Доходное место Нацбанка

О том, что НБУ и минфин умеют спорить, известно давно. Самый громкий конфликт был в 2001 году и касался отказа финансового ведомства обслуживать свои долги по ОВГЗ перед Нацбанком. Теперь новое недоразумение и вновь на почве денег. В этот раз минфин забирает в бюджет больше доходов, чем заработал Нацбанк. Возможно, потому что никто точно не знает, сколько зарабатывает банк и сколько он расходует на свои нужды.

Суть конфликта

Как заявил председатель НБУ Владимир Стельмах на специально созванной пресс-конференции, выполнение записанного в проекте бюджета на 2003 год требования к Национальному банку перечислить в казну 700 млн. грн. является абсолютно нереалистичным в связи с отсутствием у его ведомства прибыли в нынешнем году (согласно законодательству, в бюджет направляется сумма превышения доходов Нацбанка над расходами в соответствии со сметой, утвержденной Советом Нацбанка).

"Я не могу заплатить, коль у нас этого нет, даже если это предусмотрено в проекте госбюджета", – сказал Владимир Семенович и горестно вздохнул. По его словам, Центробанк в июне предупредил правительство и Верховную Раду, что госбюджет-2003 не должен рассчитывать на перечисление средств от Нацбанка, так как смета НБУ в текущем году сбалансирована с нулевым сальдо, преимущественно из-за реструктуризации и отсрочки по уплате долгов и дефляции. Кроме того, это требование министра финансов Игоря Юшко противоречит закону о Национальном банке и Бюджетному кодексу.

Глава Нацбанка подчеркнул, что в проекте госбюджета-2003 средства от НБУ должны быть переданы для выплат в счет компенсации вкладов в Сбербанке (500 млн. грн.) и пострадавшим в Чернобыльской катастрофе (200 млн. грн.). "Я расцениваю это, как попытку создать скандал вокруг Нацбанка и как политическую провокацию", – заявил Стельмах. И добавил, что в случае невыплаты этих средств основная вина будет возложена на НБУ: "Придет вкладчик в "Ощадбанк", а ему скажут, что Нацбанк не дал денег".

Далее Стельмах критиковал правительство и министерство финансов за то, что Нацбанк долго не мог получить в официальном порядке проект госбюджета на 2003 год. А также перечислял другие точки столкновения между ним и Юшко.

В текущем году НБУ должен перечислить в госбюджет 200 млн. грн., которые будут направлены на техническое переоснащение угледобывающих шахт (160 млн. грн.), санаторно-курортное оздоровление инвалидов (5 млн. грн.) и обеспечение их протезно-ортопедическими изделиями (35 млн. грн.). Однако, по данным Стельмаха, в феврале он перечислил в госбюджет 192 млн. грн. Что же касается будущего года, то Нацбанк предполагает увеличить свои доходы на 6,2% – до 1318,2 млн. грн., составив смету с превышением доходов над расходами в размере 25 млн. грн.

Непримиримые коллеги

Как уже было сказано выше, конфликты Нацбанка с минфином происходят перманентно и большей частью в начале бюджетного года. Однако с приходом в руководство Совета НБУ советника президента Анатолия Гальчинского эти противоречия приобрели характер макроэкономической дискуссии. В последнее время Гальчинский, претендующий на роль экономического идеолога в окружении первого лица страны и явно испытывающий двойственные чувства по отношению к металлургу Юшко (чей опыт работы в банке не отягощен академическим образованием в финансовой сфере), начал "наезжать" на правительство по-крупному. На пресс-конференции он заявил, что государственный бюджет 2002 года требует немедленного секвестирования с тем, чтобы сохранить рост экономики в следующем году. Глава совета Нацбанка заявил в несвойственной ему резкой форме, что в бюджетной сфере "творится буквально вакханалия". И, сославшись на данные министра финансов, которые тот обнародовал на совещании по проблемам бюджета у президента, сообщил, что при плановых доходах в размере 42 млрд. грн. госбюджет за 8 месяцев получил 22 млрд. грн., а до конца года увеличит эту цифру лишь до 34 млрд. грн.

Еще одной причиной разногласий правительства и Нацбанка являются прогнозные показатели, которые они рассчитывают каждый по своей методике (плюс еще минэкономики со своим научным институтом). Например, Совет Национального банка прогнозирует рост ВВП в 2002 году на уровне 4,8-5,2% против прогнозируемых Кабмином 6%. Об этом тоже говорил Анатолий Гальчинский. Причем, говоря это, он заметил, что рост ВВП в 2003 году замедлится из-за снижения объемов инвестиций в украинскую экономику в 2002 году, поскольку этот рост с начала года составил всего 3,5%, в то время как в прошлом году цифра достигала 17,2%. "Это наиболее слабая позиция нынешнего года – деньги проедаются, а не инвестируются", – сказал глава совета НБУ.

Самое интересное в данной дискуссии, что прогнозы НБУ совпадают с выводами МВФ и это дает Стельмаху и Гальчинскому дополнительный аргумент в споре с Юшко. Споре вокруг денег.

Уроки расточительности

Ситуация с доходами Нацбанка покрыта мраком неизвестности по двум причинам, связанным между собой: Нацбанк, согласно профильному закону, не является налогоплательщиком и поэтому не подлежит проверкам со стороны ГНА. А КРУ последний раз крупно интересовалась его делами по поручению парламента еще в 1997 году. Поскольку в бюджет перечисляется лишь сумма превышения доходов над расходами, у Нацбанка есть соблазн настолько увеличить расходы, чтобы они съели все заработанное за год. Не удивительно, что главное банковское учреждение страны не раз ловили на излишней расточительности (особенно любит это делать председатель Счетной палаты Валентин Симоненко). Говорят, специалисты Счетной палаты уже давно пытаются подсчитать, например, размер прибыли, которую получает Нацбанк от выпуска денег, продажи юбилейных монет (в среднем ежегодно только по международным контрактам их реализуется на $100 тыс.), изготовления голограмм и так далее. Но закон "О государственной тайне" (ст.6 п.2) не допускает такого любопытства. Вместе с тем, по мнению специалистов, с 1994 года, когда была введена в действие Банкнотная фабрика НБУ, а затем создан Банкнотно-монетный двор (БМД), банк заработал колоссальные деньги на (простите за тавтологию) печатании денег. Дело в том, что сеньоральный доход, то есть разница между стоимостью изготовления денег и реальной ценностью приобретаемой за номинал (с учетом изъятия из оборотов ветхих купюр и за вычетом инкассаторских расходов) составляет около 200-300 млн. грн. в год. И эти доходы остаются Нацбанку, а не переходят в бюджет, в то время как во многих странах монетные дворы находятся в распоряжении минфина либо правительства и платят налоги. Не случайно, на почве заказов, которые получает БМД, существует еще один долгоиграющий конфликт между Нацбанком и минфином, имеющим, кстати, аналогичное структурное подразделение – Госзнак. И усиливает подозрение минфина в том, что деньги у Нацбанка на самом деле есть. Просто он их слишком активно тратит на собственные нужды, а не на цели, запланированные минфином с подачи парламентских и правительственных лоббистов. Собственно, в этом и есть суть притирок, которые наблюдатели фиксируют ежегодно.