Пиратский беспредел

Пиратский беспредел

Наш МИД так и не смог добиться от французских коллег точного ответа на вопрос, сколько украинцев находится на борту захваченной пиратами четырехпалубной яхты Ponnant. По одним сведениям, это 10 человек, по другим – меньше. Пока пираты не назвали сумму выкупа, но, как показывает практика, обязательно это сделают…

Пока в мире нет более эффективных способов борьбы с пиратами, чем удовлетворение их требований. Правда, Украина, когда в плен попадают ее граждане, вообще ничего не делает, дожидаясь, пока проблемы решатся сами собой…

Круизная 88-метровая яхта Ponnant регулярно выполняет прогулочные круизы по заранее разработанному маршруту. Информация об этих круизах содержится на сайте компании-судновладельца – CMA-CGM, для которой туризм – только незначительная часть морского бизнеса, основанного на грузоперевозках. Средняя стоимость каюты – больше тысячи евро. Всего кают 32, с двумя фойе, баром, рестораном. Яхта шла с Сейшельских островов в Индийском океане в Александрию, откуда должна была отправиться с пассажирами в Валетту (Мальта) 21-22 апреля.

Нападение было совершено 4 апреля в Аденском заливе десятью вооруженными пиратами. Пираты заставили капитана пройти за два дня более 400 километров от места нападения на яхту и встать на якорь у берегов самопровозглашенной Республики Пунтленд на берегу Индийского океана, у города Эйл в 300 км к северу от сомалийской столицы Могадишо. Неподалеку, в районе города Гараад, находится убежище пиратов.

Местная власть не возражает против присутствия подразделений французской армии и готова оказывать содействие в операции по освобождению заложников. Министр информации самопровозглашенной Республики Пунтленд Абдирахман Мохамед Бангах даже сказал, что, по его сведениям, яхту и ее экипаж скоро удастся освободить. Но французские власти так решительно не настроены. Пока их главным достижением является установление контактов с похитителями, которые молчали два дня.

Пообщавшись с пиратами, министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер пессимистично заявил, что "дело обещает быть долгим". И добавил, что "необходимо сделать все возможное, чтобы избежать кровопролития". Ранее министр обороны Эрве Морен подчеркнул, что военная операция для освобождения захваченных людей будет предпринята только в том случае, если при этом можно будет гарантировать их безопасность. Правда, у берегов Сомали пока находится только сторожевой катер военно-морских сил Франции, который, как и вертолет с канадского военного корабля Sharlottown, просто сопровождали яхту на расстоянии. А этого для масштабной спецоперации, к которой французов подталкивают сомалийские власти, явно недостаточно.

Желание Сомали «загрести жар чужими руками» очевидно. В стране 10 лет не существует четкой централизованной власти. Тем более нет ее в регионах, контролируемых пиратами. Доведенные до отчаяния местные жители промышляют грабежами – как на суше, так и на море. Впрочем, по сравнению с другими активными пиратами – индонезийскими и гвинейскими, они хорошо оснащены и знают примитивный набор английских слов. Если в Гвинее, Либерии, Того и Гане пираты настолько бедные, что на абордаж идут по старинке, с ножами для рубки кокосовых орехов и сахарного тростника, то сомалийские преступники передвигаются с помощью быстроходных катеров и владеют всеми видами стрелкового оружия, в том числе гранатометов и пушек. По некоторым сведениям, значительную часть вооружения и экипировки они получают через посредников в Саудовской Аравии. Тем же путем уходит и часть полученных в качестве выкупа денег.
Вообще, пиратство достаточно мало изучено, чтобы точно говорить – стихийно оно или организовано. И кто стоит за той или иной вылазкой разбойников в ярких юбках, набедренных повязках и с новейшим оружием – местный полудикий главарь или ухоженный господин в деловом костюме и с мобильным телефоном, по которому он и управляет дикарями.
Ни разгадать эту загадку, ни вычистить пиратов из их укромных нор пока не удалось никому. Поэтому Международное бюро судоходства ограничилось директивой для капитанов торговых судов – не приближаться к побережью Сомали более чем на 100 морских миль из-за крайней опасности, которую в настоящее время представляет этот регион.

