Щука, лебедь, рак…

Сегодня в Ялту слетелись президенты стран-участниц ГУУАМ, неформального объединения, которое, как ожидают, в четверг будет преобразовано в формальное. Однако уже первые слова президентов, произнесенные ими в симферопольском аэропорту сразу же по приезду, продемонстрировали наблюдателям, что лидеры ГУУАМ придерживаются порой диаметрально противоположных взглядов на будущее объединение. Что выглядит еще более удручающе на фоне внутриполитического кризиса, поразившего ряд стран этого объединения, и их все возрастающей зависимости от России.

На саммит в Ялте возлагали большие надежды. Встреча президентов государств ГУУАМ, которая проходит на территории страны, входящей в него, должна была завершиться институциализацией объединения. А это, в свою очередь, позволило бы привлечь к сотрудничеству с ним восточноевропейские государства, через которые гууамовские страны привязывались бы к европейским и евроатлантическим институтам. А ведь именно противодействие российскому доминированию и было одной из негласных целей, которую ставили перед собой в 1997 году создатели ГУУАМ.

Но сегодня, пожалуй, впервые из Кремля не слышно гневных филиппик в адрес ГУУАМ. И это дает основание наблюдателям повторить мысль, высказанную пару месяцев назад: в Белокаменной сегодня перестали смотреть на ГУУАМ как на организацию, которая может противостоять доминированию России на постсоветском пространстве. И, видимо, так случится, что завтра мы станем свидетелями институциализации объединения, которое может повторить судьбу СНГ. Как заметил эксперт Центра Разумкова Валерий Чалый, от того, насколько быстро изменится внутриполитическая и экономическая ситуация в странах объединения, зависит и будущее ГУУАМ и его способность стать эффективным региональным объединением.

Условно можно выделить три группы стран в ГУУАМ.
Первая группа — Грузия, Украина, Азербайджан. Эта группа наиболее сплоченная, в целом имеющая общие экономические цели (в частности, в том, что касается транспортировки каспийской нефти в страны-потребители Центральной Европы) и более других ориентирующаяся на Запад. Ее неформальным лидером является Украина. К сожалению, в последнее время Киев, в силу известных внутриполитических событий, сильно сдал позиции в ГУУАМ. Ныне эксперты говорят о том, что дальнейшее развитие объединения будет зависеть от того, насколько Киев будет активен при укреплении своих лидирующих позиций в нем.

Именно эти страны выступают активными сторонниками привлечения в ГУУАМ стран из Восточной Европы — Болгарии, Румынии, Польши. Именно Киев, Тбилиси и Баку являются наиболее активными сторонниками создания зоны свободной торговли в рамках объединения. (Как ожидается, в Ялте завтра будет подписано соглашение о зоне свободной торговли наряду с Хартией ГУУАМ и ряда других документов, которые обеспечат активизацию торгово-экономических отношений.)

Второй можно выделить Молдову. Когда в 1997 году на постсоветском пространстве появилось такое объединение как ГУАМ, в России его окрестили "троянским конем" в Содружестве. Сегодня роль троянского коня в объединении ГУУАМ выполняет Молдова. Наиболее слабое звено, Кишинев сильнее всех подвержен российскому влиянию, чему особенно способствует пророссийская ориентация молдавского президента Владимира Воронина.

Его инициатива по привлечению в ГУУАМ в качестве наблюдателя России может на корню подорвать само объединение, которое, как бы это ни отрицали официальные лица, является все же альтернативой СНГ, в котором доминирует РФ. Скажем, участие Москвы в ГУААМ по своим гибельным последствиям для объединения можно было бы сравнить с гипотетическим участием России в НАТО или Европейском Союзе. Как можно судить по реплике Алиева ("любое предложение можно обсуждать"), участники первой группы не слишком спешат привлекать Россию.

Одновременно Воронин декларирует свою заинтересованность в ЕврАзЭС, организации, члены которой сегодня входят и в военно-политический союз — Договор о коллективной безопасности, и намекает на то, что не за горами день, когда и Украина заявит о своей готовности присоединиться к Евразийскому союзу. Следует обратить внимание на фразу Воронина о том, что вопрос о членстве в ЕврАзЭС будет обсуждаться и во время саммита. Не исключено, что это может послужить еще одним клином, который вобьют в ГУУАМ.

При этом, как можно судить из реплик Воронина, молдавский лидер не слишком одобрительно относится к идее привлечения к ГУУАМ восточноевропейских стран — Болгарии и Румынии. Да и на сам вопрос институциализации объединения у Воронина, похоже, свой взгляд. "Молдавия не против ГУУАМ и не стремится выходить из этой организации. Но институциализация ГУУАМ без разработки эффективных экономических проектов не имеет смысла и бесперспективна", — заявил Владимир Воронин.

И, наконец, Узбекистан. Узбекистан играет в ГУУАМ важную геополитическую роль, поскольку: а) посредством его участия объединение захватывает и Центральную Азию и б) включается в реализацию проекта по возрождению "Великого шелкового пути". Сегодня Ислам Каримов среди всех президентов стран ГУУАМ занимает наиболее радикальную позицию. И не только в вопросе ЕврАзЭС. По прилету в Симферополь он заявил, что считает преждевременным создание в рамках ГУУАМ зоны свободной торговли. "Мы считаем, что зона свободной торговли должна отрабатываться на уровне экспертов, на уровне конкретных государств, и только после этого можно принимать какие-то решения", — сказал Каримов.

Эти публичные разногласия — верх айсберга различных подходов и взглядов на будущее ГУУАМ. Завтрашний день покажет, насколько президентам гууамовских стран удастся их перебороть во время их двусторонних встреч.