Не делом, а словом

Не делом, а словом

Несколько лет назад довелось услышать цифру, которой поражаюсь до сих пор. В среднем президенты США выполняют свои предвыборные обещания на 12%. Негусто, однако! В Украине же с этим, пожалуй, дело обстоит еще печальнее. Причем касается это не только гарантов Конституции, но и представителей всех без исключения политических сил.

Несколько лет назад довелось услышать цифру, которой поражаюсь до сих пор. В среднем президенты США выполняют свои предвыборные обещания на 12%. Негусто, однако! В Украине же с этим, пожалуй, дело обстоит еще печальнее. Причем касается это не только гарантов Конституции, но и представителей всех без исключения политических сил.

Электоральная целесообразность берет свое — надо обещать то, что в час "Х" заставит избирателя в интимной обстановке избирательной кабинки поставить "галочку" напротив определенной политической партии.

Одним из важнейших предвыборных постулатов нынешнего руководителя Кабмина было обещание как следует разобраться с приватизацией, которую проводил предыдущий состав исполнительной власти, и "по всей строгости революционного времени безжалостно наказать виновных". Отношение к этому было диаметрально противоположным — от полной поддержки до искреннего отторжения. Если посмотреть объективно на эту проблему, заметим, что однозначную оценку таким намерениям Юлии Тимошенко дать нельзя. С одной стороны, реприватизационная риторика еще во время первого прихода Тимошенко во власть нанесла ощутимый урон инвестиционному климату в Украине. С другой — если то или иное крупное предприятие "ушло" из государственной собственности "за копейки" или аукцион был проведен так, что имя его будущего победителя разве что не было заранее вписано в условия приватизационного конкурса, разве это не повод для того, чтобы восстановить справедливость?

Одним из главных предвыборных обещаний Юлии Владимировны, одним из примеров наведения будущего порядка было желание разобраться с процедурой и итогами проведения приватизации одного из крупнейших электрогенерирующих предприятий в Восточной Европе — ОАО "Днепрэнерго". Постараемся сохранить объективность и обойтись без бросания камешков (или булыжников) в огород фигурантов процесса.
Итак, "Днепрэнерго" было приватизировано по специфически известной "долговой" схеме с предварительным объявлением этой компании банкротом. Обсуждать сумму, уплаченную новым совладельцем "Днепрэнерго" за почти 40% акций этого ОАО — компанией ДТЭК, нелегко. Хотя операторы фондового рынка утверждали, что "приватизационная цена" акции не превышает 70% ее рыночной цены. С другой стороны, вряд ли можно однозначно утверждать, что в процессе разгосударствления было полностью соблюдено законодательство Украины. Приведу лишь один пример — статья №34 Закона Украины "О хозяйственных обществах" прямо и однозначно запрещает выпуск акций для покрытия убытков, связанных с хозяйственной деятельностью. Но похоже, что именно это и произошло в случае с дополнительной эмиссией "Днепрэнерго".
В запале предвыборной агитационной риторики Тимошенко посылала электорату четкие и однозначные месседжи — ситуация с "Днепрэнерго" станет предметом судебного разбирательства, результатом которого будет возвращение государственного контроля над этим стратегическим для экономики Украины предприятием. А потом, по аналогии с "Криворожсталью", "Днепрэнерго" будет прозрачно продано с открытых торгов за максимально возможную сумму. После создания коалиции и избрания ее на должность премьер-министра все это было многократно повторено.

И вдруг — удивительный кульбит. В процессе судебного рассмотрения вопроса представитель Кабинета министров отказывается от требований возвратить в госсобственность акции ОАО "Днепрэнерго". Наблюдатели, эксперты, специалисты, да и простые граждане испытывают легкий шок — с чем же связано изменение позиции премьер-министра?

Вообще ситуация экстраординарная. Если бы Тимошенко не изменила свою позицию в отношении допэмиссии акций "Днепрэнерго", она могла бы с полным правом продолжать претендовать на звание "человека слова". Посмотрите на выплаты обесценившихся вкладов в Сбербанке СССР. Будем откровенны — изыскать более 6 миллиардов гривен в столь напряженной ситуации было крайне нелегко. Говорят о том, что пришлось "залезть" в золотовалютные резервы НБУ. Если это правда, то не представляю, какие аргументы Тимошенко привела Стельмаху, чтобы тот разрешил тратить ЗВР! Тем не менее электоральный успех операции "Ощадбанк" не вызывает сомнений даже у противников нынешнего премьера.

Еще одна проблема, куда более серьезная — поставки газа в Украину. Нет, тут тоже все крайне непросто, и мы далеки от того, чтобы поддерживать намерение Тимошенко отказаться от посредника, схема с участием которого дает Украине возможность получать едва ли не самый дешевый газ в Европе (после Беларуси и Армении). Но в любом случае определенного уважения последовательность заслуживает — обещала убрать "РосУкрЭнерго", стремится сдержать слово. Хотя в данном конкретном случае можно с почтением относиться исключительно к последовательности премьера — так как последствия этого шага могут быть непредсказуемыми, и первым из них, скорее всего, станет рост цены природного газа. Однако у той части электората, которая испытывает слепую ненависть к олигархам, Тимошенко явно набрала "вистов".

Почему же по вопросу допэмиссии акций "Днепрэнерго" Тимошенко изменила своему слову? Неужели здесь есть элементарный политический расчет на налаживание связей с бизнесменами из нынешней оппозиции? Или нежелание идти на конфликт с Секретариатом Президента, который также готов закрыть глаза на существующие проблемы вокруг "Днепрэнерго"? Четкого ответа на этот вопрос нет. Тем не менее похоже, что прозвучал первый звонок, на который целевая аудитория — избиратели — обратили внимание. Не осилила Юлия Владимировна роль истинного борца за интересы государства. Как, кстати, и в случае с еще одним вопросом, на котором она делала акцент в предвыборной гонке — о перевыборах мэров в Киеве и Харькове.

Что это — память подвела или не по Сеньке шапка? А так ли уж это важно?! По-настоящему существенно то, что миф о политике, который живет по принципу нерасхождения слова и дела, развенчан. Уверен, что социологи из БЮТ скоро начнут фиксировать падение рейтинга главы правительства. Но не уверен, что им захочется докопаться до истинных причин этого. А ведь все просто — Тимошенко и сама должна понимать, что избиратели не любят, когда не выполняют обещанного. Кстати, ее нынешний политический союзник (временный?) уже обжегся на предвыборном лозунге "не словом, а делом". Но кто у нас привык делать выводы из чужих ошибок?