Между тем при составлении маршрута капитаны руководствуются, прежде всего, экономией времени, поэтому на свой страх и риск проводят суда через воды Сомали. Как правило, они делают это не только с ведома, но и по настоянию судовладельца. Однако последний часто открещивается от своих указаний и выставляет виновным экипаж судна. В результате выжившие в жутком плену моряки «наказываются дважды» – им еще и не платят денег за рейс. А иногда требуют погасить часть выкупа.

Кстати, о выкупе. Доходы от пиратской деятельности не столь велики, как у наркодиллеров или сутенеров, но намного больше, чем кажется непосвященным. Только за последнее время в водах Сомали были захвачены десятки кораблей. Практически за все из них приходилось платить выкуп. Но даже если собственники судна отказывались платить, пираты в накладе не оставались и, в качестве пресловутого выкупа, отбирали весь груз.

Что касается суммы выкупа, то сначала пираты, как правило, называют астрономические цифры – сотни тысяч, десятки иногда даже миллионы долларов. Все зависит от ценности груза, стоимости судна и состояния судновладельца. Эксперты предполагают, что самый большой выкуп мог бы фигурировать в деле о нападении пиратов на круизный лайнер с 600 пассажирами на борту в 2005 году. Но кораблю удалось бежать, а нескольких успевших забраться на борт пиратов моряки сбросили за борт.

Аналогично поступили моряки "Серго Закариадзе", когда пираты напали на это российское торговое судно. К судну причалила шлюпка с шестью пиратами. Одновременно десятеро других предприняли попытку атаковать его со стороны причала. Нападавшие забрасывали на палубу абордажные крючья с канатами, по которым карабкались наверх. Моряки перерубили канаты и опрокинули нападавших в море.

В марте 2001 года два рыболовных судна "Горизонт-1" и "Горизонт-2" с экипажем из 10 российских и 20 кенийских граждан были захвачены вооруженной группировкой на юге Сомали в районе порта Кисмайо. В плену моряки пробыли три месяца.

В феврале 2003 года у берегов Сомали пираты попытались захватить российский танкер "Моннерон". Химовоз «Моннерон» с грузом бензина на борту следовал из порта Янбу (Саудовская Аравия) в порт Момбаса (Кения). Пираты открыли по нему огонь из автоматического оружия и произвели три выстрела из гранатометов. После часа преследования пираты были вынуждены прекратить атаки и скрыться.

В апреле 2005 года теплоход «Тим Бак» (флаг Кипра), находящийся под операторством ОАО «Мурманское морское пароходство», подвергся нападению двух быстроходных катеров на переходе от порта Джидда (Саудовская Аравия) до порта Дар-эс-Салам (Танзания) в 60 милях от побережья Сомали. На борту катеров находились пираты, вооруженные автоматическим оружием и гранатометами. Нападавшие предприняли попытку атаковать судно, открыли огонь по нему. В результате предпринятых экипажем действий попытки нападавших проникнуть в судовые помещения оказались безуспешными.

В мае 2006 года произошло нападение пиратов на российский танкер "Шкотово" в 60 милях от западноафриканского порта Конакри (Гвинея). К судну, лежащему в дрейфе, подошли два быстроходных катера. Шесть вооруженных пиратов высадились на борт, забрали судовую кассу и покинули танкер. В момент нападения на борту находилось 19 членов экипажа и переводчик. Никто из членов команды не пострадал.

Куда более тревожная ситуация имела место в том же 2005 году, когда корсары взяли на абордаж украинское торговое судно "Пагания", шедшее из Южноафриканской республики в одно из европейских государств. Практически все члены экипажа "Пагании" являлись гражданами Украины. За освобождение корабля и его команды преступники просили более $700 млн.

