Последняя газовая война

Последняя газовая война

В то время, когда автор писал эти строки, российский газ мог после возобновления его поставок пройти уже не меньше третьей части территории Украины для того, чтобы в конце концов попасть к европейским потребителям. Но если верить заявлениям руководителей "Газпрома", "Укртрансгаз" не открыл транзитный газопровод в направлении газоизмерительной станции "Суджа". В общем, "веселуха" продолжается.

Хотя после заключения в августе 2004 года договора "Нефтегаза Украины" с "Газпромом" о пятилетнем сроке поставок и транзита газа по неизменной ставке и неизменной цене на газ жить достаточно стабильно можно было, по крайней мере, пять лет. Тем не менее именно Украина потребовала три с половиной года назад пересмотреть условия этого договора. Кстати, премьером тогда была Юлия Тимошенко. 

В январе 2006 года последовало первое крупное отключение газа. С тех пор такая газовая чехарда происходит в новогодние праздники чуть ли не каждый год. В нынешнем конфликте очень сложно обвинить Россию — ведь именно наша страна сформировала долг на сумму около $2 млрд. И при этом не нашла ничего лучшего, нежели погасить его в конце предпоследнего рабочего дня года. А в России до 11 января были каникулы, банковские учреждения не работали. Следовательно, представители "Газпрома" имели все формальные причины для заявлений о том, что денежные средства за потребленный газ из Украины не поступили. 

Считаю, что нет особого смысла в повторении хронологии конфликта — ее чуть ли не наизусть знает едва ли не все взрослое население нашей страны. Кстати, ничего хорошего в этом нет. Если во времена СССР каждый советский гражданин досконально разбирался в трех вещах: политике, футболе и сельском хозяйстве, то, начиная эдак года с 2006-го, вдобавок к унаследованным от СССР знаниям, каждый житель Украины прекрасно понимает все тонкости кухни договорных отношений в сфере газа. 

И это очень плохо, так как подобные вопросы граничат с чем-то интимным, являясь государственной тайной. А у нас разбуди, к примеру, слесаря-сантехника среди ночи — так даже после бурно проведенного вечера он вам точно назовет ставку транзита российского газа по территории Украины в 2005 году. А ежели он употреблял относительно качественные напитки, то и "транзитное плечо" укажет с точностью до километра. Должен заметить, что ничего хорошего в этом нет — "оранжевая" власть цинично превратила решение вопросов о транзите и поставках газа в едва ли не важнейший предмет политического пиара. 

Закончим с лирическими отступлениями. Итак, у наших руководителей был целый год на то, чтобы провести переговоры и договориться о новых условиях, но попрыгунья-стрекоза не только лето красное пропела. 

Очень важным для исследования причин сегодняшнего конфликта стоит признать тот факт, что 2 октября 2008 года премьер-министрами России и Украины был подписан меморандум о принципах газовых взаимоотношений на 2009 год. Автор тогда, честно говоря, понадеялся, что наконец-то проблемы сняты и конфликтов не будет. Единственное, о чем не удалось договориться, это о цене. Но президент Виктор Ющенко вмешался и "спутал карты" своими нереальными $100 за тысячу кубометров газа. 

Правда, спутали карты и мировые нефтяные котировки, потому что нефть начала стремительно падать, и все, что называл "Газпром" в качестве идеи цены для Украины в предыдущие месяцы, которая была основана на $500 для Европы, все это стремительно теряло релевантность. То есть в первом квартале эти сверхвысокие цены на газ действительно сохранятся. Но, вероятнее всего, потом европейские газовые котировки будут падать вслед за нефтяными. Тем не менее в любом случае в октябре прошлого года был намечен выход из проблемной ситуации. И остается только сожалеть о том, что в итоге все это дело превратилось в конфликт. Почему? 

Многие говорят, что едва ли не основная причина задержек с платежами — наличие посредника в лице "РосУкрЭнерго", убрать которого любой ценой вознамерилась премьер Тимошенко. Появление этих посредников в цепочке вроде бы как раз и привело к возникновению массовых неплатежей. "Газпрому" перестали поступать те деньги, которые он мог получать напрямую от "Нефтегаза". Но ведь проблемы с неплатежами существовали и до появления посредника. И сейчас, когда посредник получил $1,5 млрд., не возникло такой критической ситуации, из-за которой прекращены поставки и переговоры о том, что эти деньги просто не пришли в течение трех часов от "Росукрэнерго". То есть данная компания, конечно, создала какие-то транзакционные издержки, но, наверное, ее наличие имело какие-то плюсы: например, одна из самых низких цен на газ в Европе и, что самое главное, — стабильность поставок. 

