Цена дефицита

Цена дефицита

Пока Минфин в поте лица трудится над обновленным проектом бюджета, его ключевой параметр – размер дефицита – остается предметом обсуждения с МВФ. Заместитель главы Администрации президента Ирина Акимова сказала, что Украина отстаивает 10%. Международный валютный фонд настаивает на 6%. А вице-премьер Сергей Тигипко предлагает выйти на цифру 5%, но исключить из расчетов дефицит «Нефтегаза».

Трудно сказать, каким был бы бюджет без участия в его «проектировке» МВФ, но реалии таковы, что без согласия Фонда мы не будем иметь ни stand-by, ни других кредитных линий – от Мирового банка, ЕБРР и даже Евросоюза. Поэтому главная финансовая смета страны – это результат сложного компромисса между их стандартами и нашими потребностями. А цифра, которая получается от решения этого уравнения, и есть процент дефицита.

Если говорить грубо, то МВФ пихает в общий дефицит все «локальные» дефициты, включая Пенсионный фонд, «Нефтегаз» и т.д., и требует не выходить за рамки 6%. Это возможно лишь при максимально тугом затягивании поясов, сокращении социальных и пенсионных расходов, и одновременном повышении цены на газ.

Понятно, что правительство на такие кардинальные уступки не пойдет. Да, Кабмин пересматривает пенсии некоторым категориям правоохранителей, чтобы вместе со спецназовцами пенсионные выплаты не получали 40-летние полковники, большую часть своей героической биографии протиравшие штаны в кабинетах. И урезает верхнюю планку выплат, поскольку при нынешней экономической ситуации пенсия в 5-15 тыс. грн. это, как говорится, «занадто». Не в Чечне живем, не под пулями ходим все-таки…

С другой стороны, очевидно, что одноразовое повышение тарифов на газ неизбежно. Но, следуя провозглашенному принципу «Реформы за счет богатых, а не бедных», Кабмин смягчит это субсидированием для неимущих.

Понятно, что, отказываясь от шоковой терапии, власть не может одновременно обойтись без дефицита бюджета. И это нормальная цивилизованная практика. МВФ, где преобладают американцы, все прекрасно понимает. Вопрос только в том, как придать дефициту пристойный вид.

Способов есть несколько. Во-первых, вывести за рамки общего дефицита – «нефтегазовский». По расчетам Тигипко, таким образом, дефицит должен составить приблизительно 4,5%, максимум 5% ВВП, поскольку собственно «Нефтегаз» тянет на 6% дефицита.

Во-вторых, МВФ могл бы пойти на уступки и не требовать включать в расходы бюджета обязательную рекапитализацию банков, которая съедает колоссальные суммы. Понятное дело: МВФ, давая кредиты, заинтересован, чтобы банки тратили их по назначению – на возврат долгов своим западным партнерам. И боится, что, если мы запишем это в какой-то отдельный фонд, деньги уйдут налево. А так в бюджете более надежно. Но тогда не надо от нас требовать невозможного, необъятного и, пардон, невпихуемого.

Версия же относительно того, что дополнительные средства можно взять из налогов на роскошь (еще не принятых или принятых ранее), выглядит слишком фантастической. Пока, по словам Ирины Акимовой, украинские власти очертили миссионерам пути наполнения бюджета за счет увеличения акцизного сбора на коньяки и сигары, престижные марки автомобилей, за счет внесения изменений в нормативы на специальное использование водных ресурсов, недр и других природных ресурсов.

Резервом может быть и выполнение добросовестное плана по платежам в рамках действующей налоговой системы силами ГНАУ и ГТСУ. Причем, если налоговые отчисления уже взяты с предприятий вперед и пока увидеть прорыв сложно, таможня, за неделю работы нового руководителя, дала заметный прорыв. Так, по словам Игоря Калетника, если раньше с одного корабля выходило по 500 тыс. грн. платежей за растамаживание грузов, то сейчас от 3 до 4 млн. грн. Секрет простой: просто контейнеры вскрыли, перевесили, посмотрели, что там везут, пересчитали «по-честному».

И все-таки одним перевешиванием контейнеров решить проблему дефицита невозможно. И пока, судя по официальному пресс-релизу Минфина, вопрос завис в воздухе. «Относительно дефицита Государственного бюджета и показателей социальных стандартов стороны не пришли к согласию, потому в ближайшее время состоится дополнительная техническая встреча по окончательному уточнению этих и других показателей проекта бюджета Украины на 2010 год», – говорится в сообщении, обнародованном на сайте Министерства финансов.

Возможно, выход в том, чтобы уговорить МВФ на цифру, скажем, в 7-8%, но не гнаться за большими суммами кредитных траншей, которые, опять-таки, направляются на погашение этого же дефицита. Ведь бюджет загоняется под 6% ради $5-миллиардного финансирования. И возможность дальнейшего использования средств МВФ «на дефицит» также при этом обсуждается.

"Что касается возможности использования очередного транша МВФ на покрытие бюджетного дефицита, то этот вопрос требует подтверждения двух сторон. Желания правительства и МВФ должны совпасть. Учитывая, что практика разрешения использования денег МВФ на покрытие бюджетного дефицита уже существует, можно рассчитывать, – но никто не может гарантировать – получить разрешение от представителей МВФ. Но я думаю, что подобного рода мера сможет появиться только в одном случае: если правительство сможет убедительно показать, во-первых, план по сокращению бюджетного дефицита на будущее, во-вторых, что деньги, которые будут получены от МВФ, в значительной степени будут использоваться на финансирование инвестиционных программ, в частности, инфраструктурных, вот тогда шансы на получение этого разрешения быстро возрастут", – рассказала Ирина Акимова.

Впрочем, независимые аналитики не уверены в том, что МВФ в принципе согласится и дальше делать нам подобные поблажки. «Я вообще уверен, что не надо рассчитывать и дальше покрывать дефицит бюджета за счет средств stand-by, – говорит Исполнительный директор Международного фонда Блейзера в Украине Олег Устенко. – В практике МВФ этого нет. То, что нам это позволили сделать в 2009 году, является разовым исключением…».