Чужие войны

Чужие войны

Проблема украинского миротворчества в разрезе государственной политики и государственного же бизнеса вновь обрела актуальность в свете косовских событий. Как известно, 17 марта, во время беспорядков в Косовской Митровице, украинских милиционеров, находящихся в составе миротворческих сил ООН, обстреляли и забросали гранатами.

По одной информации, это произошло при вытеснении сербов из здания суда. По другой – бойцы спецназа из украинского контингента по распоряжению ооновского командования были брошены на протестующих во время стихийной демонстрации. В любом случае наши парни оказались в уникальной по своей неприятности ситуации: славянским миротворцам пришлось сразиться со славянскими демонстрантами. Специалисты предсказывают эскалацию конфликта и возможность его перехода в стадию вооруженного противостояния сторон. Учитывая отмену Сербией въездных вид для граждан России, украинцы и россияне могут оказаться по разные стороны одной баррикады.

Конфликт в Косовской Митровице еще больше укрепил у сербов чувство обиды на несправедливый по отношению к ним западный мир. Все началось с того, что бывшие сотрудники окружного и общинного судов, а также прокуратуры (сербы по национальности) в прошлую пятницу утром захватили здание суда, требуя, чтобы миссия ООН в Косово возвратила им это здание.

Помещение бывшего окружного суда было изъято для нужд миссии ООН в Косово в 1999 году. С тех пор сербы работали в частных зданиях, переделанных под суды Республики Сербия. Они давно выражали по этому поводу недовольство, но всплеск страстей произошел после открытой поддержки ООН независимости Косово, объявленной албанцами. Однако утром 17 марта полиция ООН взяла штурмом здание суда и арестовала более 50 человек, причастных к захвату этого объекта.

По неофициальным данным, основную силовую нагрузку в этом деле приняли на себя бойцы спецназа из украинского контингента, которые были брошены на протестующих сербов «для пресечения беспорядков».

После этой операции у здания суда собрались несколько сотен сербов, между ними и полицейскими начались столкновения. Представителей миротворческого контингента НАТО, которые ранее заблокировали подъезды к захваченному объекту, забросали камнями и петардами. Для разгона протестующих полиция использовала слезоточивый газ. Кроме того, во время транспортировки арестованных по городу от места задержания к месту заключения сербы напала на конвой и отбили собратьев.
Все это – лишь канва событий, которые, по мнению экспертов, накапливаются до уровня критической массы, чтобы стать причиной нового вооруженного противостояния сербов и албанцев. Похоже, что драки хотят обе стороны. Важная деталь: албанская прокуратура назвала одной из основных версий взрывов в субботу на военных складах близ Тираны «действия злоумышленников». Совершенно очевидно, что это камень в огород сербов, и перед правоохранительными органами Албании поставлена задача найти (или хотя бы объявить) диверсантов, которые могли поджечь несколько оставшихся со времен социалистического прошлого снарядов.
Напомню, что первый взрыв произошел на складе в деревне Гердеч (около 12 км к северу от Тираны). Он случился в момент, когда группа из 20 албанских и американских военнослужащих перевозила устаревшие боеприпасы, в том числе артиллерийские снаряды 50-летней давности. После этого детонировали остальные снаряды, и началось, нечто похожее на происшествия в Артемовске и Новобогдановке. С той лишь разницей, что трупов и раненых оказалось значительно больше.

Если правоохранительные органы республики смогут подвести доказательную базу под утверждение о злоумышленниках, да еще и сербских, они получат шанс на поддержку ООН в военно-полицейских действиях против сербов. И тогда украинским милиционерам и солдатам придется участвовать в очень неприятных и непопулярных рейдах против «террористов».

Очевидно, что насилие не останется безответным. Сербия не случайно отменила въездные визы для российских граждан. Эксперты высказывают убеждение, что это подстегнет наших соседей к довольно масштабному участию в защите Сербии с оружием в руках. Другими словами, будет стимулировать добровольцев ехать на славянскую войну. На фоне так называемой «газовой войны» между Украиной и Россией, первый травмированный украинцами россиянин будет поводом к масштабному политическому противостоянию между двумя государствами.