И все же не наличие посредника стало главной проблемой при прерывании поставок газа. Газпромовские менеджеры знали о "неубиенном" аргументе Украины: "а мы вам перекроем транзит". Этот аргумент был известен опять же с 2006 года. И против этого сказать ничего, кроме "ну перекройте, а мы предупредим Европу, и вы будете с ней разбираться", не могли. Да и, в общем-то, объективно в противовес шантажу "Газпром" ничего не мог сделать. Мало того, он не предполагал задействованности еще одного фантастически нелогичного хода, никому абсолютно не понятного — когда международные сделки вдруг подпадают под юрисдикцию городского суда. В российско-украинских договорах о поставках и транзите газа четко прописано: все споры решаются либо в договорном порядке, либо в Стокгольмском арбитраже. Поэтому Украине явно не стоило выставлять себя на посмешище и просто прерывать выполнение договора по транзиту, который, кстати, не связан с потреблением. В конце концов это разные услуги — газотранспортная отрасль и покупка энергоносителя. 

Такие решения, как упомянутый судебный запрет на транзит российского газа, не красят Украину как страну, которая действительно должна выступать гарантом надежности транзита российского газа в Европу. Кроме того, Украина должным образом не заботится и о надежности функционирования своей газотранспортной системы. Мы видим, что украинские власти действительно пытаются использовать транзит газа в качестве политического рычага давления на Россию ровно так же, как Россия поставки газа использует в качестве политических рычагов. Ничего хорошего в этом нет. Конечно, это повод для европейцев, чтобы надавить на обе страны. 

Также необходимо заметить, что наша страна 2 года назад сделала серьезную ошибку, когда приняла закон о запрете на приватизацию и сдачу в концессию украинской газотранспортной системы. Вероятнее всего, без международных энергетических компаний мы не приведем ее в порядок. В том числе и поэтому Украина проявляет себя в качестве транзитной страны отнюдь не лучшим образом. 

При этом Украина настаивает на том, что транзит прекратил "Газпром". Я не сказал бы, что как российским, так и украинским заявлениям можно на 100% (или даже на 50%) доверять, ведь здесь есть две диаметрально противоположные версии. В этой ситуации необходимо серьезно разобраться: кто перекрывал транзит и кто не делал этого. Хотя "Газпром" сам признал, что прекратил поставки транзитного газа на украинскую границу, что существенно усложнило возможность Украины осуществлять транзит газа в Европу. Ну а украинские энергетические менеджеры, похоже, с радостью "ухватились" за возможность "подставить" "Газпром" в глазах европейских потребителей. Вообще, было бы правильным не бросать голословные обвинения, а все-таки искать какой-то стратегический выход из ситуации, строить нормальные партнерские долгосрочные отношения. 

Кстати, в экспертном сообществе порой возникает следующий вопрос — почему "Газпром" не продает своим западным клиентам газ на границе России, снимая с себя всю головную боль по транзиту, по политической ситуации в Украине, по нашим внутренним экономическим интересам и так далее? 

Да, на самом деле условия поставки газа европейским потребителям, прежде всего западноевропейским, формировались годами, зафиксированы в долгосрочных контрактах, некоторые из них заключались еще в конце 70-х — начале 80-х годов на 20—30 лет. И, собственно, эти контракты были одним из условий вхождения "Газпрома" и тогда еще Советского Союза на европейский рынок. Как "Газпром" делает это технически — исключительно его проблемы, так сложилось исторически. Вероятно, поменять условия этих контрактов будет крайне сложно. 

С другой стороны, многие страны Европы в достаточной степени зависимы от российского газа. И полностью переориентироваться на газ из Норвегии или из Великобритании, либо из стран Магриба, равно как и переходить на альтернативные виды топлива, быстро не получится. Поэтому проблемы транзита российского газа в Европу не утратят актуальности. Но не устала ли Россия от непредсказуемого поведения Украины в вопросах поставки "голубого топлива" европейским потребителям? Уверен, что именно это и произошло. 

В связи с этим появилась версия, что именно окончательная дискредитация Украины как транзитера энергоносителей является одной из целей агрессивной и хорошо продуманной пиар-кампании, которая в исполнении российского руководства сопровождает нынешний "газовый конфликт". Якобы россияне прилагают усилия для реанимации "обходных" газотранспортных проектов. Но здесь тоже следует отделять вымысел от фактов. 

Тот же "Северный поток" часто упоминают как газопровод, который идет в обход Украины, для того чтобы не иметь ставших после "оранжевой" революции традиционными транзитных проблем. Однако "Нордстрим" предназначен для доставки российского газа на совершенно другие рынки. Это рынок Северо-Западной Европы: Великобритания, страны Бенилюкса, Северная Германия, то есть те государства, куда сегодня газ через Украину не поставляется. Через Украину "голубое топливо" идет в Венгрию, Румынию, Болгарию, Словакию, Македонию, Боснию, Северную Италию. Можно, конечно, "законнектить" поставки газа, которые будут идти через "Нордстрим", с Юго-Восточной Европой, регионом, который сегодня страдает от перекрытия транзита топлива по Украине. Но сделать это будет довольно сложно: в Европе дела с газопроводными соединениями обстоят очень плохо, о чем все время заявляет Еврокомиссия. Недавно по техническим причинам немецкие компании отказались реализовать проект газопровода, который связал бы северную часть Германии и возможное место входа "Нордстрима" из Балтики на германскую территорию с южной частью Германии. Кроме того, "Нордстрим" имеет существенно меньшую пропускную способность: две его "ветки" — это 55 млрд. куб. м, а транзит по Украине — это 120—130 млрд. куб. м в год. При этом у "Нордстрима" будут свои потребители, которые почти полностью выберут этот газ в тех местах, где он сегодня поступает из Северного моря. 

Что касается "Южного потока", то здесь стоит отметить один важный момент, который может просто поставить крест на этом проекте. "Южный поток" — это газопровод, который предлагается строить по Черному морю из России прямо в Болгарию в обход Украины, Турции и так далее. Дело в том, что точно так же, как возникла проблема с Балтикой, когда Эстония не разрешила России в своей эксклюзивной зоне проводить "Северный поток", нужно будет проложить "Южный поток" по эксклюзивной морской зоне, которая относится к юрисдикции либо Украины, либо Турции. Турция категорически против "Южного потока". Как отнесется к "Южному потоку" Украина, можно легко предсказать. Поэтому, мне кажется, этот проект, в отличие от "Нордстрима", — как раз еще один из глобальных прожектов, который может не стать реальностью. И самое главное, что российское руководство все это понимает. Следовательно, не стоит зацикливаться на версии о желании России дискредитировать Украину как транзитную страну. Больше, чем мы себя сами дискредитируем в последние годы, не сможет сделать никто другой. 

Как же решить проблемы транзита газа через Украину и поставок российского газа в нашу страну? Пожалуй, было бы логично создать совместную рабочую группу, которая выработала бы долгосрочную формулу цены на российский газ, продаваемый Украине, не привязанной к мировой цене нефти, а более реалистично отражающей стоимость газа с учетом его возможного замещения углем. Формула цены была бы, скорее всего, привязана прежде всего к биржевым котировкам угля, колебания которых в последние годы были не столь резкими, как колебания цен на нефть, а стоимость газа для Украины, думаю, находилась бы на уровне $200—250 за 1000 кубометров. При этом логично разделить цену поставок газа Украине на базовый объем (привязанный по цене к углю) и дополнительные объемы закупок, цена на которые была бы выше и, вероятно, ориентировалась бы на цены европейского спотового рынка газа. 

В обязательном порядке надо бы разработать детальный транзитный контракт, который не содержал бы таких упущений, как отсутствие разбивки длинноинтервальных (годовых) объемов по месяцам, неурегулированность вопроса об источниках поставки газа на украинские газоперекачивающие агрегаты и компрессорные станции, проблемы с международным верифицируемым учетом транзитного газа. 

Хочется надеяться на то, что европейцы окажут давление на нынешнее руководство Украины с целью заставить Киев перестать упорствовать в вопросе о сохранении госконтроля над стремительно деградирующей газотранспортной системой. Была бы логичной передача украинской ГТС в собственность или управление международному консорциуму — это нужно для деполитизации вопроса о газовом транзите с украинской стороны. Если бы примерно такая схема заработала (и еще не примешивалась бы ко всему большая политика), то не было бы никаких конфликтов. По всей видимости, рано или поздно так и будет…

Мнения экспертов

Михаил ЧеЧетов
народный депутат Украины, фракция Партии регионов:
 

— Не думаю, что эта ситуация с газом является следствием неудачной игры Украины против России на понижение цены и повышение транзитных тарифов. Мое мнение: срыв переговоров о подписании контракта на 2009 год, которые были на завершающем этапе, — это заранее спланированная акция технологов Ющенко, направленная против Тимошенко, с целью дискредитировать ее в глазах народа и Кремля. Тимошенко, как водится, переиграла гаранта. Теперь всех собак вешают на него, и он вынужден оправдываться. Но реально виноваты оба: руководство Украины своей грызней загнало страну в геополитический и экономический тупик. Потери от этой аферы колоссальные. 

Во-первых, моральные, имиджевые. Украина покрыла себя позором как страна, не способная работать в рамках общепринятых в цивилизованном мире норм. Впервые к нам приезжают европейские эксперты, чтобы доказать, сколько мы украли газа. Инспекция воровства. О евроинтеграции можно забыть. Обанкротившаяся власть не только заморозила страну, предприятия и дома, но и обрекла будущее поколение на жизнь в условиях политической изоляции. 

Европа четко поняла, что Украина не может быть транзитером, и обходной газопровод таки появится в 2011 году, вследствие чего наша ГТС превратится в груду ржавеющего металла.


Владимир Омельченко эксперт энергетических
программ Центра экономических
и политических исследований
имени Разумкова:
 

— Газотранспортная система (ГТС) Украины создана как единый комплекс, где транзитные трубы связаны с поставками внутри страны. Поэтому технологически невозможно разорвать транзит и внутреннее газоснабжение. ГТС может нормально работать при задействовании только всех составляющих: при транзите в Европу, поставках из внешних источников, добыче природного газа из собственных месторождений, извлечении его из хранилищ. С начала года ГТС лишилась 300 млн. куб. м транзитного газа в сутки и 110 млн. куб. м — для поставок внутренним потребителям. Она заполняется лишь газом украинским и теми объемами, которые закачаны в хранилища. Этого недостаточно для поддержания работы системы в проектных режимах. В результате, несмотря на то, что физических объемов газа у нас достаточно, технологически Украина не может обеспечить нужное давление по всем направлениям. В связи с этим предприятиям уменьшают подачу газа, а некоторые вынуждены полностью приостановить работу. Угроза существует и для коммунального хозяйства, которое официально потребляет газ внутренней добычи: все завязано на одной трубе. С моей точки зрения, для возобновления работы ГТС необходимо срочно вернуть транзит российского газа через Украину и его поставки в Украину. Без этого мы не сможем добиться стандартных технологических режимов и, проще говоря, обеспечить себя газом вне зависимости от того, сколько его закачано в хранилища. Не согласен с мнением, что до конфликта у специалистов были иллюзии на сей счет. Иллюзий не было. Остальное — это политика...

Петр БУРКОВСКИЙ
эксперт Школы политической аналитики при НаУКМА:
 

— Стратегия России основывается на том, что ее аналитики ошиблись в прогнозах цены на нефть и газ на текущий год, в результате чего "Газпром" рискует потерять порядка $20 млрд. А поскольку эти деньги, безусловно, уже заложены в бюджете компании и на них рассчитывают при погашении корпоративного долга "Газпрома", естественно, их нельзя потерять. В решении этой проблемы Россия преследует две цели — получить максимальную прибыль и усилить зависимость платежеспособных стран от поставок российского газа. Во время создания искусственного дефицита газа возникла возможность дискредитировать Украину на международной арене, чем сейчас охотно пользуются. 

Стратегия Украины, к сожалению, не отличается такой стройностью и логичностью по нескольким причинам. Во-первых, наша политическая власть очень фрагментирована и не может выработать единого ответа на претензии России. Во-вторых, очень непростая ситуация сложилась в отношениях "Газпрома", "РосУкрЭнерго" и "Нефтегаза": фактическое банкротство последнего из-за "плодотворной" деятельности двух первых структур привело к тому, что всю прибыль 2008 года "Нефтегаз" должен был пустить на погашение долгов (как своих, так и "РосУкрЭнерго"). Естественно, не мог не возникнуть кассовый разрыв, в результате которого образовались те долги, которыми нас попрекает Россия. 

Что касается пресловутых разбирательств в Международном суде, заявлений об исках со стороны европейских государств — это блеф и политическая пропаганда, поскольку реальных оснований для подобных заявлений у истцов нет. В Украине нет технической возможности блокировать транзит газа, и "недопоставки" — это просто уменьшение экспорта из России, которая планировала дополнить его газом из хранилищ на территории Украины. Однако российского газа на территории нашей страны нет, а есть газ, принадлежащий "РосУкрЭнерго", который украинское правительство не разрешило извлекать по одной простой причине — эта компания до сих пор не рассчиталась с дочерними структурами по многомиллионным долгам. Таким образом получается, что мы имеем полное право этот газ не отдавать (хотя и не использовать!).

Юрий Крайняк
управляющий партнер
юридической компании Jurimex:
 

— С юридической точки зрения, вопросы газового конфликта действительно неоднозначны. Первый вопрос, который возникает, — почему спор относительно контракта на транзит российского газа был решен украинским хозяйственным судом? Если верить опубликованному контракту на транзит газа, то там действительно есть примечание, что споры между его сторонами рассматриваются Арбитражным институтом Стокгольма. Но, как известно, иск в киевский хозсуд подало Минтопэнерго, которое не является стороной контракта и не подписывалось на арбитражное рассмотрение судебных дел, а значит, в соответствии с эсэнговским Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, может обращаться по собственному усмотрению либо в украинский, либо в российский суд. 

Как известно, суд признал недействительными дополнительные соглашения из-за того, что по российско-украинскому соглашению о дополнительных мерах по обеспечению транзита российского природного газа по территории Украины цена на транзит газа должна устанавливаться не на уровне соглашения между "Нефтегазом" и "Газпромом", как это имело место, а на уровне соглашения (протокола) между правительствами Украины и России. Скорее всего, именно из-за несоответствия дополнения к контракту этому порядку установки цены транзита и было вынесено такое решение. 

Если бы "Нефтегаз" обращался с иском (в том числе встречным) к "Газпрому" в шведский арбитраж, этот иск рассматривался бы по шведскому праву. Но вот является ли российско-украинское соглашение частью шведского права, и может ли оно применяться шведским арбитром для признания недействительными контрактов? Здесь скорее нужны специалисты по шведскому законодательству, которых в Украине не так уж и много. Но в любом случае перспективы "Нефтегаза" в шведском арбитраже не самые однозначные. 

Кроме всего прочего, нужно помнить, что вынесенное в Украине судебное решение для признания его в России должно пройти специальную процедуру. При этом российское законодательство допускает отказ в признании решения, вынесенного украинским судом, если это решение "противоречит публичному порядку Российской Федерации". Насколько оно противоречит этому порядку, решает опять же российский суд.


Виктор Воронин
Чрезвычайный и Полномочный
Посланник Украины:
 

— Неадекватное поведение украинского руководства в газовом конфликте поставило крест на евроинтеграционом курсе Украины, и ранее имевшем исключительно декларативный характер. Ведущие государства "старой Европы" окончательно убедились, что "оранжевая" Украина стала серьезнейшим фактором дестабилизации на континенте, и ее непрогнозируемая политика угрожает их интересам. Теперь Германия, Франция и Италия, фактически обладающие в ЕС контрольным пакетом, сделают все возможное, чтобы изолировать украинскую кризисную зону от единой Европы. В полном объеме будут реализованы мероприятия, призванные не допустить дальнейшей зависимости европейских стран от украинско-российских отношений, что приведет к форсированию строительства обходных газотранспортных путей и укреплению как экономических, так и политических позиций России в Европе. Ющенко строил внешнюю политику исключительно на позиционировании Украины как антироссийского санитарного кордона, но в итоге его показная акцентированная русофобия ударила не по интересам России, а по интересам Европы. В 1939 году аналогичная политика привела к государственному краху и разделу санационной Польши...