Судный день

Судный день

Итак, свершилось. В марте истекает трехмесячный срок, определенный Татарстаном для подачи иска по поводу перевода на счет НАК «Нафтогаз Украины» 18,3 процентов акций «Укртатнафты». По большому счету, Россия (в лице компании «Татнефть») будет судиться с Украиной. И не где-нибудь, а в Международном Арбитражном суде при Торговой Палате Стокгольма. Следует понимать так, что российские акционеры отчаялись разрешить конфликт «по-семейному» и полны решимости «возопить к высшим инстанциям».

На что рассчитывает в данной ситуации Кремль – вполне очевидно. А вот чего стоит ждать Украине от Стокгольма? Трудно предсказать, но, вероятно, – ничего хорошего.

Вспомним прецедент, когда под стокгольмский «пресс» попала сама Россия – в истории со швейцарской компанией «Нога». Тогда, по решению все того же Стокгольмского Арбитражного суда, «Ногой» было получено «добро на арест активов Российской Федерации и ряда российских организаций за рубежом в сумме 23 млн. долларов США. Правительство РФ неоднократно доводило до сведения «Ноги» свою готовность рассмотреть возможность удовлетворения ее претензии в связи с решениями Стокгольмского Арбитражного суда, однако «Нога» в полемику вступать отказывалась, предпочитая добиваться односторонних преимуществ в виде ареста активов. Еще бы – имея в кармане столь внушительный документ, отчего бы и не поиграть?! Мытарства затянулись на долгие годы…

Очевидно, нечто аналогичное может произойти и сейчас. Как сообщают в пресс-службе «Татнефти», компания намерена через международные суды добиться возврата от Украины не только акций, но и долгов за поставленную нефть. И это будет не 23 млн. долларов, как в российско-швейцарском случае, а, как минимум, 450 млн. долларов. Насколько объективна и справедлива эта цифра, скажет суд. Но проблем с ней предстоит более чем достаточно.

«Принимая во внимание возможные сценарии развития данной конфликтной ситуации, наиболее вероятным последствием разбирательства по «Укртатнафте» на международном уровне может стать резкое падение инвестиционной привлекательности Украины. Даже если сегодняшняя позиция украинских властей по «спорному» предприятию может быть оправдана с точки зрения «социальной справедливости», впрочем, больше похожей на «революционную необходимость», потенциальный урон экономике страны может во много раз превышать сиюминутную выгоду. В числе вероятных негативных последствий – снижение доверия иностранных партнеров к украинскому государству, и, как следствие, замедление инвестиционной и деловой активности субъектов хозяйствования», – прокомментировал ситуацию нашему изданию старший инвестиционный аналитик финансовой компании «TransEuroCapital» Олсен Торнберг.

И это не все. Ряд опрошенных нами экспертов, хотя пока и не готовы прогнозировать судебные перспективы данного конкретного иска, однако единодушно сходятся в одном: у российской стороны есть определенные рычаги для давления на Украину через международные организации. А обращение президента Татарстана Минтимера Шаймиева к президенту Украины Виктору Ющенко демонстрирует решимость российских политиков отстоять интересы акционеров в этом конфликте.

Настораживает и еще один момент. По результатам состоявшейся месяц назад встречи президентов Украины и России большинство СМИ выразили мнение, что, наконец, найдены абсолютно правильные подходы к наболевшей топливно-энергетической «войне» между двумя странами – в частности, и к ситуации вокруг «Укртатнафты». При этом Виктор Ющенко неоднократно отмечал, что отношения между государствами должны быть равноправными, взаимовыгодными, прозрачными. Однако за последнее время конфликт, вместо того чтобы пойти на убыль, лишь обостряется. Генпрокуратура Украины с удвоенной энергией плодит все новые иски к российским собственникам «Укртатнафты», ставя под вопрос само их право хоть как-то распоряжаться предприятием. А Кабмин под руководством Юлии Тимошенко настаивает на принятии законопроекта, позволяющего, в частности, отменять в одностороннем порядке сделки по приватизации украинских предприятий без возвращения вложенных средств. Собственники в этом случае могут только оспорить решение правительства в суде. Даже обычно корректные в выражениях представители Секретариата президента Украины назвали эти начинания «беспределом»…

Словом, речь идет уже не только об инвестиционной привлекательности страны, не только о систематическом запугивании зарубежного бизнеса – под угрозу попадает сам международный престиж Украины как демократического государства и потенциального члена ЕС. Отсюда вопрос: стоит ли кусок «Укртатнафты» (пусть даже очень желанный для определенной группы лиц кусок) такого риска?
Ответ на него мы получим очень скоро. Но как же досадно будет, если этот ответ прозвучит из Стокгольма…