Но это невеселые перспективы. Реальность же такова, что, подрабатывая «пушечным мясом» в миротворческих операциях, мы делаем это не ради идеи (как многие другие страны), а преимущественно из-за денег. Как известно, ООН платит всем "голубым беретам" стандартную зарплату – $1028. Полицейские получают несколько больше. К этой сумме добавляются компенсации за разного рода расходы. Например, за топливо, питание, проживание, транспортировку, амортизацию техники и особо ценные «эксклюзивны». Украина, например, славится своими служебными собаками, которые лучше других ищут наркотики, взрывчатку, берут след, задерживают правонарушителей. В среднем одновременно в Косово работают около сотни украинских псов, компенсация за использование которых, по неофициальной информации, превышает зарплату солдата.

Правда, по той же неофициальной информации, среди украинских милицейских псов в Косово ни одного питомца кинологического центра МВД нет. Это высокопрофессиональные, прекрасно обученные собаки, арендованные в питомниках и у частных лиц-дрессировщиков. За них заплачены большие деньги хозяевам. Последние, кстати, в связи с обострением обстановки, говорят, серьезно обеспокоились за безопасность своих питомцев. И не зря. С момента, когда украинский миротворческий контингент появился в Косово (а это 1 сентября 1999 года), украинские военные были неоднократно вынуждены отражать вооруженные нападения на колонны сербов. Поэтому, если начнется война, украинцы могут попасть в капкан: с одной стороны – албанцы, не простившие им защиты сербов, с другой стороны – сербы, которые не скоро забудут события в Митровице.

Возникает закономерный вопрос: стоит ли игра свеч? Этично ли Украине в этой ситуации присутствовать в Косово? Очевидно, что неэтично. Но, как поясняют специалисты, отказавшись от миротворческой операции в одной горячей точке, мы теряем «подряды» на участие в других проектах. Самыми прибыльными среди которых считаются Либерия и Ливан (в последнем ООН хорошо доплачивает за разминирование).

К сожалению, деньги – это истина, о которой все годы миротворчества мы стесняемся говорить вслух. Осведомленные источники сообщили нам, что в год ООН выплачивает Украине компенсацию за использование миротворцев на уровне примерно $70 млн. Украина расходует на содержание миссий меньше. Скажем, содержание национальной составляющей украинско-польского миротворческого батальона "УкрПолБат" многонациональной бригады "East" сил КФОР в Косово обходится в $3-4 млн. в год. Либерия, понятное дело, стоит нам дороже. Тем не менее «бизнес», если так можно сказать, рентабелен. И как любой прибыльный проект вызывает коммерческие споры.

В частности, есть глубоко «закопанное» недовольство профильных ведомств (МВД и Минобороны) Минфином, который, получая деньги от ООН, отдает их министерствам не полностью, в связи с чем те же поляки получают больше украинцев. И, хотя надо заметить, что ни поляки, ни французы, ни другие «голубые береты» не получают в своих странах статуса участников войны и льготы по получению квартиры, коммунальным платежам и т.д., разговоры о «недооцененности» нашего «пушечного мяса» постоянно идут на разных уровнях. Это, впрочем, не влияет на стремление контрактников и офицеров попасть в контингент. Но и тут присутствует политический момент: как показывают неофициальные социологические исследования, льготы и зарплата в $600-1000 привлекают больше уроженцев западных областей Украины, чем восточных. Это, по мнению политологов, может еще больше расколоть страну по периметру НАТО–Россия–славянское братство.

Стоит ли «престиж страны» и полученные навыки, о которых так часто говорят защитники «миротворческого бизнеса», политического напряжения, экзотических болезней, контрабанды и жизней почти полсотни украинцев, довоевавшихся в чужих конфликтах, – вопрос пока открытый. Будет жаль, если первые сомнения по поводу преимуществ 7-го места в списке самых активных стран-участников «военных экспедиций» появятся одновременно с цинковыми гробами из Косово…