"Так ты, мил человек, стукачок…"

Политолог-любитель и по совместительству глава парламентского комитета по вопросам свободы слова Николай Томенко решил "замочить в сортире" главного коммуниста Петра Симоненко. Вот так – не больше и не меньше. Причиной такому суровому возмездию, судя по всему, послужил отказ КПУ от участия в проекте "каневская четверка-2".

Напомним, что вчера лидер КПУ объявил: осенняя революция может состояться только при выполнении всеми участниками "четверки" условий коммунистов. И, естественно, под чутким руководством Компартии как руководящей и направляющей силы. О роли и месте лидера "НУ" в этом деле главный коммунист скромно умолчал. Видимо, это сильно оскорбило "НУдистов", и Томенко решил отомстить за честь вождя. Месть его была страшной. В духе адептов учения "мессии" Ющенко. Информационный "терминатор" заложил бывшего уже товарища по оружию, лидера КПУ перед президентом. Проще говоря, Николай Владимирович настучал на главного коммуниста главному чиновнику. Дескать, не с той стороны Вы, Леонид Данилович, беды ждете. Не с Запада придут плохие вести, как Вам внушают, а с Востока, так как Петр Симоненко готовит подпольный коммунистический заговор. Целью его является захват президентского кресла путем обмана главы государства. По мнению Томенко, заявление Петра Симоненко "содержит жесткую, как никогда раньше", критику президента Леонида Кучмы, и свидетельствует, что лидер Коммунистической партии начал президентскую кампанию. Аматор от политологии также пришел к выводу, что Петр Николаевич больше не будет идти на компромисс с властью, поэтому позиция КПУ во время запланированных оппозицией на осень акций протеста будет существенно отличаться от ее позиции во время акции "Украина без Кучмы" в 2001 году.

В общем, Томенко "размазал" главного коммуниста по полной программе. Хотя ничего удивительного в таком подходе нет. Николай Томенко который возвел стукачество (сначала среди журналистов) в принцип, не испытывает никаких моральных терзаний по поводу доносительства на экс-партнера по оппозиционной "четверке". Действительно, почему бы не заложить товарища по оружию? Может, на Банковой за такие сигналы и премии выплачивают? И, наверное, не по 5 же тысяч гривен. В таком случае, кстати, сразу решится проблема выплат журналистам, с которыми глава парламентского комитета обещал рассчитаться за факты выявления цензуры в родных СМИ. А чего, собственно, церемониться, если Петр Николаевич "первый начал". Однако не все так безобидно, как может показаться на первый взгляд. Есть несколько угрожающих нюансов.

Первый. "Перевод стрелок" рассчитан на расшатывание нервов президента. Считается, что Леонид Данилович очень не любит, когда кто-то при живом главе государства начинает строить планы на 2004 год. На этих чувствах и сыграл Николай Томенко, выставив лидера коммунистов главным оппозиционером, который носит за пазухой самый большой антипрезидентский булыжник – главное оружие пролетариата. И не сегодня –завтра полетит этот камень в Леонида Даниловича… А кроме того, "НУдисты" обезопасили себя таким нехитрым способом от подозрений в организации осенних маневров. Действительно, после выхода коммунистов и "БЮТи" из состава "четверки" "НУ" оставалась главным “подстрекателем” анонсированного путча. Чрезвычайно невыгодное положение, к тому же чреватое нехорошими последствиями. Но после того, как Томенко объяснил всем, "кто есть ху” в "четверке", основным вдохновителем осенней революции и соперником президента в 2004 году оказывается Петр Симоненко. Тот самый, который отказывается на данном этапе решать вопрос "относительно любых персоналий на возможных досрочных президентских выборах" и стремится ликвидировать президентский пост путем внесения конституционных изменений. Сразу видно – маскируется, подлец. Ну, ничего, "НУдисты" разоблачили “партизана” и готовы принести президенту в зубах его скальп. Смысл такой “подставы” чрезвычайно прост: президент начинает подозревать в самом страшном П. Симоненко, с которым до сих пор у Банковой получалось неплохо ладить. Вряд ли после такого предупреждения отношения Леонида Даниловича и Петра Николаевича останутся доверительными. Теперь любая инициатива коммунистов будет рассматриваться под другим углом зрения, и они станут попадать “под раздачу” не меньше других.

