Страшилка для нечистоплотных политиков

Прибывший в Украину с недельным визитом шеф отдела экономической преступности управления уголовных вопросов правового директората Совета Европы Александр Сегер довольно лояльно отозвался о законопроекте, направленном на борьбу с отмыванием денег. Но по всему видно, что Украину это не спасет от пинков со стороны Запада. Дело идет к санкциям. И, возможно, именно потому в кулуарах власти стали поговаривать о создании милой сердцу иностранцев структуры с условным названием Национальный антикоррупционный центр, которая раздует очистительный пожар в рядах высокопоставленного чиновничества.

Любопытство господина Сегера

Группа экспертов Совета Европы начала свои встречи с представителями министерства иностранных дел, министерства юстиции, Национального банка, министерства внутренних дел, Генеральной прокуратуры и Ассоциации украинских банков. Также эксперты планируют обсудить с депутатами Верховной Рады законопроект о противодействии легализации преступных доходов, который украинский парламент намерен рассмотреть осенью, и провести семинар в минфине. "Евроотмывальщики" (не путать с экспертами FATF) назвали законопроект "О предупреждении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем" в целом приемлемым и свидетельством того, что в Украине есть понимание, какие меры необходимо принять для борьбы с отмыванием денег. Кроме этого, Сегер подчеркнул, что до принятия законопроекта для Евросоюза остается достаточно много "открытых вопросов" в отношении украинской системы борьбы с отмыванием денег, в частности, статуса Государственного департамента финансового мониторинга. Наконец, представители Совета Европы одобряют планы Украины обязать банки предоставлять властям данные о сомнительных операциях.

Все те меры Кабмина (законопроект, обязывающий банки предоставлять властям данные о сомнительных операциях; постановление, определяющее критерии сомнительных финансовых операций и т.п.), которые специалисты FATF восприняли более чем скептически, представители Совета Европы одобрили. Впрочем, их одобрение мало повлияет на мнение Международной группы по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег, полученных преступным путем (т.е. FATF), которая в сентябре 2001 года включила Украину в перечень стран, ведущих недостаточную борьбу с отмыванием грязных денег. Известно, что России не помогло выйти из "черного списка" ни принятие закона, ни активные действия комитета по финансовому мониторингу. Поэтому обещания Украины сделать еще что-то в дополнение к тому, что практически не сделано, не меняют решимости обитателей парижской штаб-квартиры FATF ввести для нас дополнительные санкции. FATF и его боевое подразделение – финансовый интерпол "Egmont group” традиционно жаждет "крови" плохих олигархов. И чем ближе к санкциям, тем, говорят, выше готовность ряда должностных лиц заняться имиджево-полезным "кровопусканием".

В поисках "плохишей"

Несмотря на принятие целого ряда нормативных актов, наличие в Уголовном кодексе ст. 209 (легализация денежных средств, полученных преступным путем) и ст. 205 (фиктивное предпринимательство), которые по идее должны были привести к массовому выявлению и наказанию злостных отмывальщиков грязных капиталов, за этот грех пока никого не удалось упечь за решетку. Первая и пока единственная попытка привлечь к ответственности по ст. 209 экс-председателя правления банка "Андреевский" Александра Охрименко с треском провалилась. Более того, выяснилось, что даже должностные лица профильных ведомств весьма приблизительно представляют себе процесс борьбы с превращением плохих денег в хорошие. Не говоря уже о населении, которому значительно больше близки и понятны совсем другие термины. Например, взяточничество, финансовое мошенничество, злоупотребление служебным положением и незаконный протекционизм. Тем более, что доходы от всех этих нехороших деяний тоже имеют свойство легализироваться, а, значит, борьба с отмыванием денег присутствует тут, образно говоря, в "полный рост".

В принципе, поползновения пересажать "великих и могучих" коррупционеров время от времени будоражили умы государственных мужей. Пользуясь ситуацией, что на безрыбье и рак рыба, роль координатора антикоррупционной "чистки" несколько лет назад пытался взять на себя минюст во главе с тогдашним министром Сергеем Головатым. Правда, операция "Чистые руки" (тоже существовавшая лишь на бумаге) не привела к последствиям, которые можно было бы назвать "Быстрые ноги": никто из чиновников не был отправлен в отставку, никто не сбежал. Формально в Украине действует закон "О борьбе с коррупцией", где предусматривается ответственность за получение "должностного вознаграждения" не только в виде денег, но и в виде акций, путевок, товаров ширпотреба и даже… скидок. И сказать, что закон не действует, было бы несправедливо. За последние три года по линии борьбы с коррупцией только силами СБУ (именно это ведомство в основном борется с бедой) было возбуждено около 2 тыс. дел. За злоупотребление властью и служебным положением к уголовной ответственности привлекались чиновники 8 облгосадминистраций, сотрудники таможенных и правоохранительных органов, функционеры ФГИ. Но наверху резких движений не совершалось, чисток, не было.

