер предложила создать механизм банкротства несостоятельных стран-должников, подобный тому, который действует в рамках национальных государств (и прежде всего в США).

Главной причиной современных финансовых кризисов Крюгер назвала интенсивное движение капитала между странами, по большей части в виде портфельных инвестиций. Ситуация радикально изменилась в 1990-е гг. Еще в 1980-е главными кредиторами стран были коммерческие банки и другие крупные финансовые институты. Сейчас держателей государственных долговых обязательств много, и страна-должник при попытке договориться о реструктуризации своих долгов сталкивается с многочисленными проблемами. А сама реструктуризация в конечном итоге оказывается процессом настолько сложным и дорогим, что ее проведение не только не восстанавливает, но и еще больше подрывает доверие кредиторов.

Поэтому любые трудности с обслуживанием госдолга приводят к почти моментальному бегству капиталов из страны и – как следствие – к финансовому кризису. При этом стабилизационные кредиты МВФ вместе с рекомендациями Фонда обычно восстанавливают доверие кредиторов, но, как правило, в небольшой степени и очень ненадолго. А значит, оказываются бесполезными. Кроме того, в некоторых случаях проблемы страны можно решить за счет внутренних резервов, и тогда кредиты Фонда вообще не имеют смысла.

В связи с этим госпожа Крюгер предложила новый механизм, согласно которому страна-должник получит юридическую защиту от кредиторов, препятствующих реструктуризации долга. В ответ она должна будет дать обязательство по возможности удовлетворить требования кредиторов. При этом принятие решения о сроках и условиях реструктуризации по-прежнему будет находиться в руках кредиторов и должника. А МВФ планирует оставить за собой только право принятия принципиального решения: стоит ли конкретной стране предоставлять защиту от агрессивных кредиторов.

Аналитики уже назвали план Крюгер официальным планом США по организации цивилизованного банкротства ряда небольших государств. Для принятия этого плана необходимо, чтобы на правлении МВФ, объединяющем страны-акционеры, за него было подано 85% голосов. Но поскольку в поддержку идеи уже высказались главные акционеры фонда – США и Великобритания – почти очевидно, что его примут без особых возражений. Во всяком случае, представители казначейства США уже настаивают на необходимости обсуждения деталей.

Одновременно с сессией МВФ и ВБ руководство Международной группы по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF) приняло решение о "замораживании" на год внесения новых стран в так называемый "черный список". Очевидно, что мораторий был введен под нажимом Международного валютного фонда. И сделан для того, чтобы дать странам-кандидатам на внесение в список год для проведения необходимой нормативной работы. Впрочем, Украине в этом смысле радоваться нечему: FATF и МВФ договорились, что находящиеся сейчас в "черном списке" страны будут выводиться согласно действующей процедуре.

Украинский интерес

На фоне глобальных идей, озвученных Крюгер, украинская делегация занималась скромными долговыми и "антиотмывочными" переговорами. Вице-премьер-министр Василий Роговой, который находится в США с официальным визитом, заявил, что Украина сможет развить новые формы сотрудничества с МВФ, в частности по программе "Стэнд-бай". Предупреждающий стэнд-бай предполагает, что правительство будет занимать деньги только в случае необходимости. Когда это требуется. В этом случае мы будем работать на бескредитной основе. Другими словами – есть надежда, что в преддверии возможного банкротства (не дай Бог, конечно) нам дадут стабилизационный "спасательный круг". Кроме того, украинская делегация вынуждена была объяснять, почему парламент не принял закон о борьбе с отмыванием "грязных" денег. Как сообщил Роговой, этот вопрос "очень остро поднимался в последнее время" и обсуждался во время наших переговоров с министерством финансов Соединенных Штатов. "Я считаю, что он является одним из острейших. Украина с точки зрения принятия законодательного акта в данной сфере является аутсайдером. Об этом следует говорить открыто. А санкции могут быть чрезвычайно серьезными, так как они касаются блокировки корреспондентских счетов наших банков, а также предпринимательских структур. Возможны санкции, скажем так", – отметил вице-премьер-министр.

Что касается санкций FATF, то с ними уже почти все ясно. А вот в отношении полезности программы предупреждающего стэнд-бая есть большие сомнения. Дело в том, что созданный в 1944 году Международный валютный фонд и был задуман как центральное звено мировой финансовой системы, ответственное за ее стабильность. Поэтому оказание помощи в урегулировании проблем с платежным балансом стран было одной из его главных задач, особенно в последние годы, когда кризисы национальных финансовых систем грозили перерасти в глобальную финансовую нестабильность. Но именно в последнее время стало очевидно, что МВФ с этой задачей явно не справляется. Российский кризис 1998 года, события в Аргентине и Турции в 2001 году отчетливо показали, что стандартные рецепты Фонда безнадежно устарели для всех. В том числе и для Украины.