Трупы против инфляции

Трупы против инфляции

Происходящее в стране все больше напоминает состояние идеалистической шизофрении. Не сумев справиться с инфляцией и совладать с дегенеративными процессами в экономике, правительство решило уйти в глухую отрицаловку любого негатива. Инфляции нет – она в нашем сознании. С долларом все ОК, он падает, потому что экономика растет. А вот на шахтах – мрак. Там трупы, много трупов. И все потому, что эти шахты находятся на территории политического влияния «регионалов»…

Есть такой анекдот. Вытащил наркоман крокодила, а тот капризничает. В такси, дескать, не поеду, мне хвост некуда убрать. И в метро не поеду – там душно и народу много. И по асфальту не пойду – лапки сотрутся, я же водоплавающий. Наркоман не выдерживает и говорит: «Слышь, ты, тварь, задрал ваще, я сейчас косяк выкину, и ты исчезнешь…».

Нечто похожее происходит и с системой госуправления. Я вот на днях пошел в магазин мебели купить четыре стула приятелю на новоселье. Отличнейший парень, журналист, своими руками дом возвел. В общем, стулья присмотрел посимпатичнее. Идеальное соотношение цены и качества. Прихожу их выкупать через неделю. Меня спрашивают: «Задаток не оставляли? Тогда берите, но они уже по новой цене». За неделю стулья подорожали на 40% (!!!!).

Ну, ладно без стульев можно прожить. Казахи вон всю жизнь на ковриках едят. И ничего, живы. Но как прожить без хлеба, макарон, мяса, картошки, рыбы, овощей, наконец сала? Все это дорожает каждую неделю и не собирается откатываться назад.
Более того, страшно подумать, что будет с урожаем. После вступления в ВТО Украина не сможет ограничивать аграриев квотовыми барьерами, рано или поздно придется от них полностью отказаться. Виктор Андреевич, лапочка, сегодня на выставке "Агро-2008" прямо заявил, что намерен противодействовать попыткам введения ограничений на экспортную торговлю сельскохозяйственной продукцией. "Это не моя политика. И я буду все делать, чтобы такая политика не продолжалась в государстве в рамках тех компетенций, которые есть у президента", – сказал он. Напомним, что в мае президент приостановил установленную Кабмином квоту на экспорт подсолнечного масла до 1 июля 0,3 млн. тонн, а также продление Кабмином лицензирования экспорта подсолнечного масла до 1 сентября
Что это означает? Что при нынешних ценах на бензин либо мы будем покупать у своих же селян зерно по ценам мировым и выше, либо они все вывезут и продадут там, где дороже. Так что слова заместителя главы Национального банка Александра Савченко о том, что одним из факторов, способствующих дальнейшему замедлению инфляции, является ожидаемый хороший урожай в нынешнем году, нельзя рассматривать всерьез. Да, урожай будет хороший, но инфляцию он не остановит. Более того, возникает большой вопрос: где село возьмет деньги на покупку супердорогого топлива? В банках под большой процент? Или за счет фьючерсных сделок? Тогда, тем более, мы этого зерна не увидим. Зимой придут холода, с ними новые цены на газ и новый виток инфляции. Местные выборы прошли, соответственно цены на коммунальные услуги в любом случае возрастут. Это еще здоровый кусок инфляции.

Что можно ей противопоставить? Грамотную, четко отработанную систему мер. Это адский и крайне неблагодарный труд. Достаточно какого-нибудь внешнего фактора или форс-мажора и все усилия, направленные на борьбу с инфляцией, пойдут прахом.

Памятуя о своем неудачном «первопремьерском» опыте, Тимошенко не стала предпринимать особых усилий для сдерживания роста цен. Она просто велела казначейству заморозить на своих счетах крупную сумму государственных финансов. Движение денег сведено к минимуму. Надежды тех же аграриев на помощь державы в операции по спасению урожая оказались тщетными. А Нацбанк, видя такое дело, чтобы не тратить валютные резервы, перестал выкупать доллар. В результате он упал. Всем стало еще хуже.

