Статьи
25.08.2003 23:58

Нацбанк в офф-шоре

В преддверии пятилетнего юбилея отечественной валюты возобновилась нескончаемая дискуссия о вариантах украинского валютно-инфляционно-кредитного будущего. Министр финансов Игорь Митюков поклялся в сегодняшней крайней выгодности валютной ревальвации, председатель Нацбанка Владимир Стельмах с ним не согласился, а Президент Леонид Кучма потребовал спокойствия и стабильности национальной денежной единицы. Пик дискуссии совпал с окончанием месяца и сменой тренда на валютном рынке, где доллар наконец-то начал дорожать. Но начиналось все, естественно, с гривни.

Наблюдать за введением в обращение гривни было, с одной стороны, смешно, а с другой — стыдно (за соотечественников) и немного страшно. Сегодня говорят об удивительной прозрачности и организованности мероприятия. Так и было. Виктор Ющенко, бывший в то время главой Национального банка, несколько раз обращался к населению, пытаясь уберечь его от необдуманных действий. Отчасти это ему удалось, но многие все ж таки по врожденной "советской" привычке "руководству" не поверили и начали скупать доллары по запредельному курсу (в сентябре 1996 года на черном рынке один доллар "тянул" на 220 тыс. карбованцев). Несколько позже, отчаянно нуждаясь в отечественной валюте (хотя бы ради простых ежедневных покупок), "недоверчивые" граждане вынуждены были сдавать доллары по курсу 1,76 UAH/USD. Но они, недоверчивые, сами виноваты.

Время шло. За пять лет гривня обрела непростой жизненный опыт, закалилась в валютных ристалищах. Последние год—полтора отечественная валюта, как правило, сопровождается словами "стабильная" и "ревальвация". Если говорить о стабильности, то с особыми комплиментами, в общем-то, спешить не стоит. Хотя бы потому, что за пять лет своей жизни гривня "полегчала" в три раза. Конечно, как "даме", ей диета полезна, но с учетом "дошкольного возраста" и все еще продолжающегося развития юного организма подобные экзерсисы чреваты проблемами со здоровьем. Можно, конечно, утешаться, что соседский рубль за то же время девальвировал аж в пять раз. Да и более серьезная валюта — евро — тоже никак не достигнет паритета с долларом. А можно вспоминать более далекие времена, когда гривня была исключительно золотой и котировалась не в пример выше сегодняшней, бумажной. Причем, металлургия и химия, обеспечивающие нынешнюю валютную стабильность, в те далекие времена отнюдь не блистали. Кстати, интересно все же, почему никто из "юбилейного комитета" не удивляется тому факту, что курс покупки доллара на черном рынке заметно выше официального? Неорганизованные валютчики — меньшие патриоты или большие реалисты?

Человечество по своей натуре, равно как и государство, в котором мы с вами имеем удовольствие проживать, хотят стабильности и покоя. Это только поэты фокусничали в стихах, мол, "просит бури, как будто в бурях есть покой". В жизни же все по-другому: штормов и прочих катаклизмов никто специально не накликает. Примечательно, что поэт-классик, наверняка задумываясь о проблемах стабильности (в государственном масштабе), сочинил замечательную сказку о Золотом петушке. Там Царь Дадон, которого замучили воинственные соседи, заказал одному умнику некое ноу-хау, позволяющее венценосцу "царствовать, лежа на боку". Так вот, похоже, эта история настолько впечатлила украинских современников, что решили "сказку сделать былью". А, собственно, почему бы и нет, особенно в условиях, когда финансовую систему страны замучила нестабильность? Изнуренный борьбой с фирмами-однодневками, обналичивающими астрономические суммы через страны Балтии и другие сомнительные места, Нацбанк придумал своего "Золотого петушка", разработав правила работы на валютном рынке страны. Появилась стабильность. Утечек валюты стало не в пример меньше. Правда, на самом рынке воцарилась скука. Ну и правильно, рынок не театр — зубоскалить и веселиться нечего.

Со временем вышестоящая "организация" придумала еще одно ноу-хау, дополнившее первого "административного петушка". Речь идет об инициированном Кабмином эксперименте в горнометаллургическом комплексе. Суть новации — в приличных льготах, предоставляемых отрасли по части налогообложения. С этой поры наступила эра благоденствия. Несмотря на изрядную энергоемкость, металлургия динамично развивала экспорт, что, естественно, отражалось на валютных поступлениях. Обязательная продажа СКВ, составляющая одну из основ валютного регулирования, в прошлом году привела к избытку долларов. С этим надо было что-то делать. Пытались печатать гривню, но тут же росла инфляция. В отличие от внешнего, внутренний рынок поглотить эмиссию не мог: не хватало мощности. Да и старые минфиновские десятимиллиардные долги висли, как гиря на ноге каторжника. В общем, проблема.

А тем временем отечественная валюта в созданных двумя ноу-хау условиях день ото дня крепчала. Это обеспокоило конкретных исполнителей проекта — экспортеров, терявших выручку "на ровном месте". Впрочем, это казалось мелочью по сравнению с угрозой инфляции. Решено было стерилизовать гривню, заставив комбанки покупать казенные бумаги. Поначалу стерилизация не получалась, поскольку банки, несмотря на агитацию и призывы к сознательности, отказывались покупать казенные бумаги. Тогда Институтская усложнила процесс рефинансирования младших коллег, давая взаймы исключительно под залог облигаций и перекрыв путь Госказначейству на кредитный рынок с его теперь уже не работающими ресурсами.

