Исследование: Подделка научных результатов стала нормой

Исследование: Подделка научных результатов стала нормой

Имидж ученых как бескорыстных непредвзятых искателей истины в последнее время все чаще и чаще нарушают сами ученые. Система рецензирования не всегда срабатывает против талантливых фальсификаторов. Даже в самых престижных журналах, таких как Science, Nature или Physical Review Letters. Волну споров и исследований на эту тему вызвали два последних особенно громких скандала, связанных с именами Ву Сук Хвана и Яна Хендрика Шена.

Как ученые, так и многие СМИ предпочитают считать эти случаи неприятными исключениями. Основывают они свое убеждение на том, что профессия ученого предполагает беспристрастность и критический подход, что несовместимо с подделкой данных. Однако множество прямых опросов ученых позволяют предположить, что известные случаи мошенничества это только вершина айсберга. А большинство мошенничеств в науке остаются нераскрытыми.

Предположения и оценки количества подобных случаев обычно основываются на непрямых данных. К примеру, на официальных отводах научных статей или на воспроизведениях результатов статей из случайной выборки. Подобные методы дают довольно противоречивые результаты. Поэтому многие исследователи напрямую опрашивают ученых из разных областей. Но так как исследователи используют разные методы опросов и по-разному формулируют свои вопросы, их результаты довольно сложно сравнивать между собой, поэтому общая ситуация остается неясной.

Даниэль Фанелли (Daniele Fanelli) из университета Эдинбурга решил восполнить пробел в этой области. Он собрал, систематизировал и обработал с помощью метаанализа более 20 работ, основанных на прямых опросах ученых на тему мошенничества в науке, и представил результаты своей работы в общедоступном журнале PLoS ONE.

Для начала Фанелли разделил примеры мошеннического поведения на те, что влияют на конечное научное знание, и те, что считаются мошенничеством лишь с точки зрения этики (например, плагиат). Из исследований, опубликованных в разных научных журналах, социолог отобрал 21 работу, где в содержании можно было различить примеры научного обмана по выбранным критериям и где результаты удовлетворяли требованиям статистической достоверности.

Обобщение результатов выбранных работ дало неутешительные результаты. Около 2% ученых сообщают, что хотя бы однажды придумывали или фальсифицировали свои данные, чтобы продемонстрировать не реальный, а желаемый результат. Еще 34% ученых сообщили, что единожды или чаще совершали "мелкие" мошенничества: игнорировали значения или данные, которые выпадали из общей концепции исследования, полагаясь на то, что это результат неаккуратно выполненного эксперимента. Или предпочитали не показывать данных, которые ставили под сомнение или опровергали результаты их предыдущих работ.

Результаты опроса ученых об известных им случаях мошенничества коллег также оказались не внушающими оптимизма. О том, что им известен хотя бы один случай крупной намеренной фальсификации, совершенной знакомым исследователем, сообщают 14% опрошенных. А о мелких подтасовках коллег говорят 72% респондентов.

Отобранные работы показали довольно близкие результаты. Фанелли отмечает, что результаты опросов никак не зависят от страны, где работал ученый. Ситуация в разных областях научной деятельности также примерно одинакова, за исключением медицины и фармакологии. Ученые, от результатов работы которых зависит наше здоровье, а порой и жизнь, чаще всего признавались как в своих проступках, так и в том, что им известно о фальсификациях коллег.

Можно, конечно, предположить что медики и фармацевты наиболее открыты и честны в своих ответах. Но возможно и такое, что мошенничество и намеренное искажение или сокрытие результатов наиболее часты именно в этой области. Тогда опасения многих авторитетных ученых в том, что материальная поддержка производителей способствует искажению научных результатов для продвижения новых лекарственных продуктов и медицинских услуг коммерческих компаний, имеют под собой действительные основания.

Даниэль Фанелли считает, что полученные цифры, хоть и шокируют, вероятно, занижены. Вопросы, задававшиеся ученым, довольно деликатны. Более того, вероятно, не все респонденты отвечали честно, особенно на вопросы о собственной практике. Красноречив и тот факт, что в некоторых опросах в конечном итоге заполненные анкеты прислали только 20-25% опрашиваемых респондентов. Правда, к статистике по крупной лжи коллег (14%) социолог предлагает относиться с большим доверием.