Сказка для золушки Юли

Сказка для золушки Юли

До чего я люблю эту страну, волею судеб оказавшуюся моей родиной! И особенно люблю процесс решения глобальных проблем с помощью простых семейно-политических технологий. Вот есть такая проблема, как банки. В последнее время они превратились из «кровеносной артерии экономики» в головную боль для власти и западных кредиторов. Кабмин взялся решить это путем рекапитализации. Тут появился президент. И вот, что из этого вышло.

Не буду ничего выдумывать, процитирую уважаемые деловые издания – они знают, что пишут. И потому все чаще упоминают словосочетание «шведская модель» и «шведское счастье». Выглядит это так: «проблема с рекапитализацией украинских банков снова возвращает к жизни идею «шведской модели»… Украинская программа рекапитализации банков пока так и не заработала. Причина – отсутствие средств и нежелание поддерживать акционеров проблемных банков... Станет ли «шведская модель» альтернативным вариантом и поможет ли она расчистить банковские балансы от «плохих» активов?», – вопрошают журналисты.

И тут же находят ответ на вопрос: конечно, да. Что же в такой ситуации делать? Вспомнить Швецию середины 80-х. После дерегулирования финансового рынка в 1985 году в Швеции произошел резкий подъем кредитования, особенно в сфере недвижимости. Низкие процентные ставки и слабый госконтроль привели к избытку сомнительных займов. Активы резко дорожали, а на фоне рецессии 1991-1992 годов начали резко дешеветь. Спад сопровождался волной банкротств и кризисом ликвидности. Тогда убытки банков из-за невозвращенных кредитов составили 12% ВВП. Пять из семи крупнейших банков страны обратились за помощью к государству.

И тогда государство в декабре 1992 года стало поручителем всей банковской системы Швеции, застраховав все обязательства 114 банков, кроме обязательств перед акционерами. В обмен на «плохие» активы государство забирало себе голосующие акции банков. «Мертвые» долги были списаны, остальные проданы. Шведский подход продемонстрировал эффективность. Потратив первоначально около 4% ВВП на спасение (порядка $11 млрд.), позднее государство начало обратную кампанию – приватизацию. В итоге его издержки снизились, по разным оценкам, с 4 до 0-2% ВВП. Ужесточенное с тех пор госрегулирование банковской деятельности позволило шведской экономике без больших потерь пережить нынешний кризис.

А теперь зададимся вопросом: кто продвигает «шведскую модель» в украинскую действительность? Ответ лежит на поверхности: самый шведский банкир Украины Сергей Тигипко. Для этого он даже внедрился в окружение Юлии Тимошенко, с которой имел весьма сдержанные отношения еще со времен комсомольской молодости в Днепропетровске.

Идея славная и пахнет большими деньгами. Гораздо большими, чем простое вице-премьерство в условиях бюджетного кризиса и сомнительных перспектив на президентских выборах Юлии Владимировны (если верить последним социологическим опросам).

Была, правда, одна маленькая проблема: банки – это все-таки парафия президента, он, как говорит Сергей Яременко, патронирует их в порядке хобби. Плюс – контролирует руководство НБУ. Причем, сколько бы мы, журналисты, ни упражнялись в остроумии относительно психического здоровья Владимира Стельмаха, если надо кого-то из банкиров скрутить в бараний рог, дедушка это вполне может сделать.

Посему долгое время оставалась вакантной самая сладкая должность в системе сегодняшней исполнительной власти – главы департамента Минфина по рекапитализации банков. Этому человеку предстоит распределить 44 млрд. грн. (именно такая сумма заложена в бюджете для вхождения государства в капитал проблемных банков) и среди полусотни желающих отобрать десяток счастливчиков. Так что я бы сравнила такую вакансию с «лучшей в мире работой» – директора какого-то острова в Австралии. Виллу не дают, зато это не остров на отшибе, да и коралловые рифы в рабочее время фотографировать не обязательно. Это можно будет делать после рекапитализации первого же банка. Ну, вы меня понимаете.

И вот теперь самое интересное. В СМИ прошла информация, что назначение века состоялось. И прекрасную должность занял приятный молодой человек по имени Теймур Багиров. Естественно (в этом никто не сомневался), он работал с Тигипко в «ТАС-Инвестбанке», а также был знаком с президентом.

По словам нардепа Юрия Полунеева, выполняющего у Юлии Владимировны роль «смотрящего за банками» и возглавляющего следственную комиссию по деятельности НБУ, которая, впрочем, пока никаких сенсационных открытий не сделала, одна из причин назначения Багирова на этот пост – то, что эта фигура устраивает и премьера, и президента. «В таком сложном процессе, как рекапитализация, кандидатурой ответственного лица должны быть удовлетворены все стороны», – сказал он.

Как пояснил нам очень осведомленный источник, посредником в данном назначении выступил Сергей Тигипко. И постарался сделать так, чтобы и президент был удовлетворен, и Юлия Владимировна думала, будто контролирует нового назначенца, и, главное, он сам мог бы войти к Тимуру и дать задание его команде.

«Знаете, как решался этот вопрос? – говорит источник. – Виктору Андреевичу объяснили, что он – царь, у каждого царя есть принц, т.е. дофин, у дофина должна быть принцесса, у принцессы бывает сестра, у сестры муж, у мужа партнер. И почему бы не сделать партнера большим человеком. Тогда и деньги, как бы это правильнее сказать, в семье останутся».

Чтобы персонифицировать сказку, достаточно зайти на сайт компании, откуда пришел во власть новый чиновник, взглянуть на фамилию его компаньона, затем пролистать светские хроники, и все встанет на свои места.

Что же касается Юлии Владимировны, то она верит в другую сказку – о шведской модели, которую ей удастся внедрить в отечественную банковскую систему, спасти последнюю от краха, стать Жанной д’Арк для банкиров и таким образом крупно уделать президента перед выборами. К сожалению, как показывает история, сказка про Жанну д’Арк закончилась печально. Потому, что реальность оказалась совсем не такой, как полагала Орлеанская дева…