Мирный атом

Почему за последние годы я неоднократно заявлял о необходимости реформирования системы управления ядерной энергетикой страны? Да потому, что этот вопрос для Украины крайне важен: атомная энергетика дает до 45%, а зачастую и до 50% электроэнергии, которая производится в нашей стране. Действительно, нас постигла колоссальная Чернобыльская катастрофа, но в течение уже нескольких лет серьезных аварий на наших атомных станциях нет. Это связано в первую очередь с высокой квалификацией персонала и ответственностью за порученное дело, НАЭК "Энергоатом" серьезно работает над проблемами безопасности. И коэффициент использования установленной мощности на наших атомных станциях уже в течение ряда лет достаточно высокий: это тоже очень важный показатель.

Атомной энергетике надо уделять достаточно серьезное внимание. Президент такое внимание, насколько я знаю, уделяет: поскольку являюсь его советником, то могу утверждать это со всей ответственностью. Но кроме Президента, в этом направлении должна работать большая команда. Создана наблюдательная коллегия НАЭК "Энергоатом" во главе с Андреем Деркачем. Мне кажется, что это полезное и своевременное дело.

Сейчас произошла смена руководства "Энергоатома" — вместо Валерия Недашковского его возглавил Сергей Тулуб, который имеет большой опыт организационной работы, и, я думаю, Недашковский будет продолжать играть определенную роль в атомной энергетике. Надо, чтобы они работали дружно в одной упряжке. Это один аспект. Второй: Украина одна из богатейших в мире стран по залежам природного урана. При этом у нас пока (я подчеркиваю, пока) достаточно хорошая команда ученых из Харькова (где старейший в нашей стране и наиболее авторитетный в области атомной энергетики научный центр — Харьковский физико-технический институт) и Киева. Но у нас до сих пор нет своего топлива! Сейчас в соответствии с указом Президента основано совместное предприятие с участием России, Казахстана и Украины по созданию собственного топлива для атомных станций. Это колоссальное дело, потому что, имея свое топливо, мы будет экономить большие средства.

Ученые сейчас активно обсуждают проблему (и я надеюсь, что она будет решена где-то лет через 15) создания атомных реакторов с физической безопасностью, но это — дело будущего. А дело настоящего — иметь в нашей стране мощную атомную энергетику, потому что три смерти на каждый миллион тонн добытого угля в Украине — слишком высокая цена.

Я несколько раз бывал во Франции. Как известно, Франция — мировой лидер по использованию и эксплуатации атомных станций. Что меня там действительно поразило, так это работа с общественностью. Пропагандой занимаются не профессионалы вроде меня, потому что, крути — не крути, но трудно представить, что такой физик-ядерщик, как ваш покорный слуга, будет объективен. Там пропагандой занимаются врачи и учителя. А жители, проживающие в десятикилометровой зоне станции, платят за электроэнергию с большими скидками. Станция строит дополнительные дороги, новые школы, даже стекло для парников выдает. И чтобы люди не ощущали себя заложниками АЭС, им каждый день дается информация о состоянии дел на станции — за ее достоверность специалисты несут уголовную ответственность. Естественно, все это стоит денег, но эти затраты окупаются тем, что общественность спокойна.

В нашем родном городе Славутиче благодаря мэру Владимиру Удовиченко была проделана колоссальная работа с людьми, и это пока единственный крупный город, где ликвидирована радиофобия. Она была, а сейчас ее нет, потому что людям вовремя раздали приборы, чтобы они сами убедились, что действительно все спокойно. К радиофобии вообще нужно относиться серьезно: мне рассказывали об исключительно физически здоровых людях, которые начинали работать на атомных станциях и скисали не из-за действия радиации, а потому, что находились под психологическим прессом, дескать, что-то может случиться. Эта болезнь есть, и с этим надо считаться.

Но если мы хотим иметь чистый кислород, а не тратить его на производство электроэнергии, скажем, из угля, то атомная энергетика очень даже подходящая вещь.

И еще: это нонсенс, если не сказать трагедия и преступление, когда операторы атомных станций не обеспечены материально. В этом году я имел возможность побывать на Игналинской станции в Литве — там тот же тип реактора, что и в Чернобыле. Так вот, там парламент уже сейчас (а станция действует 15 лет) работает над таким законом: если человек проработает 20 лет на этой атомной станции, его дети получат образование за счет государства, а его пенсия будет не ниже, чем нынешний заработок.

