Каськив: Это была организованная провокация

Каськив: Это была организованная провокация

Народный депутат Украины Владислав Каськив не исключает возможности того, что его недопуск на территорию России может быть связан с запретом на въезд мэра Москвы Юрия Лужкова в Украину.

"Я не исключаю такой возможности, более того, подобная позиция проявлялась в отношении определенных неформальных моментах", - заявил Каськив журналистам в киевском аэропорту Борисполь в четверг.

По словам депутата, российская сторона не предоставляла ему официальной мотивации запрета на въезд.

"Это организованная провокация. Ни одного документа, который бы говорил о причинах запрета на въезд, предоставлено не было", - подчеркнул он.

Политик также сообщил, что еще 12 марта обратился к послу РФ в Украине Виктору Черномырдину с официальным письмом, которым просил дать ему разъяснение о собственном статусе. Однако до сегодняшнего дня, по его словам, ответ не был получен.

Каськив также выразил мнение, что факт его недопуска на российскую территорию свидетельствует о том, "что Российская Федерация не выполнила свои обязательства по отношению "черных списков", о существовании говорили в прошлом году".

По его мнению, в случае подтверждения того, что его не пустили в Россию в связи запретом въезда на украинскую территорию Лужкова, реакция российской стороны "является не адекватной".

"В отличие от Луценко (министр внутренних дел Украины Юрий Луценко), я никаких заявлений, которые ставят под сомнение территориальную целостность РФ или государственный суверенитет не делал", - добавил он.

Каськив отметил, что в отношении мэра Москвы СБУ официально сделала предупреждение перед его приездом в Севастополь. В отношении него самого, подчеркнул депутат, подобных предупреждений не было.

Кроме того, Каськив не исключает возможности, что реакция РФ может быть вызвана внесенной им на рассмотрение парламента проекта постановления о Черноморском флоте. Проект предусматривает выведение флота России с территории Украины "в установленные законом сроки". При этом он обратил внимание, что целью постановления не было стремление продолжить эскалацию конфликта двух стран, "желанием перевести споры в официальную плоскость и создать базу для возможности выведения".