И правительству не осталось ничего другого, как доказывать, что на самом деле все просто чудесно. А инфляция? Ее нет, она существует лишь в нашем сознании. Вы будете смеяться, но близкие к правительству псевдо-исследовательские структуры даже организовывают круглые столы на тему о «несуществовании инфляции». Недавно даже приглашали послушать. Подобная трата денег считается вполне оправданной. Юлия Владимировна, как женщина, активно пользующаяся достижениями современной косметологической мысли, знает, как «замолаживать» клиентов.

Ни одна уважающая себя клиника, впаривающая клиентам процедуры по цене от штуки баксов, не скажет даме после процедуры: как скверно вы выглядите, мадам. Напротив, вам предложат волшебное зеркало, которое в специально подобранном освещении покажет меньшее количество морщин на лбу и волосин на подбородке. И вы сразу поверите, что похорошели. Хотя на самом деле, вас мазали смесью детской присыпки с кремом «Боро-плюс», от чего может быть только один эффект – не станет хуже.

В данном случае в роли «косметолога», твердящего о чудесных улучшениях ситуации, выступает Госкомстат. Во главе этого ведомства много лет стоит Александр Осауленко – профессионал с большой буквы. Я бы даже сказал, волшебник. Он ошибся всего один раз, и был тут же уволен. Хорошо выучив урок, Александр Григорьевич, больше не ошибался, и всегда уточнял у очередного правительства, какие показатели они желали бы видеть.

Первые месяцы 2008 года Кабмин, видимо, позволял Госкомстату действовать на свое усмотрение. Поэтому показатели были, мягко говоря, не оптимистические. И вот на днях появились (раньше, чем обычно) данные по итогам мая. Оказалось, что в мае инфляция неимоверным образом сократилась. Правда, кроме Госкомстата, этого никто не заметил.

В целом получилась милая картина. В мае 2008 года потребительские цены повысились только на 1,3%. Цены на продукты питания и безалкогольные напитки выросли на 1,9%, на жилищно-коммунальные услуги снизились на 0,7%, на здравоохранение повысились на 1,7%, на транспорт повысились на 1,9%.

Т.е. инфляции нет, проблем – нет, есть только трупы, но они в Енакиево, а Енакиево – это «вражеская территория». И тут снова возникает вопрос трактовки. Понятно, что каждая человеческая жизнь – это галактика, а размер трагедии нельзя измерять количеством трупов. Поэтому судьба 12-ти горняков, которых продолжают искать под завалами, – сейчас главное, чем должна жить и страна, и власть.

В то же время, как бы это цинично ни звучало, но совершенно очевидно, что правительству выгоднее иметь 12 трупов, чем 12 спасенных горняков. Авария с многочисленными человеческими жертвами позволит начать «поход» против владельцев шахт, обвинять восточно-украинскую элиту в том, что она «гробит людей», и т.д. и т.п.

Неудивительно, что первый вице-премьер-министр Украины Александр Турчинов скорректировал тон, которым принято комментировать ход спасательных работ, и делает упор на трагический исход. «Девять горняков успели сесть в клеть для подъема, но где-то на отметке 120-200 метров от поверхности произошел взрыв, и они оказались в эпицентре взрыва. Клеть сорвало, канат полностью разорвался, и она опрокинулась и упала в зумпф – самую низкую точку шахты – ниже отметки 1 тыс. метров. Он отметил, что "еще три горняка из участка №78 находились на горизонте 1 тысяча метров, где произошел массовый выброс как угля, породы, так и газа. И этих людей, к сожалению, накрыло выбросом»…

Согласен, что перспективы найти горняков живыми, возможно, действительно минимальны, но по существующей этике комментирования подобных ситуаций этого говорить не принято. Тем более высокопоставленному лицу не принято в деталях рассказывать, как людей накрывало взрывом и рвало на куски. К явной трагичности случившегося добавляется еще усугубляющий и нагнетающий эффект комментариев. И не только официальных лиц, но и политиков, близких к БЮТу.

Даже невооруженным глазом просматривается концепция пиар-стратегии, которую можно обозначить так «трупы против инфляции». Инфляции нет, а трупы – есть. С экономикой все хорошо, на шахтах – все плохо.