Сейчас, накануне сентябрьской буржуазной революции и октябрьских санкций FATF самое время подумать о спасении государственного реноме. Для реализации этой светлой задачи есть все (коррупция, угроза санкций, новый, решительный генпрокурор), не хватает только органа. Органа власти, который мог бы заняться выявлением и борьбой с коррупцией. Одно время предполагалось, что функции такого органа будет исполнять Национальное бюро расследований. Но, поскольку средства на его функционирование не выделялись и в штате числились лишь директор (Василий Дурдинец), водитель, помощник и секретарша, Бюро существовало исключительно на бумаге. И так же на бумаге было расформировано.

Еще существует координационный комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, но он не имеет ни следственных функций, ни соответствующего штата. Конечно, можно было бы поручить все это дело то ли Генпрокуратуре, то ли следственному управлению ГНА, но у них так же дел невпроворот, а для добротной имиджевой кампании необходимо заняться созданием отдельной структуры по отлову олигархов-"плохишей". А уж Генпрокуратура потом доведет все эти предварительные проверки до состояния законченного уголовного дела.

Имиджевое место

Дело в том, что в зависимости от целей и размахов предполагаемой шумной борьбы с "плохишами" можно найти и подходящую кандидатуру на еще не созданную должность руководителя центра. Сейчас знающие люди назвали несколько имен, причем, совершенно разных людей. Одни говорят, что имиджевое местечко готовят для экс-министра МВД Юрия Кравченко. При этом идея вроде бы возникла совсем недавно, а раньше Кравченко якобы предлагали должность министра по чрезвычайным ситуациям, вследствие чего Василия Дурдинца пристраивали послом в Венгрию. Теперь, когда министерский пост отпал, Василий Васильевич смело опроверг информацию о своем предполагаемом дипломатическом назначении. Еще одна версия, что борьбу с коррупцией и преступлениями в экономической сфере поручат нынешнему советнику премьера и бывшему председателю следственной комиссии по Нацбанку Виктору Суслову. Говорят, что разговоры о таком назначении стали причиной, по которой Суслов наотрез отказался от хлебной должности торгового представителя Украины в Бразилии. Все-таки у парламентского следователя, которого в результате многоходовой комбинации типа договоренностей Ющенко с донецкими ребятами прокинули на пост руководителя финансовой разведки, руки так и чешутся по заграничным счетам некоторых известных политиков. В конце концов, еще есть призрачная надежда раскрутить "украинского Путина" из одного высокопоставленного и чистого как слеза младенца спецслужбиста. И для старта публичной деятельности ему было бы полезно перейти из закрытого ведомства в подобную имиджевую структуру.

В конце концов, во всем цивилизованном мире борьба с коррупцией финансируется на уровне борьбы с терроризмом или отмыванием грязных денег. Кроме правительственных программ, на это благое дело щедро ссуживают деньги всевозможные организации и фонды. Возможно, я ошибусь, но рвение, с которым г-н Головатый взялся в свое время за "Чистые руки", очень напоминает попытку "откусить" крупный грант. Ведь не секрет, что "Правнича фундація" питалась в основном за счет грантов. Но это так, к слову.

Спектр западных структур, которые занимаются выявлением и оценкой уровня коррупции в различных странах, довольно широк. Это и международная организация "Transperency International", хорошо знакомая читающей публике по ежегодным рейтингам "индекса коррупции", но менее известная в качестве спонсора многочисленных антикоррупционных семинаров. И фонд "Индем", работающий под крылом Совета по внешней и оборонной политике Еврокомиссии, систематизирующей примеры ущерба, наносимого коррупцией. Этот фонд не предоставляет грантов, но охотно нанимает специалистов для исследовательских работ в разрабатываемых странах. Можно также упомянуть малознакомый нам американский институт "Эмеральд", который на деньги правительства США ($730 тыс.) реализовал довольно удачный проект борьбы с коррупцией в ряде российских городов. Официально этот институт привозит специалистов по борьбе с коррупцией из-за рубежа, обучает местных борцов, финансирует создание центров, которые собирают важную информацию о "чиновниках-плохишах" и консультирует честную власть, как их поймать на "горячем". А неофициально, скорее всего, собирает информацию о высокопоставленных коррупционерах для Госдепа. Известно, что в Украине "Эмеральд" только собирается работать: директор института Томас Паркер предпочитает иметь дело с властью, страстно желающей самоочиститься. А уж как обрадуются эксперты FATF, даже и представить трудно.

Таким образом, можно полагать, что деньгами на данное глобальное нововведение нас снабдят. Осталось определить кандидатуры на роль "плохишей".