Четвертый путь

Сокращение расходной части государственного бюджета 2002 года, более понятное под названием секвестр, надвигается с суровой неизбежностью. Существуют три варианта, как выпутаться из сложившейся ситуации: срочно занять денег, заставить парламент проголосовать за уменьшение расходов или ничего не делать вообще. Все они нереальны. Правда, есть еще один выход, почти фокус, нечто среднее между банальным печатанием денег и неординарным самообманом…

Как это начиналось

Реально секвестр бюджета начался еще летом, в тот момент, когда Кабмин временно (т.е. на все время), на август-сентябрь текущего года, ограничил расходы госбюджета-2002 на сумму более 2 млрд. грн. Министр финансов Игорь Юшко уточнял, что такие лимиты, в частности, касаются финансирования "ряда программ" и просил не называть их секвестром.

Затем о том, что государственный бюджет 2002 года требует немедленного секвестирования, заявил председатель совета Национального банка Анатолий Гальчинский. Он заявил, что в этом году в бюджетной сфере "творится буквально вакханалия". И сославшись на данные министра финансов, сообщил сенсационную новость, что при плановых доходах в размере 42 млрд. грн. госбюджет за 8 месяцев получил 22 млрд. грн., а до конца года увеличит эту цифру лишь до 34 млрд. грн. "То есть, 42 минус 34 – это цифра проблемы", – съехидничал в адрес правительства Гальчинский.

Основной причиной "бюджетной вакханалии" глава совета НБУ назвал тогда нереальность госбюджета. "По сути, в 2001 году госбюджет без спецфонда был 29 млрд. грн., а на этот год – 42 млрд. грн. Понимаете, это чушь собачья, это просто не ложится ни в какие рамки при плане роста ВВП на 6%", – сказал он.

Учитывая, что существует общее мнение, будто господин Гальчинский выражает мнение президента, слова секвестр перестали бояться. Более того, вспомнили, что в 1998 году Украина провела официальное секвестирование бюджета, которое просто не заметили на фоне мирового финансового кризиса. Поэтому главный спор возник не вокруг того, делать или не делать, а на предмет, кто возьмет на себя ответственность за неприятное "секвестровое" дело.

Кошелек или обрезание

Как уже было сказано выше, секвестр требует специального решения Верховной Рады, и совершенно очевидно, что ВР в нынешней политико-экономической ситуации не будет брать на себя ответственность за столь непопулярный шаг и не проголосует за правительственные предложения. Сразу возникнет дилемма, какую статью "обрезать", а какую оставить. Не случайно со времени принятия ющенковским правительством пресловутого постановления, позволяющего закупать служебные автомобили не дороже 500 тыс. грн., бытует шутка, что единственной защищенной статьей бюджета является та, где записана сумма на покупку автомобилей органами власти. Все остальные можно сокращать…

Есть второй вариант, который лоббировал главный финансист Украины Игорь Юшко: Кабинет министров одобряет и направляет в парламент законопроект о внесении изменений в закон о госбюджете на 2002 год в части увеличения размеров госдолга и разрешает проведение государственного займа на внутреннем рынке в текущем году на 2,5 млрд. грн.

Идея Юшко заключается в том, чтобы срочность займов определял именно минфин, а форма "одалживания" представляла собой выпуск гособлигаций со сроком погашения 1,5 года. Как у многих инициатив Юшко, у этой есть существенный недостаток – она совершенно нереальна. Во-первых, будет очень трудно заставить отечественные банки (займ-то внутренний) купить облигации. Во-вторых, сам министр, оценивая шансы законопроекта в Верховной Раде, сказал нечто пессимистическое, типа: "Сложно комментировать, особенно с учетом всех обстоятельств, которые сейчас господствуют в парламенте. Но ничего нового мы не придумаем…". Что касается последнего пассажа, то здесь Игорь Олегович умышленно либо случайно слукавил. Нечто новое есть, и выглядит оно следующим образом…

"Новая секвесторная мысль" представляет собой гибрид предложения министра экономики и евроинтеграции Александра Шлапака (провести эмиссию на 3 млрд. грн.) и горячего желания Игоря Юшко заставить банки вложить деньги в ОВГЗ. Суть хитрости в том, чтобы выдать банкам государственные кредиты из новонапечатанных на "станке" денег и заставить за эти кредиты купить ОВГЗ. Другими словами, банки получают от НБУ деньги и тут же передают их в долг минфину, чтобы закрыть бюджетную дырку. Вполне законная и реальная идея, к тому же не требуется согласие "политически-шарахнутого" парламента. Спросите, почему НБУ не может самостоятельно одолжить деньги правительству? Да потому, что закон запрещает Центробанку напрямую финансировать дефицит госбюджета.

Судя по тому, что представители экономического блока правительства начали поговаривать о том, что у банков проблема – некуда девать деньги, и они прямо горят желанием вложить их в госбумаги, подобный путь латания дырки бюджета уже негласно принят как основной.

Вместо послесловия

Как заметил, комментируя в интервью "Версиям" вышеизложенную ситуацию, известный экономист Виктор Суслов, секвестр является лишь видимым айсбергом проблемы определения скрытого и реального размера дефицита бюджета. "У нас никогда не учитывались реальные размеры бюджетного дефицита. Задолженности по зарплатам в бюджетных организациях, невозврат НДС экспортерам и кредиторская задолженность бюджетных организаций в 2,2 млрд. грн. перед предприятиями, оказывающими им услуги (например, коммунальниками) – это и есть срытый дефицит бюджета".

Более того, парадоксально, но идея бездифицитного бюджета – это еще один вариант скрытого дефицита: простого уменьшения расходов на определенную сумму. Разница лишь в том, что в бюджете-2002 записано около 49 млрд. грн. расходов и 4 млрд. грн. – официального дефицита; а в проекте на следующий год, который формально считается бездифицитным, величина расходов по некоторым статьям меньше, чем в 2002 году и составляет 47,943 млрд. грн. Другими словами, при росте ВВП и улучшении экономической ситуации государство урезает расходы.

Однако самый большой парадокс, на который обратил внимание Виктор Суслов, заключается в несоответствии либерального по своей сути бюджета провозглашаемой идее бюджета социального. В Украине через бюджет перераспределяется всего 25,3% валового внутреннего продукта, составляющего 247 млрд. грн. (напоминаю, что ВВП – это совокупная стоимость всех товаров и услуг, произведенных в течение года на территории страны).

По словам господина Суслова, это один из самых низких в Европе уровней перераспределения ВВП, поскольку страны, где высокая степень социальной защиты и у власти, как правило, пребывают социал-демократы (например, в Швеции), через бюджет перераспределяется около 50% ВВП. Получается, что украинский бюджет соответствует аналогам в странах с полностью либеральной экономикой и другой системой заботы государства о гражданах, базирующейся на низких налогах и принципах самовыживания и автостраховок. Правда, в нашем случае о низком уровне налогообложения речь не идет. Скорее – об очень избирательном подходе к налогоплательщику, при котором налоговое бремя тянут на себе "избранные" бедолаги. А много счастливчиков не платят налоги или получают из бюджета возмещения того же НДС на фиктивный экспорт (о чем говорил в интервью "Киевскому Телеграфу" председатель бюджетного комитета Петр Порошенко). Поэтому, бюджетный дефицит будет беспокоить власть признаками "секвесторной болезни" ровно столько, сколько мы будем распоряжаться государственными финансами, как сказал тот же Порошенко, на "выпуклый морской глаз"…