Патологоанатомы из "Нашей Украины"

В старой доброй Англии самыми веселыми собутыльниками считались заплечных дел мастера. У нас вроде бы круче всех пьют медики, причем, как говорят знающие люди, особенным мастерством пить горькую и даже чистый спирт обладают хирурги, а также их коллеги, имеющие дело с клиентами, которые никуда не торопятся, да и жаловаться не пойдут – с покойничками, то есть патологоанатомы. По мере получения специальности народ матереет буквально на глазах: если на первых курсах в ходе посещений моргов студенты пачками валятся в обмороки, то ближе к концу обучения они по-быстрому перекусывают прямо в пропахших хлороформом залах.

Кроме медиков, специализирующихся на вскрытиях, существует еще несколько категорий людей, не имеющих абсолютно никакого отношения к медицине, чья деятельность, тем не менее, тесно связана с умершими. О составителях некрологов говорить особо нечего: их труд является одним из мрачных и торжественных ритуалов, связанных с проводами тех, кто окончил свой земной путь. Еще одна категория – любители интимных отношений с омертвевшими тканями, также не заслуживает особого внимания: ее представители зовутся некрофилами, и место им в соответствующих лечебных учреждениях. Правда, существует еще одна группа лиц, чрезвычайно озабоченная умершими согражданами, причем не только теми, кто загнулся на больничной койке, но и погибшими в результате различных несчастных случаев. В принципе, называть данных людей больными или извращенцами – занятие довольно стремное: последствия могут быть печальными. Пожалуй, их объединяет одна общая черта – все они имеют определенное отношение к общественно-политической организации под названием "Наша Украина".

Вы не подумайте – от этих людей пахнет не хлороформом, а, как правило, дорогими парфумами, и ходят они не в белых халатах, а в гражданской одежде, преимущественно в не самых дешевых костюмах. Но они чрезвычайно озабочены подозрительными, с их точки зрения, обстоятельствами смерти соотечественников: ходят и говорят о том, что официальные заключения медиков можно, грубо говоря, скрутить в трубочку и засунуть куда подальше. По глубокому убеждению "НУдистов", следует создавать комиссии по расследованию обстоятельств всех подозрительных смертей. Даже если попытаться вспомнить список людей, чьи смерти не дают покоя "НУдистам", так сказать, навскидку, перечень получится довольно внушительным. Вячеслав Чорновил (лидер НРУ, погиб в автокатастрофе в марте 1999 года), Георгий Гонгадзе (редактор интернет-издания "Украинская правда", чей труп в ноябре 2000 года был найден в Тараще), Александр Емец (народный депутат, погиб в автокатастрофе), Игорь Александров (руководитель телекомпании "ТОР", насмерть забит битами в июле прошлого года), Валерий Малев (глава корпорации "Укрспецэкспорт", погиб в автокатастрофе в марте нынешнего года), Николай Шкрибляк (баллотировался в народные депутаты при поддержке СДПУ(о), расстрелян из автомата 30 марта нынешнего года), Олег Олексенко (народный депутат, член фракции "Наша Украина", умер в минувшую пятницу в возрасте 39 лет), Михаил Чекман (мэр Переяслава, погиб в автокатастрофе несколько дней назад), Сергей Вередюк (подозреваемый в убийстве Игоря Александрова, оправдан и освобожден прямо в зале суда, умер в прошлую субботу от сердечной недостаточности)…

Как известно, "НУдисты" настаивают на том, чтобы расследованием всех упомянутых дел занималась одна парламентская комиссия. Принимая во внимание тот факт, что дел, которыми хотят заняться представители "НУ", как минимум, 9 штук, можно предположить, что для окончания их парламентского расследования депутатам-комиссарам не хватит всего срока Верховной Рады четвертого созыва. А если еще учесть то обстоятельство, что данный вид деятельности требует специфической подготовки и навыков, можно только догадываться, к каким выводам придут парламентские комиссары по резонансным делам. В этой связи на ум приходит старая поговорка о том, что пироги, мол, должен печь пирожник, а сапоги тачать – сапожник. То есть, каждый должен заниматься своим делом.

Если же "НУдисты" все-таки добьются объединения всех резонансных дел в ведение одной следственной комиссии ВР, то для создания имитации бурной деятельности им придется просто настаивать на выводах, полностью противоположных тем, которые предоставляют правоохранительные органы и профессиональные патологоанатомы. Или же нанять целую пачку профессиональных же докторов и следователей-важняков, чтобы те помогали депутатам проводить следствие. Иначе парламентариям-комиссарам придется попросту облачиться в белые халаты и самим проводить вскрытия и другие, не менее "приятные" процедуры.