Специалисты — это наш золотой фонд, им надо пятнадцать лет учиться, и еще пять — практиковаться. А их сегодня перекупают, и мы не можем предложить никакой альтернативы. Нам надо создать систему прозрачности, чтобы общество знало, что творится в атомной энергетике. Это — единственный путь.

Мы не можем жить в пещерах. Нам нужна энергия. Надо завершить строительство блоков на Ривненской и Хмельницкой АЭС — тут надежда на Россию, так как это должны быть блоки ее производства. И они были готовы на 95% семь лет тому назад — мы упустили время, сейчас средств потребуется гораздо больше, но все-таки эта достройка обойдется дешевле, чем строительство новой станции.

Я не скрываю, что являюсь сторонником атомной энергетики, кому это не нравится, прошу прощения, но я искренне считаю, что это энергетика будущего.

КОММЕНТАРИЙ

Кабинет министров посчитал целесообразным усилить госконтроль над деятельностью НАЭК путем создания наблюдательной коллегии. В ее состав вошли народные депутаты, члены правительства и представители органов государственного управления, причастных к деятельности предприятий атомной энергетики. Создание такой коллегии полностью отвечает действующему законодательству, а также требованиям, выдвигаемым МАГАТЭ и другими международными организациями по безопасности и контролю деятельности атомных электростанций. Кроме того, это соответствует заданиям, изложенным президентом Леонидом Кучмой в обращении к парламенту: в частности, необходимости создания эффективного и прозрачного энергорынка с гибким совмещением инструментов государственного регулирования и корпоративного управления.

Председателем наблюдательной коллегии НАЭК "Энергоатом" стал народный депутат Андрей Деркач.

— Главная задача наблюдательной коллегии "Энергоатома" — объединить форму государственного и общественного контроля тех проблем, которые могут потенциально нести угрозу безопасности граждан, проживающих на территории Украины, особо сложных объектов хозяйствования, которыми являются в Украине атомные станции. Вопросы, связанные с расследованием их финансово-хозяйственной деятельности, — это прерогатива правительства, для этого будет создана правительственная комиссия, да и в Верховной Раде громадное количество следственных комиссий занимаются неизвестно чем — будет им еще одно задание.

Еще одна задача коллегии — определение стратегии развития атомной энергетики. Здесь следует использовать мировой опыт, объединить усилия прежде всего лидеров в этой сфере — Франции и Германии, а также России, по возможности использовать передовые технологии строительства реакторов, привлекать специалистов: перед нами стоит задача продолжения работы над строительством энергоблоков Ривненской и Хмельницкой АЭС.

Кроме того, очень важным вопросом является сохранение кадрового потенциала. Приблизительно на каждой станции есть около одной тысячи высококвалифицированных специалистов, тех, которые на вес золота. Создать им все условия, чтобы их не перекупали и они не уходили со своей работы, — задача крайне важная.

Главный же вопрос работы АЭС — безопасность: то, что по этому вопросу последние три года финансирование идет ровно на треть от потребностей, — факт вопиющий. Об этом следует знать людям. Предметом обсуждения должны стать и вопросы, связанные со строительством временных хранилищ ядерных отходов, иметь ли нам в Украине замкнутый цикл (производство топлива, отработка, захоронение) или неполностью замкнутый. Это те решения, которые должны быть приняты на уровне всего общества — если мы говорим о европейском подходе и элементах гражданского контроля, то такие решения не могут приниматься единолично чиновником или даже всем Кабинетом министров. Для этого — а каждое решение требует глубокого анализа и реальной экспертной оценки — мы имеем громадную научную базу специалистов, признанных в мире физиков-ядерщиков, других специалистов, в частности геологов, которым придется проверить место каждой из работающих станций на вероятность тектонического разлома.

Словом, нравится это или не нравится кому-то из чиновников, пусть даже самого высокого ранга, отдельным депутатам или бизнесменам, — процесс работы НАЭК "Энергоатом" будет публичным и прозрачным. Ядерный реактор — это не доменная печь, хотя и ее авария страшна последствиями, но пренебрежение к вопросам ядерной безопасности чревато трагедиями миллионов людей как нынешнего, так и будущих поколений.

Нам в Украине это известно, как никому другому.

"Кіевскій Телеграфъ", №22