Семь месяцев "притирки" последнего рационализаторского предложения дали результат: объемы денежной массы (М3) выросли на 4,9 млрд. грн. (15,5%), при этом валютная составляющая МЗ выросла едва ли больше, чем на 700 млн. грн. Наличные вне банков (агрегат М0) увеличились на 2 млрд. грн. (15,6%), а объемы гривневого безнала — на 2,3 млрд. грн. (19,3%). Казалось бы, все пристойно, особенно если не обращать внимания на счета Госказначейства, которое так и осталось "оттертым" от рынка. Между тем именно здесь "мертвый" капитал потяжелел на полтора миллиарда. В результате гривни стало не хватать. Словом, переусердствовали со стерилизацией. Отсюда и сохраняющаяся высокая стоимость коммерческих кредитов (месячный заем обходится в 31—38% годовых), и титанические усилия Кабмина сделать кредиты доступными аграриям. А как же кредитам дешеветь, если гривневый безнал с января вырос на смешную цифру порядка 800 млн. грн.? Именно поэтому, кстати, феноменальный рост отечественного ВВП можно рассматривать как некий аналог "перпетуум-мобиле", невесть откуда черпающего энергию.

К тому же не известно, подсчитывал ли кто-то эффект от незначительного и управляемого Нацбанком ослабления гривни в момент максимальной экспортной активности? Или, скажем, оценивал дополнительные проценты роста отечественного ВВП после снижения НБУ его учетной ставки? Глядишь, может, Украина уже мимо коммунизма пролетела?

Итак, вполне можно утверждать, что стабильность гривни и ее ревальвация явились следствием административного управления валютным рынком страны и льготных условий в экспортно-ориентированных отраслях. И никаких чудес героизма и чудовищного напряга интеллекта. Как, впрочем, и рыночности с соответствующими реформами. Только запреты да льготы. Есть ли риск в этом проекте? Несомненно, и очень большой, ибо, в конечном счете, страна получила прирост ВВП как раз за счет экспорта. А это уже авантюра, поскольку случись динамичное изменение внешней конъюнктуры — и Украина на пороге катастрофы.

Но и это не все. Время, когда руководители валютного рынка "царствовали, лежа на боку", можно смело вычеркнуть из актива финансовой системы. Причина банальна — атрофия, возникающая оттого, что долго не пользуются тем или иным органом. Несколько лет благодаря усилиям Нацбанка страна имела суррогат валютного рынка. Дилерам, то есть элите банковских операций, не надо было думать, творить и пробовать. В итоге деградировал важнейший финансовый инструмент страны. Казалось бы, ничего страшного, обойдемся. Может быть, но как же тогда "ходить" в европы и, не краснея, декламировать успехи рыночных реформ?

Честно говоря, складывается впечатление, что Нацбанк страшно боится нестандартного и творческого в финансовой обыденности. В этом смысле показателен случай с банком "Славянский". Никоим образом не пытаясь оправдать нелегитимную деятельность части его сотрудников, все же напомню, что по итогам непростого 1999 года именно этот кредитно-финансовый институт получил наибольшую прибыль среди коммерческих банков страны. А "убиенный" банк "Украина"? Конечно, здесь история совсем другая, но результат получился сталинский: нет банка — нет проблемы.

Кстати, до недавнего времени все еще жива была надежда на позитивные сдвиги в валютном регулировании. Потом министр финансов Игорь Митюков отказался от своих прежних обещаний отменить, наконец, пресловутое отчисление 1% в Пенсионный фонд от суммы покупки валюты, ювелирных изделий и прочих "излишеств". По последним словам министра, дополнительные поступления в ПФ составляют 1,3 млрд. грн., и в будущем году Минфин предлагает эти поступления использовать для разграничения расходов Пенсионного фонда и госбюджета и увеличения объемов компенсации обесцененных сбережений граждан в бывшем Сбербанке. Напомню, что "однопроцентное" ноу-хау ввели в 1998 году, и оно тут же задвинуло в тень львиную долю операций с наличной валютой. Кстати, по данным самого Нацбанка, Институтская с начала текущего года выкупила $1,325 млрд. Интересно, был ли при этом уплачен процент в ПФ, который, между прочим, составил бы вполне приличную сумму в 71 млн. грн.? Не был? Значит ли это, что в центре столицы мы имеем небольшую офф-шорную зону?

Пример небольшой, но красноречивый, ставящий крест на ожиданиях либерализации валютного регулирования. Складывается впечатление, что время не властно над Нацбанком, занявшим глухую валютную оборону, словно юная Советская Россия в кольце интервентов. А что же делать с потоком сводок Госкомстата, демонстрирующих ошеломляющий успех отечественной экономики, рост благосостояния населения, снижение инфляции? Где же логичное в таких случаях послабление? Неужели Госкомстату не верит уже и Нацбанк?

Нацбанк пока не желает дать вразумительный ответ. Ну и не надо. Намедни ситуация на валютном рынке изменилась, и курс доллара начал расти. Во-первых, такая тенденция опровергла недавние высказывания председателя Нацбанка Владимира Стельмаха, жаловавшегося, что, мол, несмотря на усилия НБУ, рынок каждый день закрепляет гривню на новом, более высоком уровне. Во-вторых, вновь подтверждена давняя догадка о том, что НБУ не совсем контролирует ситуацию, что проявляется в хронической коррекции своей валютно-курсовой политики и "подстраивании" под результаты собственных, не всегда точно предсказуемых, действий и чужих, порой оторванных от действительности, требований. Дальнейшие шаги НБУ будут весьма интересны, поскольку, повторюсь, на рынке уже заметны признаки гривневой девальвации, а Президент буквально на днях снова потребовал стабильности отечественной валюты, причем на фоне снижения инфляции.

"Кiевскiй ТелеграфЪ"
Александр ДМИТРЕНКО, Центр оценки политических рисков

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна