Астана-руководитель

Астана-руководитель

В январе текущего года была опубликована статья Нурсултана Назарбаева "Судьбы и перспективы ОБСЕ". Как известно, в 2010 году Казахстан председательствует в упомянутой организации, являясь первой страной на постсоветском пространстве, возглавившей ОБСЕ, и этот факт, так или иначе, подчеркивает заметно возросшие акции Астаны в международной политике.

 

Весьма гибкая и сбалансированная внешнеполитическая линия позволила Казахстану поддерживать равноправный и доверительный диалог как с Западом, так и с Востоком, не вступая ни с кем в конфронтацию и в то же время ни на шаг не отступая от собственных национальных интересов.

Казахстан, будучи одной из самых энергично развивающихся стран на постсоветском пространстве, воплощает в себе как европейские, так и азиатские ценности. Экономические успехи страны подкрепляются определенными мерами по либерализации политической системы (оптимизация законодательства о выборах, политических партиях, СМИ, местном самоуправлении, закон о гендерном равенстве). Тем самым в роли председателя ОБСЕ Астана в той или иной степени может способствовать углублению диалога между Востоком и Западом, а также расширению контактов ОБСЕ с другими региональными структурами (ШОС, ЕврАзЭС, СВМДА, ОИК).

Впрочем, надо признать, что наследство Казахстану в ОБСЕ досталось неоднозначное. И сделать эту структуру более эффективной будет весьма непросто.

С одной стороны, исторически ОБСЕ в качестве преемницы СБСЕ сложилась как структура, призванная играть ключевую роль в европейской архитектуре безопасности. Ее деятельность легитимизуется Хельсинкским заключительным актом — основополагающим документом по обеспечению мира и прав человека в Европе.

С другой — нынешнее кризисное состояние ОБСЕ является притчей во языцех, чему немало способствовала неоконсервативная стратегия унилатерализма, которой придерживалась предшествующая администрация Соединенных Штатов. В ходе реализации этой стратегии была поставлена под сомнение фундаментальная значимость международного права и ключевых институтов международной безопасности, а равно ООН и ОБСЕ, что привело к нарушению основополагающего для системы европейской безопасности принципа территориальной целостности государства — признанию Косово, а затем по принципу "домино" — Южной Осетии и Абхазии. В итоге ОБСЕ стала не столько выполнять функции гаранта международной безопасности, сколько сосредоточилась на гуманитарной проблематике. А опустевшую нишу европейской коллективной безопасности попыталась заполнить собой НАТО.

Ныне, в период коррекции внешнеполитического курса США и "перезагрузки" отношений с Россией, осуществляемой новой администрацией в Вашингтоне, у ОБСЕ есть возможность вернуть себе былой престиж. Однако это требует немалых усилий. В качестве страны-председателя Казахстану придется столкнуться со многими вызовами существующего миропорядка, о которых достаточно откровенно говорится в статье г-на Назарбаева "Судьбы и перспективы ОБСЕ": "Уязвимость национальных государств перед лицом экстремизма и стала импульсом для многостороннего сотрудничества в сфере борьбы с транснациональными угрозами глобальной и региональной безопасности. Другим вызовом международной безопасности стало расшатывание режима ДНЯО, форсированное расширение круга так называемых "пороговых государств", приблизившихся к обладанию ядерным оружием либо уже получивших его. Определенные проблемы имеются и на огромном пространстве ОБСЕ. Изменения в военно-политическом балансе на континенте, "замороженные конфликты", сложная ситуация вокруг ДОВСЕ".

О непростых проблемах в деятельности ОБСЕ свидетельствует приостановка проведения саммитов глав государств, входящих в состав этой организации. Со времени стамбульского саммита миновало более 10 лет.

В этих условиях дальнейший отказ от созыва наиболее представительного форума ОБСЕ может рассматриваться как свидетельство критических разногласий, усиливающихся в рядах политических лидеров мира именно в момент, когда требуются согласованные действия и решения для преодоления актуальных угроз миру, безопасности и правам человека.

Поэтому инициатива Казахстана о проведении саммита глав государств в 2010 году в Астане представляется более чем своевременной, тем более что 1 августа сего года исполняется 35 лет с момента подписания Хельсинкского заключительного акта.

Особая важность созыва нового саммита обусловлена необходимостью подтверждения фундаментальных принципов Заключительного акта, в особенности недопустимость применения силовых средств в международной политике; нерушимости границ и территориальной целостности государств, особая важность прав человека. В этой связи можно только приветствовать стремление Казахстана придать организации новый импульс, возродить и укрепить "дух Хельсинки". Превращение ОБСЕ в более эффективную международную организацию с точки зрения решения многочисленных проблем региональной и глобальной безопасности, безусловно, является задачей номер один.

В этом контексте немалую роль могут сыграть идеи президента Франции Николя Саркози касательно формирования новых контуров европейской безопасности и Дмитрия Медведева в отношении заключения нового договора европейской безопасности, которые открывают путь к адаптации основополагающих принципов Хельсинкского процесса. Что же касается сформулированной российским президентом идеи равной безопасности для всех, предусматривающей запрет на развитие военных союзов в ущерб участникам договора, то сама по себе она, несомненно, справедлива. Однако в то же время необходима всесторонняя дискуссия для того, чтобы этот принцип был обоснован с максимальным учетом интересов всех субъектов европейской системы безопасности.

Речь идет о том, что равная безопасность для всех не может быть обеспечена вне учета особых интересов стран, находящихся в пограничном ("буферном") и межблоковом пространстве и с этой точки зрения особенно уязвимых. Полная безопасность разделительных линий — порука того, что имеющиеся на европейском пространстве угрозы не преобразуются в источники конфликтов. Ведь территория такого рода стран зачастую используется в качестве локальных театров региональных "холодных войн", на которой меряются силами центры глобального влияния с целью достижения преобладающего превосходства. Таким образом, постоянно формируются чрезвычайно опасные риски, а государства становятся заложниками противоборства. Чтобы этого не допустить в рамках новой архитектуры европейской безопасности, необходимо формирование специального механизма, обеспечивающего повышенную безопасность государств, находящихся на межблоковых линиях размежевания.

Применительно к Украине, чье общественное мнение категорически не приемлет интеграции с НАТО, это означает, например, повышение статуса Будапештского меморандума до уровня международного договора. Напомню, что в декабре 1994 года Соединенные Штаты, Россия и Великобритания, а позже Китай и Франция в связи с тем, что Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и отказалась от ядерного оружия, предоставили ей гарантии безопасности в рамках документа, который получил название "Будапештский меморандум". Правда, в создавшихся условиях в отношении эффективности Будапештского меморандума среди нас, представителей украинского экспертного сообщества, единого мнения не существует. Однако в любом случае ситуация требует выработки подходов к обеспечению повышенной безопасности на разделительных межблоковых линиях, и полагаю, что те или иные инициативы, направленные в данном русле в рамках диалога по безопасности и сотрудничеству, могли бы найти понимание и поддержку Казахстана как государства, неизменно демонстрирующего пример ответственного подхода к международной политике.

Решение многих представителей Запада поддержать Казахстан не только является свидетельством открытости ОБСЕ для сотрудничества с постсоветскими государствами, но и налагает определенную ответственность на новоизбранного председателя. В то же время в лице Казахстана государства постсоветского пространства получают возможность участвовать в решении проблем глобальной безопасности, непосредственно затрагивающих их интересы. Все это дает основания для позитивных прогнозов в отношении председательства Астаны, хотя нельзя сбрасывать со счетов кризисное состояние ОБСЕ в целом.