Пномпень — не пень пнем

Пномпень — не пень пнем

Эта страна и ее столица были знакомы советскому человеку по не очень веселым прибауткам. О стране говорили: "Замучаю, как Пол Пот Кампучию" (было еще одно слово, но мы его упоминать не будем по причине вежливости). А столица так и вообще ставила в тупик заковыристым вопросом: "Чем столица Кампучии отличается от студента-заочника?". Ответ, если уже запамятовали, прост: "Столица Кампучии — Пномпень (тогда название еще писалось через дефис — Пном-Пень), а студент — пень пнем". И не смешно было только кампучийцам, которые жили в то время. К власти в Кампучии пришел режим "красных кхмеров", который затеял "перестройку" собственного народа. Социально-политический эксперимент вылился в откровенный геноцид…

"Красным кхмерам" (это самоназвание коренных кампучийцев) мешало все. В первую очередь, собственные сограждане, которых, по их мнению, было слишком много, и которые были подвержены "вредным влияниям". Поэтому вся страна была превращена в трудовые сельскохозяйственные коммуны с 18—20-часовым рабочим днем. Уничтожали и по национальному признаку, и по социальным параметрам. Были убиты этнические китайцы, вьетнамцы, бывшие представители господствующих классов и даже люди с высшим образованием, большая часть студентов, педагогов и буддийских монахов. Полностью были уничтожены медицина и врачи. 

В стране запретили письменность, деньги, иностранные языки, книги. Вводилась специфическая лексика (революционный новояз): например, граждане были объявлены "инструментами" в руках "Организации", а литературные слова, вплоть до слов "мать" или "отец", заменялись диалектными. Были отменены и стандартные для языков Юго-Восточной Азии формы вежливости. Нельзя было носить очки. Казнь грозила за малейшую провинность: за рождение ребенка без разрешения руководства коммуны, за "ностальгию" по дореволюционным временам, за косой взгляд на стражника, за сорванный с дерева банан, собранный с поля после уборки урожая рис и т. д. Горожан под предлогом "эвакуации от американского наступления" вывозили из городов и размещали в трудовых бараках. И массово убивали: забивали мотыгами, палками и прикладами автоматов, вспарывали животы женщинам, съедая печень и делая лекарство из желчных пузырей, сбрасывали крокодилам, просто расстреливали… 

По различным данным, от 1 до 3 из 6—7 миллионов кампучийцев стали жертвами такого вот "принуждения к социализму" всего за 4 года. В одной из тюрем, в которую была превращена школа, — Туол Сленге — сейчас Музей геноцида: известно, что из 20 тысяч ее узников выжили только 12 человек… 

Ныне эта страна живет новой-старой жизнью — строит свой капитализм. Она вернулась на круги своя даже в названии, став из Кхмерской Республики (под руководством ставленников США), Демократической Кампучии (при "красных кхмерах") и Народной Республики Кампучия (под патронатом Вьетнама) опять Королевством Камбоджа. Руководит ею король Нородом Сиамони, кстати, бывший посол своей страны при ЮНЕСКО... 

…И в самом Пномпене уже более 2 миллионов жителей (седьмая часть населения страны). И красиво там невероятно, и в стране полно всего. Просто непонятно, что 30 лет назад мешало людям жить по-человечески… 


Основное средство передвижения


Туристам можно и пострелять


Школа-тюрьма Туол Сленг


Живая связь истории и модерна


Сейчас кхмеры могут и отдыхать


Красиво. И все!


Благодарят за участие

Фото
Юрия Нагорного