Пираты вели себя крайне развязно, угрожали заложникам физической расправой и трижды ходили «расстреливать» капитана. Больше месяца пребывания в плену у пиратов измотали команду, но зато позволили посредникам снизить размеры требуемой выплаты. В конце концов, английская фирма-хозяин корабля выкупила его вместе с командой и грузом железной руды. После возвращения моряков домой Виктор Ющенко наградила капитана орденом за мужество, подчеркнув, что Украина приложила титанические усилия для освобождения своих граждан. Хи-хи три раза: все время, пока английская контора и ее представитель на переговорах с пиратами уговаривало их отпустить корабль, «представители украинского МИДа внимательно изучали сложившуюся ситуацию».

То же самое они делали, когда в гвинейских территориальных водах у западного побережья Африки подвергся нападению танкер "Восточный" под украинским флагом, который принадлежит государственному предприятию "Севастопольский моррыбпорт". К счастью, бедные и неорганизованные гвинейские пираты довольствовались банальным грабежом. Тихоходное украинское судно было задержано вооруженными людьми, которые преследовали его и после обстрела корпуса вынудили остановиться. Cемеро пиратов поднялись на борт судна и под угрозой физической расправы стали требовать у членов экипажа $15 тысяч. Экипаж был вынужден собрать все средства, которые имели в наличие украинские моряки, – около $13 тысяч. Кроме того, бандиты отобрали у моряков два телевизора, радиомагнитолу, радиоприемник и… швартовые концы. Затем пираты покинули судно и исчезли в неизвестном направлении.

Посольство Украины в Гвинее не стало молчать: направило ноту в МИД этой страны с требованием провести тщательное расследование инцидента и наказать преступников, а также принять необходимые меры с целью обеспечения безопасности украинских судов в морской экономической зоне Гвинеи. МИД Гвинеи только пожал плечами…

Понятно, что дипломатические ноты – это не тот способ, которым можно воздействовать на пиратов. В мире существуют полулегальные конторы по оказанию посреднических услуг и передаче денег пиратам. Спецслужбы и полицейские органы не трогают их, поскольку ничего более эффективного пока никто не придумал. В Украине подобных специалистов нет. Вместе с тем нет и того, что сделать гораздо легче – казенной системы юридической адаптации моряков, попавших к пиратам. Скажем, в 2002 году в водах Сомали было захвачено ливанское грузовое судно "Принцесса Сара" с экипажем из 8 украинцев. За освобождение моряков пираты требовали $200 тысяч.

Переговоры вел непосредственно собственник корабля, ливанский бизнесмен Тауфик Исса. Построенное в 1976 году судно (находившееся фактически в аварийном состоянии) попросту не смогло уйти из порта, а соответственно, и избежать неприятностей. Переговоры шли почти два месяца, во время которых наши моряки были закованы в кандалы и содержались в адских условиях.

В конце концов, выкупленный экипаж покинул корабль без денег и личных вещей. Через год моряки подали в Жовтневый районный суд Мариуполя иск к местной крюинговой компании “Азовтехтранс” с требованием выплатить зарплату (суммарно – около $13 тыс.) и возмещение морального ущерба, который они оценили в 60 тысяч гривен.

Исход этого дела автору, увы, неизвестен. Однако очевидно, что власти не поддерживали моряков и не оказывали им никакого содействия. Более того, в Мариуполе больше опасались влияния Тауфика Иссы, чьи адвокаты уже пригрозили Азовскому морскому пароходству в случае попытки поддерживать моряков разорвать контракт в одностороннем порядке и арестовать любое из украинских судов, чем беспокоились за своих людей.

Неудивительно, что в скором времени в индийском порту Тутикорин из-за недоедания скончался от общего истощения моторист судна "Alexander", арестованного вместе с теплоходом "White Clipper". Он не стал жертвой пиратов, но в течение 11 месяцев жил без еды и медикаментов, так как суда оказались под арестом по вине Иссы, который не заплатил портовые сборы.