Второй. Желание отомстить за испытанные в штабе КПУ унижения (выпрашивание автографов для совместных заявлений) взяло верх над всеми остальными чувствами "НУдистов". В результате родился мелкий донос, который адресован лично главе государства. Дескать, смотрите, какие безобразия творятся в стране, дорогой Леонид Данилович. Тут, правда, возникает очень интересный вопрос: а чего это антикучмисты, которые уверяют, что "президенту осталось совсем вот-вот", по поводу и без повода обращаются к Леониду Даниловичу за советом и помощью? Выходит, что власть, о бессилии которой не устают твердить ющенковцы, на самом деле оказывается далеко не импотентствующей… Да и вообще, как-то странно выглядят разборки между членами антивластной коалиции: мало того, что каждый стремится подставить партнера, обвинив его в самом страшном – инициативе осеннего путча, так еще и в качестве арбитра призывается "главный враг" антикучмистов – президент.

Третий. Николай Томенко – это вам не Роман Безсмертный. Не в смысле, что не похож, а просто глава информационного парламентского ведомства входит в ближний – интеллектуальный – круг "мессии", основным качеством которого является отсутствие резких движений. Когда "комиссар" Безсмертный зовет на баррикады, Николай Томенко тихо нашептывает на ухо "мессии": "Витя, зачем драться, когда можно поговорить?". Или еще лучше – договориться. Все-таки опыт главного парламентского бюджетника Порошенко свидетельствует, что с властью всегда можно обсудить наболевшие вопросы. Особенно, если перед этим немного постращать всех своим оппозиционным напором. "Затерроризировал" Порошенко правительство на почве бюджетной резолюции и теперь вот, говорят, присматривается к вице-премьерскому креслу… "Настучали" "НУдисты" на коммунистов, значит Ющенко спокойно может приходить к своему названному отцу и говорить, что он единственный, кто разглядел "волка", прячущегося под красной коммунистической шкуркой. На вручение переходного знамени преемника этот подвиг, конечно, не тянет, но вполне способен обезопасить некоторых "НУдистов" (в том числе и Виктора Андреевича, не говоря уж о его родном брате) от активности Генпрокуратуры. А то, знаете ли, новый генеральный работает, невзирая на лица.

Четвертый. В разоблачительном запале Николай Томенко выдал главную тайну всех "НУдистов", когда заявил, что самая большая мечта Симоненко – "побороться, имея шанс на успех, за президентскую должность". Николай Владимирович уверяет, что лидер КПУ надеется воспользоваться неспособностью власти "раскрутить" в срок более серьезного кандидата от Востока Украины, чем Петр Николаевич, и в результате во втором туре Россия и пропрезидентские политические силы должны будут выбирать между главным коммунистом и "мессией" Ющенко. Неизвестно, думает ли так Петр Николаевич на самом деле, но вот то, что в штабе "мессии" над проблемой формирования такой пары ломают головы аналитики, так это факт. Как известно, у кого что болит, тот о том и говорит. Николай Томенко, например – о Симоненко, как главном спарринг-партнере "мессии", подразумевая, что эта пара будет копировать дуэт-99 “реформатор против красной угрозы”, обычно заканчивающийся в пользу реформатора. В принципе, выход во второй тур Симоненко и Ющенко – единственная для Виктора Андреевича легальная возможность занять кресло номер один. Во всех остальных случаях либо придется договариваться с Кучмой о гарантиях передачи власти именно Ющенко, либо просить поддержки Вашингтона для реализации в Украине “югославского сценария”. И то, и другое одинаково сложно для практического исполнения. В первом случае надо помнить о факторе Медведчука, что делает практически невозможным “преемничество” лидера “НУ”. Во-втором – не забывать, что Запад, в частности, США, не спешит оказывать “оппозиционерам Ющенко” геополитическую поддержку. По крайней мере, на данном этапе. Короче, надо “выгребать” своими силами. Или, говоря словами Жванецкого, изобрести что-нибудь для “внутреннего употребления”.