Первообличители

Первообличители

В России сложилась не только вертикаль властной коррупции, но и вертикаль борьбы с ней. Коррупцию внутри власти могут изобличать только первые лица. Если же это делают рядовые госслужащие, их слова тут же объявляют клеветой на систему. Реакция на демарш майора милиции Алексея Дымовского, опубликовавшего на сайте dymovskiy.ru свое видеообращение к премьеру Владимиру Путину с резкой критикой руководства УВД Новороссийска и обвинениями в адрес своих непосредственных начальников, весьма показательна.

Майор уволен за клевету, а если начальника УВД Новороссийска теперь и уберут с должности, то, скорее всего, сделают это, когда окончательно утихнет и забудется информационный скандал.

Чтобы отставка не выглядела в глазах власти как инициированная мятежным майором, посмевшим публично рассказать о том, о чем прекрасно осведомлены и сами милиционеры (причем далеко не только в Новороссийске), и граждане, вынужденные сталкиваться с нашими правоохранительными органами.

Между тем, главный начальник майора Дымовского — министр внутренних дел Рашид Нургалиев — может делать откровенно абсурдные заявления о намерении искоренить коррупцию в рядах милиции в течение месяца. И никому из начальников Нургалиева через месяц после этих слов не приходит в голову проверить адекватность и, главное, ход исполнения подобных обещаний. Просто потому, что высшие чиновники присвоили себе негласное монопольное право быть единственными борцами с коррупцией в своих ведомствах.

А несанкционированные попытки их подчиненных «выносить сор из избы» тут же объявляются фрондой и подрывом основ. Чуть ли не преступлением против системы.

Как известно, в двух роликах, продолжительностью 5 и 10 минут, майор Алексей Дымовский, старший оперуполномоченный оперативно-розыскной части (по линии угрозыска) ГУВД Новороссийска, отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, рассказал о многочисленных злоупотреблениях милицейского начальства, в частности руководства городского УВД. По словам Дымовского, руководство УВД Новороссийска относится к подчиненным, «как к скотам»: милиционеры работают без выходных, получают мизерные зарплаты, с них требуют раскрывать несуществующие преступления и отправлять за решетку невиновных. «Начальник УВД города присвоил мне звание майора милиции (которое я получил в мае) за счет того, что получил от меня обещание посадить невинного человека», – говорит милиционер в одном из роликов. Еще один высокопоставленный сотрудник новороссийской милиции, начальник ОВД Приморского района Новороссийска Валерий Медведев, по словам Дымовского, был ранее судим. По признанию майора, «последней каплей», которая заставила его публично пожаловаться на начальство, стал отказ врача местной поликлиники выписать ему больничный лист. «Есть личное распоряжение Черноситова (замначальника УВД Новороссийска – ред.) не лечить милиционеров амбулаторно, не давать им больничных, потому что плохие показатели раскрываемости преступлений», – цитирует Дымовский врача, отказавшего ему в приеме.

Майора Дымовского, разумеется, совершенно не обязательно считать «борцом с системой». Можно упрекать его в том, что четыре года он работал и мирился с этой системой. Можно даже обвинять его в зависти к вышестоящим начальникам, чьи возможности конвертировать власть в материальные блага существенно выше. Но едва ли самое высокое милицейское начальство будет отрицать, что содержание видеообращения майора принципиально не отличается от содержания постоянно звучащих эскапад министра внутренних дел РФ, посвященных борьбе за «очищение рядов».

Борьба с «оборотнями в погонах», как известно, началась еще в бытность милицейским министром Бориса Грызлова в начале 2000-х годов. Но с тех пор не изменилось главное неписаное правило властной вертикали: бороться с «оборотнями» в своих рядах имеют право только начальники, тогда как подчиненным нельзя даже заикаться о таких явлениях.

На самом деле руководство МВД должно понимать, что его реакция на видеообращение майора не менее важна для отношения граждан к милиции, чем содержание того, о чем говорил милиционер. Когда общество чуть ли не открыто начинает сочувствовать тем, кто совершает преступления против милиционеров или инспекторов ГАИ, на что любят обращать внимание высокие милицейские начальники, – это прямое следствие имиджа самой милиции в глазах граждан.

Майор Дымовский — не герой и не «предатель». Он не разгласил государственную тайну и не открыл Америки. Он просто доказал, что принцип, согласно которому лучший способ власти похоронить любую инициативу — это возглавить ее, — в России остается доминирующим. С милицейским беспределом по этой логике должен бороться — причем на уровне громких заявлений — только министр внутренних дел. Или президент страны, по должности имеющий право назначать и смещать региональных и муниципальных милицейских начальников, разумеется, по представлению того же МВД. Но никак не майор милиции.

По неписаным правилам существования отечественной бюрократии начальник УВД Новороссийска если и будет виноват, то не в том, что под его руководством систематически нарушался закон, а в том, что у него в подчиненных оказался человек, который об этом рассказал.

Не доглядел. Только общество едва ли поверит, что Дымовский – клеветник, даже если руководство УВД Новороссийска — кристально честные люди. Во многом благодаря тому, что честь мундира в России по-прежнему важнее собственно человеческой чести, не говоря уже о соблюдении самой властью действующих в стране законов.