Недра по разрешению

26 сентября Кабинет министров создал межведомственную комиссию, которая будет в конкурсном порядке определять владельцев специальных разрешений на пользование нефтегазоносными недрами страны. Главой комиссии назначен первый вице-премьер Олег Дубина. Таким образом внедрено в жизнь положение ст. 11 закона "О нефти и газе": документа, который прошел горнило вето и стал объектом супержесткого противостояния на политическом Олимпе.

Дискуссия полномочий

Согласно постановлению правительства, комиссия, как постоянно действующий орган Кабмина, будет согласовывать условия проведения конкурсов, разработанные министерством экологии и природных ресурсов, а также проводить дополнительную экспертизу материалов, поданных претендентами на получение разрешений. Кроме того, комиссия будет определять тех, кто сможет воспользоваться недрами для добычи нефти и газа (что особо интересно). Решение комиссионеры будут принимать открытым голосованием, а в случае равного распределения голосов решающим будет мнение председателя комиссии. То есть Олега Викторовича Дубины. Последнее обстоятельство можно считать очередной победой первого вице-премьера в перманентной дискуссии, кому какие властные полномочия и должностные нагрузки достанутся. Предыдущим успехом Дубины на данном "направлении" можно считать его избрание главой Наблюдательного совета "Ощадбанка" (вместо эсдека Игоря Плужникова) и осуществленную по его инициативе смену руководства банка.

Что же касается комиссии по выдаче "счастливых билетов" на нефтегазовом поприще, то еще 11 января 2002 года президент подписал распоряжение "О Комиссии по проверке эффективности эксплуатации месторождений нефти и природного газа в Украине", в полномочия которой входили те же самые разработки предложений по совершенствованию системы государственного регулирования пользования нефтегазоносными недрами, а также "проверки выполнения субъектами хозяйствования условий лицензирования". Комиссию возглавил заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Сергей Тулуб. Сейчас, с появлением комиссии Дубины, поле деятельности комиссии Тулуба значительно сокращается, даже если сама комиссия формально не прекращает работу. Впрочем, по-другому быть и не могло: выдавать лицензии на пользование недрами СНБО никак не может. Другое дело, что, учитывая расплывчатые формулировки закона, целый ряд ведомств надеялись, что "доходное дело" поручат им.

Законодательный аспект

Кстати, о законе. Впервые Верховная Рада приняла его 14.07.2000 г., но президент наложил вето, мотивируя свое решение противоречием данного документа действующему законодательству, в частности, законам о трубопроводном транспорте. 18.01.2001 г. парламент не смог преодолеть вето президента или принять его в новой редакции. Но 12.07.2001 г. закон в новой редакции все-таки был принят с учетом предложений президента. "Ушли" некоторые особо спорные нормы, в частности, предусматривающие предварительное согласование получения лицензии на добычу нефти и газа.

Если же говорить о самом документе, то закон ввел важную норму, что пользование нефтегазоносными недрами происходит по специальному разрешению, которое получается на конкурсной основе. Субъекты предпринимательской деятельности, которые осуществляют добычу, транспортировку нефти и газа, признанные в установленном порядке монополистами на рынках нефти и газа, не могут прекращать свою деятельность или уменьшать ее объем с целью создания дефицита нефти или газа, если необходимость такого ограничения не установлена действующим законодательством. Все оперативные команды и распоряжения государственного предприятия, осуществляющего диспетчерское управление в соответствии с законодательством Украины, подлежат беспрекословному выполнению всеми субъектами предпринимательства, объекты которых подключены к Единой газотранспортной системе Украины. На пользование нефтегазоносными недрами предоставляются несколько видов специальных разрешений: на геологическое изучение недр; на добычу нефти и газа; на строительство и эксплуатацию подземных хранилищ нефти или газа.

Ни для кого не секрет, что закон "О нефти и газе" был плодом лоббистских усилий депутата прошлого созыва Романа Дияка. Злопыхатели не замедлили поднять шум о полной несогласованности его текста с законом "О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности". Юристы утверждали, что, как это ни парадоксально звучит, но предоставление специальных разрешений на пользование нефтегазоносными недрами является незаконным изъятием из режима лицензирования. В конце концов, после доработки и многоступенчатых кулуарных договоренностей он вступил в действие и стал основанием для учреждения комиссии под руководством Дубины.

Нефтяной аспект

Как сообщает пресс-служба Кабмина, в настоящее время в Украине ведутся "активные работы по наращиванию собственной ресурсной базы". В качестве примера приводится сдача в эксплуатацию Восточно-Казантипского газового месторождения, ориентировочные запасы которого превышают 20 млрд. кубометров. Также припоминается, что компания "Укргаздобыча" в 2001 году увеличила объемы поисково-разведочного бурения в пять раз по сравнению с 1990 годом – почти до 145 тыс. м. А количество введенных в эксплуатацию новых скважин возросло с 41 в 1998 году до 90 – в минувшем. Вместе с тем из 314 известных месторождений нефти и газа около 80% отнесены к т.н. труднодоступным: другими словами, их трудно разрабатывать по технологиям, традиционным для Украины.

В среднем крупнейшее нефтедобывающее предприятие Украины – "Укрнефть", куда входят 30 производственных и обслуживающих подразделений и на долю которой приходится 93,5% добычи нефти и 18,5% добычи природного газа в Украине, извлекает из родных недр 2, 7 млн. тонн нефти и около 3 млрд. куб. м. газа. Периодически возникают слухи о том, что заново исследовано, например, Решетняковское месторождение и там обнаружен "полный Кувейт". Но очень быстро выясняется, что это весьма заметное преувеличение. В целом же Украина питается на треть собственной нефтью и чуть-чуть – газом. Зато количеству нефтегазодобывающих управлений позавидовал бы богатый "черным золотом" Татарстан: В западном регионе – это "Долинанефтегаз", "Надвирнанефтегаз" и "Бориславнефтегаз"; на востоке – "Полтаванефтегаз", "Черниговнефтегаз" и "Охтырканефтегаз"; в Крыму "Черноморнефтегаз" под пристальным наблюдением Игоря Франчука. И все они хотят иметь разрешение покопаться в недрах. А кроме того, есть много "молодых и рвучих" коммерческих структур, которые уже освоили отдельные скважины и не собираются с них уходить. К чему это я веду? К тому, что работа у Олега Дубины будет непростой, напряженной, но, как всякая работа с людьми, чрезвычайно познавательной…