В этом месте нужно сделать небольшое отступление и отметить, что на шахтах и вправду все плохо. Почти нет сомнений в том, что горняки занимались не работами по устранению замечаний по технике безопасности, содержащихся в предписании Госпромнадзора от 6 июня, а готовили шахту к добыче угля. Это известно со слов выжившего после аварии 23-летнего горного мастера Дмитрия Мытцика. Это доказывает, что руководство шахты лукавит: уголь добывался, несмотря на запрет Госпромнадзора, который даже велел опечатать угледобывающую технику.

Госпромнадзору, можно сказать, повезло: пропиарились в полный рост. А как быть с теми шахтами, где стоит самое совершенное в стране противометановое оборудование, а они все равно взрываются, да еще и с большим количеством жертв (та же шахта им. Засядько)?

Думаю, стоит признать, что в условиях, когда три «посторанжевых» правительства фактически привели Украину к мировым ценам на газ, коксующий уголь является единственным реально альтернативным энергоресурсом в стране. Нефти у нас почти нет, газа – мало, а угля – хоть завались. Более того, рост цен на те же нефть и газ резко повышает спрос на уголь. В связи с чем специалисты говорят: с угольной промышленностью может произойти то же самое, что с сельским хозяйством. Еще несколько лет назад селяне плакались на низкие закупочные цены и нерентабельность производства, вечно сидели в долговой яме, время от времени радуясь списанию долгов. А теперь зерновой бизнес по прибыльности «перебил» нефте- и металлотрейдерство. А благодаря удобно расположенному участку земли можно озолотиться на три поколения вперед.

Украине очень повезло, что она не закрыла шахты, пока газ был по сходной цене. В одном из недавних интервью глава украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов сказал, что «те шахты, которые раньше были нерентабельны, которые закрывались, по сути дела, после того, как они были выработаны наполовину, на 2/3, скоро могут стать опять на вес золота. И угольная отрасль, которая сейчас кажется уже чуть ли не изжившей себя совершенно, может оказаться очень прибыльной…».

Что же нужно сделать, чтобы не гибли горняки? Нужно сделать… выводы. Украина пережила столько аварий, похоронила такое количество безвременно погибших шахтеров, что давно могла понять, из-за чего происходит самое большое количество аварий. Из-за нарушений техники безопасности на предприятиях, на которое шахтеры в большинстве случаев идут сознательно? Тогда работать над этим с утра до вечера, каждый день без выходных. Нет нормального оборудования и денег на него? Приватизация или сдача в аренду шахт при условии их технического переоснащения является выходом. Согласно статистике Минуглепрома, частный сектор украинской угледобычи демонстрирует достаточно уверенную безубыточную и бездотационную работу, производя около 46% товарной угольной продукции, в том числе более 70% коксующихся углей. Объем частных инвестиций в угледобычу, по некоторым оценкам, превысил 2 млрд. грн.

У государства на самом деле много рычагов заинтересовать менеджеров и собственников шахт вкладывать туда деньги. Не нужно прямого финансирования. Создайте льготную среду, дайте преференции тем, кто купил пусть даже новый канат и спецовку, и бизнес сам потянется в модернизацию. Заставьте владельца платить шахтеру за каждый синяк, и он сделает все, чтобы этого синяка не было.

Деньги, которые направляются на дотации шахтерам, разворовываются? С этим тоже можно бороться (если не участвовать «в процессе»).

Просто следует признать, что углепром, питающий в значительной степени экспортные отрасли, не является приоритетом для нынешнего правительства, которое делает ставку на импортеров. И, кроме масштабного пиара, трагедия в Енакиево, к сожалению, никаких последствий не будет иметь.

Что же касается президента, то он давно «отморозился» от грубого материализма и намного глубже, чем Кабмин, ушел в идиллическое состояние. Скажем, в дни, когда Донбасс ждет вестей из взорванной шахты, Виктор Ющенко отбыл с рабочей поездкой в Кировоградскую область, чтобы принять участие в третьем заседании Координационного совета по подготовке мероприятий в связи с 75-й годовщиной Голодомора 1932-1933 годов. Президент также откроет памятник «жертвам Великого Голода» в селе Высокие Байраки под Кировоградом. Комментарии, думаю, излишни.