Бойко уполномочен заявить…

Версии.com публикуют полный текст заявления народного депутата, члена Народного Руха Украины Богдана Бойко относительно показаний бывшего офицера СБУ Мельниченко Н.И.

14 декабря 2000 года

Председателю Верховной Рады Украины
Плющу Ивану Степановичу,
Генеральному Прокурору Украины,
депутату Лавриновичу А.


ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый Президиум, уважаемые народные депутаты. Обратиться к вам с данным заявлением меня вынудил эпизод из видеозаписи показаний бывшего офицера СБУ Мельниченко Николая Ивановича, продемонстрированной в зале Верховной Рады Украины 12 декабря 2000 года.
Речь идет о том месте в видеозаписи, где Мельниченко Н. И. утверждал, что якобы в кабинете Президента Украины обсуждался и планировался захват помещения, где временно пребывал Украинский Народный Рух, главой которого на то время был избран Юрий Костенко.
В связи с вышсказанным я обязан заявить следующее:
В указанном помещении на протяжении длительного времени находился Секретариат Народного Руха Украины, главой секретариата которого я был избран на Девятом съезде тогда еще единого НРУ. После раскола и официальной регистрации партии УНР, в которую ни я, ни большинство сотрудников бывшего секретариата не вошли, нами, а именно сотрудниками секретариата Бойко Богданом, Шереметом Олегом, Гринивым Олегом и другими, было принято решение о передаче помещения его владельцу Народному Руху Украины, о чем мы официально поставили в известность руководство НРУ, который и вступил во владение данным помещением.
Я заявляю, что предпринял действия по передаче помещения абсолютно самостоятельно и сознательно, и ни я, ни указанные выше сотрудники секретариата по этому поводу никаких переговоров ни с Президентом, ни с сотрудником его Администрации не вели.
Упоминание данного инцидента на пленке как спланированного Администрацией Президента абсолютно не отвечает реальному положению вещей. Если и по остальным так называемым "фактам", приведенным на пленке, имеется аналогичная доказательная база, то для меня лично они являются фальшивкой, и думаю, они диктовались в неназванной западной стране некоторыми из этого зала.
Я готов по данному эпизоду свидетельствовать в Генеральной Прокуратуре, комиссии Лавриновича или в суде.
И в завершение. Вопреки всей возможной трагичности дела Георгия Гонгадзе, непредвзятый анализ его рассмотрения именно в Верховной Раде Украины наводит на мысль о том, что инициаторы рассмотрения этого вопроса в ВР и последующих событий, как будто знали, как именно это дело будет развиваться и по какому сценарию.
Думается, тут есть над чем поработать Генеральной Прокуратуре.

Б. Бойко