Над границей тучи ходят хмуро…

11 сентября, в годовщину терактов в Соединенных Штатах, президент Владимир Путин сделал заявление, от которого бросило в дрожь президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, грузинских политиков и немногочисленных союзников Тбилиси: если Грузия не сможет создать зону безопасности на грузино-российской границе, то Россия оставляет за собой право на самооборону. Слова российского президента фактически означают, что военным дан карт-бланш, и в случае необходимости они смогут бомбить "места сосредоточения чеченских боевиков" в Панкисском ущелье…

С первой реакцией грузин на заявление российского президента читатели "Версий" уже могли ознакомиться в материале "Военно-грузинская дорога" . К сказанному можно только добавить, что спустя несколько часов в Тбилиси прошло заседание Совета национальной безопасности.

О том, какие на нем были приняты решения, грузины особо не распространялись. Лишь спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе сказала журналистам, что в случае осуществления Россией силовых действий в отношении Грузии, в частности, бомбардировки ее территории, президент Эдуард Шеварднадзе поднимет вопрос о выводе российских миротворцев из зоны грузино-абхазского конфликта.

Кроме того, по словам Бурджанадзе, на заседании СНБ было решено активизировать антикриминальную операцию в Панкисском ущелье и завершить ее в кратчайшие сроки, а также продолжить контакты с Россией на всех уровнях.

После того, как Москва и Тбилиси обменялись заявлениями, обе стороны замерли в ожидании дальнейшего развития ситуации. И очередной ход, что очевидно, должны будут сделать россияне. Именно он покажет, были ли слова Путина блефом, призванным только оказать давление на грузин, чтобы те начали "зачистку" Панкиси, или реальными планами начать спецоперации в ущелье.

Очередное обострение отношений Москвы и Тбилиси поставило Киев в непростое положение. С одной стороны, украинское руководство имеет тесные личные контакты с грузинским. Две страны – партнеры в ГУУАМ, сообща участвуют в некоторых энергетических проектах. Да и грузины рассчитывают на поддержку: без этого им будет крайне тяжело противостоять россиянам в дипломатических схватках. Все это по совокупности просто-таки обязывает официальный Киев принять сторону Тбилиси. Иначе Украина сдаст свои позиции в Грузии…

С другой стороны, все хорошо понимают, что уровень зависимости официального Киева от Москвы таковой, что украинское руководство не может позволить себе занять жесткую позицию и громко заявить о своей поддержке грузин.

В результате, в четверг МИД делает заявление, в котором Киев декларирует свою традиционную позицию: обеспокоенность развитием ситуации в Панкисском ущелье – призыв к переговорам, соблюдению норм и принципов международного права – поддержка территориальной целостности и суверенитета Грузии. Новизной стало предложение Украиной посреднических услуг.

Но нужно ли Москве и Тбилиси посредничество Киева? Ведь третья сторона появляется там, где обе конфликтующие стороны готовы пойти на компромисс.

В отличие от Тбилиси, Москва, идущая на обострение ситуации, сейчас менее всего нуждается в посредниках: они лишние в ее планах по отношению к Грузии. А речь идет не только о том, чтобы перекрыть пути проникновения чеченских боевиков с территории Грузии в Чечню, но и предотвратить закрепление в Грузии американцев. И фон, на котором россияне могут реализовать свою политику, довольно благоприятен. Не случайно, Путин выбрал для своего заявления именно день 11 сентября, который прочно ассоциируется с терроризмом и борьбой с ним.

Как это ни печально, но складывается впечатление, что предложение посреднических услуг – это выход, скорее, не столько для Грузии и России, сколько для самой Украины, которой как-то необходимо выкрутится из сложившейся ситуации – сохранить свое реноме в Грузии и не разругаться с Россией…