План Пктина-Полсона одобрен

План Пктина-Полсона одобрен

Пока весь мир ждет, поддержит ли конгресс США «план спасения» американских финансов, в России Госдума уже одобрила меры по поддержке отечественных банков и компаний. Только наше спасение очень похоже на дележ золотовалютных резервов, отметили депутаты.

В пятницу депутаты рассмотрели пакет законопроектов, который должен воплотить в жизнь экстренные меры по спасению российской финансовой системы. Законы (всего их два), вместе со всеми сопроводительными документами поместились на 4 листочках и не содержали никаких подробностей по сравнению с предложениями, озвученными в понедельник премьером Владимиром Путиным. Первый документ дает возможность компаниям занимать деньги у ВЭБа, если им нужно расплачиваться по внешним долгам, на это ЦБ выделяет ВЭБу $50 млрд. Второй разрешает Центробанку кредитовать банки без залога на срок до полугода. Лаконичность законопроектов в сочетании с поспешностью их внесения на обсуждение парламента – первое, что возмутило депутатов. Они даже предлагали сразу отправить документы на доработку и снять с повестки дня, однако инициатива не прошла.

«Вот это документ по пакету, который обсуждался в Сенате. Его цена 5% от ВВП США», – сказала первый заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» Оксана Дмитриева, показывая толстенную пачку документов (как сообщалось, «план Полсона» занимает 450 страниц). «А это, – подняла она пару листочков, – 3% от нашего ВВП». И это цена только $50 млрд, которые раздаст Внешэкономбанк, что больше, чем расходы страны на национальную оборону. Остальные меры тянут еще на 4%. «Мы получаем 3 страницы за 2 дня (до пленарного заседания – Газета.Ru) без финансового обоснования, – негодовала депутат. – В законопроекте, который рассматривает Конгресс, все прописано. Где, какие акции, каков контроль, каковы будущие потери, каковы будущие прибыли». «В Америке (…) обсуждается предложение президента уже две недели», – поддержал ее депутат-коммунист Николай Коломейцев, а у нас, напомнил он, проект внес даже не Минфин, а в пожарном порядке депутаты.

Сырой законопроект – источник коррупции, настаивали парламентарии. Так, документ, разрешающий беззалоговые займы банкам, содержит лишь упоминание о том, что они должны иметь кредитный рейтинг, но не указано, какой и чей именно. Решение на этот счет будет принимать совет директоров ЦБ. Такие кредиты депутаты уже обозвали «безвозвратными». «Я хотел бы увидеть заключение антикоррупционного комитета, – заявил Коломейцев.–

Я более циничных законов не видел: из 2 статей и 4 статей. Там написано: своим товарищам раздать без залога $50 млрд. Ничего себе предложение».


На самом деле сумма выданного может быть еще больше: 50 млрд может раздать ВЭБ, а сколько вправе выделять ЦБ банкам, в законопроектах не указано. Так, например, ЦБ вправе заключать с банками соглашения, предусматривающие компенсацию им части убытков, возникших у них в результате сделок по кредитованию на межбанковском рынке других банков, у которых в период действия настоящего ФЗ была отозвана лицензия. Непонятно, что может помешать недобросовестным банкам, пользующимся расположением ЦБ, отдать все имеющееся некому банку-однодневке, обанкротить его, и получить компенсацию ЦБ.

Но председатель регламентного комитета Отари Аршба объяснил, что требовать проверки документов на коррупционоемкость нельзя.

По российским законам, на проект полагается лишь заключение правительства и только в том случае, если он предусматривает рост расходов бюджета. А гигантские суммы, о которых идет речь в антикризисных законах, выделяются не из бюджета, а из золотовалютных резервов страны.


«Не требуется заключение правительства, это раз. И второе, норма о проверке на коррупционную составляющую не является обязательной», – подытожил Аршба. А глава банковского комитета Владислав Резник и вовсе пристыдил коллег. «Наблюдательный совет Внешэкономбанка – это фактически члены правительства, а возглавляет его председатель правительства. Поэтому в отношении того, кому будут даны эти деньги, кто будет их распределять, у вас есть возможность это знать», – объяснил Резник неуместность подозрений в коррупции.

Но сомнения в эффективности мер у депутатов все же остались. «Ведь наша цель не просто раздать деньги», – задал вопрос депутат Валерий Зубов из СР. Но он ошибся – ровно это и значится в пояснительной записке к документу: «Целью законопроекта является предоставление ГК «Банк развития» права предоставлять» компаниям кредиты для погашения старых долгов. «Это будет помощь отдельным крупным структурам, и нет никакой гарантии, что эта избирательная помощь дойдет до предприятий и малых и средних банков, от состояния которых зависит, будет ли разворачиваться кризис», – высказала очередную порцию опасений Дмитриева. «Он не будет работать», – согласился депутат-коммунист Борис Кашин.

«Предлагаю сразу сказать, мы спасем 5% банков, при этом надежность системы упадет во столько-то раз, пусть предъявят расчеты», – поддержал коллег эсер Иван Грачев.


В том, что государство вынуждено в спешке принимать сырые законопроекты, депутаты видят прямую вину правительства. Думать надо было не несколько месяцев, а несколько лет назад, заявила Дмитриева. «Помните дискуссии здесь по поводу размещения средств стабилизационного фонда, – спросила она. – Мы размещали наши средства под 3-4% годовых, а наши предприятия, судя по тому, сколько они задолжали, занимали под 10-11%. При этом говорилось, что мы не можем сами давать в долг нашим предприятиям, потому что не можем предъявлять требования к эффективности, а западные банки заставят принимать эффективные решения. И где эти эффективные решения?

Мы теперь должны гасить долги наших банков и организаций, которые их набрали из-за того, что мы свои деньги стерилизовали и изымали из экономики».


«Когда уничтожались фундаментальные предприятия и научные коллективы, вмешиваться власти не позволяла святость рыночных принципов. Когда мы предлагали кредитовать предприятия реального сектора за счет средств стабилизационного фонда, отказ был также мотивирован нарушением рыночных принципов. Когда обманутые вкладчики перекрывали улицы, их успокаивали неотвратимостью жестких законов рынка. Я уже не говорю об обеспечении вкладов населения и дефолт 1998 года. Но сейчас, когда лопнул надутый властью фондовый пузырь и пострадали заигравшиеся биржевые спекулянты, то президент и премьер-министр забыли о рыночных принципах, – возмущялся коммунист Борис Кашин. – Как можно конструктивно взаимодействовать с властью, которая озабочена в первую очередь благополучием правящих кланов и никаких других принципов экономического поведения не имеет?»

Представители Единой России упытались убедить несогласных, что траты останутся под контролем Госдумы. «Мы всегда можем пригласить представителей правительства и Центробанка сюда на правительственный час и потребовать отчет о действиях», – сказал Резник. Правда, звучало это малоубедительно на фоне того, что два последних приглашения Госдумы глава Минфина Алексей Кудрин проигнорировал: в последний раз обществу депутатов он предпочел конференцию, организованную одним из уважаемых СМИ.

Впрочем, сторонники законопроектов могли бы и вовсе ничего не объяснять. С учетом доли в Думе оппозиционных партий, их выступления стали «ритуальными». Оба проекта были приняты подавляющим большинством голосов.