Чернобыль: трагедия и аттракцион

Чернобыль: трагедия и аттракцион

26 апреля во всем мире вспоминают Чернобыльскую трагедию. Премьер-министр Николай Азаров возложил цветы к памятнику героям-чернобыльцам, а президент Виктор Янукович во время посещения ЧАЭС пообещал еще раз поговорить с ЕБРР о кредите на саркофаг. Но самые напряженные дни сейчас у фирм, которые возят в зону туристов. Место крупнейшей за всю историю ядерной энергетики аварии постепенно становится туристической Меккой: цены на экскурсии растут каждый год, невзирая на кризис…

Ты меня на рассвете разбудишь…

Четвертый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции был разрушен 24 года назад, в 1:23 по московскому времени. 26 апреля только начиналось. Впоследствии эксперты скажут, что суммарный выход радиоактивных материалов составил 50 млн. кюри, что равнозначно последствиям взрывов 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму. Но тогда об этом еще никто не знал. Да и сами причины аварии по прошествии стольких лет размыты в памяти, а имена ее участников вспоминают только причастные.

Так что же тогда произошло? Самую мощную в СССР атомную электростанцию начали строить в 1972 году прямо возле Чернобыля. К 1985 году уже закончили четыре энергоблока и строили пятый. Станция была самой новой, современной и передовой. Ее то и дело использовали для научных изысканий. 25 апреля на 4-м реакторе начали проводить эксперимент по допустимой нагрузке, для которого отключили системы аварийной защиты. Говорят, что инициатором этого процесса был заместитель главного инженера Анатолий Дятлов.

Смена Александра Акимова заступила на вахту в 24 часа 00 минут, то есть за 1 час 25 минут до взрыва. Многие из заступивших не доработают до утра. Двое погибнут сразу. Уже с первой минуты работы смены «смертников» стало очевидно, что эксперимент пошел «не туда». 

Как пишет участник тех событий Григорий Медведев в документальной повести «Чернобыльская тетрадь», резкое увеличение расхода воды через реактор привело к уменьшению парообразования, падению давления пара в барабанах-сепараторах, куда поступает пароводяная смесь из реактора, и к нежелательному изменению других параметров. 

Старший инженер управления реактором Леонид Топтунов, начальник смены блока Александр Акимов и старший инженер управления блоком Борис Столярчук пытались вручную поддерживать параметры реактора, однако в полной мере сделать этого не смогли. Акимов с согласия Дятлова приказал заблокировать сигналы аварийной защиты по этим параметрам. 

В 1 час 23 минуты 40 секунд Акимов, когда все стало совсем плохо, нажал кнопку «АЗ-5» (аварийная защита пятого рода), чтобы опустить стержни-поглотители блочного щита управления четвертого энергоблока на положенную глубину в 7 метров. Однако система не сработала. То ли кнопка барахлила, то ли каналы реактора деформировались, но стержни заклинило. И они застряли на глубине 2,5 метра. В таком положении их позднее захоронили в укрытие... 

Спустя 20 секунд с того момента, когда поглощающие стержни застряли на полпути, раздались первые грозные удары со стороны центрального зала. Над четвертым энергоблоком взлетели раскаленные куски ядерного топлива и графита, которые частично упали на крышу машинного зала и вызвали ее загорание, поскольку кровля имела битумное покрытие. 

Но с самого начала абсолютно все специалисты были уверены: реактор цел, взорвался бак аварийной воды СУЗ. Надо подавать воду в реактор. Это была самая большая и трагическая ошибка 26 апреля. Второй трагической ошибкой было то, что в ночь взрыва ни одна из двух медсанчастей ЧАЭС не работала. 

Примерно за четыре минуты до взрыва операторы реакторного зала Олег Генрих и Анатолий Кургуз были накрыты облаком высокорадиоактивного пара, который хлынул из реактора в комнатку, где они дремали. В кромешном огненном аду Кургуз бросился к двери, закрыл ее и разбудил (!) Генриха. Оба оператора фактически сварились заживо и схватили по шестьсот рентген. За считанные минуты они превратились во вздувшиеся, кровоточащие пузыри. А оба медпункта были закрыты… 

Следующими жертвами огня и радиации стали пожарные, прибывшие на место аварии через 5-7 минут. 100%-ный ожог получил начальник смены Шашенок, сильно обгорел и облучился его напарник Кибенок и весь пожарный взвод. Их безуспешно лечили, похоронили и посмертно присвоили звание Героев. 

Но были и другие жертвы, о которых никто не вспоминал. В двух километрах от взорвавшегося реактора рыбаки Пустовойт и Протасов ловили мальков «для судака». Они первыми из посторонних услышали взрывы и увидели пожар. Сидя на бережке, эти двое с любопытством наблюдали, как развернули свои пожарные расчеты Правик и Кибенок, как пожарные бесстрашно взбирались на тридцатиметровую высоту и бросались в огонь. 

Любопытство обошлось им дорого: зеваки схватили по 400 рентген каждый, ближе к утру их стало неудержимо тошнить, обжигать жаром и резать веки, за ночь они загорели до черноты, будто месяц жарились на солнце в Сочи. Как потом выяснилось, это и есть ядерный загар. Медики подобрали их в полубессознательном состоянии и впоследствии отправили в московскую клинику вместе с героями-пожарными… 

О том, что взорвался именно реактор, а не бак воды, первым высказал предположение заместитель главного инженера по эксплуатации 1-й очереди Анатолий Ситников. Его версия была официально принята лишь через пять дней. Именно поэтому Киев и другие близлежащие города продолжали жить своей жизнью: сотни тысяч людей гуляли на улицах, выезжали на природу. В Киеве проходили велосипедные соревнования. Дни оказались жаркими, многие люди решили их провести за городом. 1 мая столица Украины вышла на праздничную демонстрацию.

В Чернобыльской зоне, которая еще официально не называлась зоной, обманываться мешали зашкаливавшие дозиметры. Было решено временно эвакуировать людей из ряда населенных пунктов. Народу так и сказали: возьмите с собой самое необходимое на неделю, максимум две. Вы скоро сюда вернетесь. Люди так и сделали. С собой захватили документы, сберкнижки, смену белья и немного еды. Все же остальное имущество было брошено и осталось в городах-призраках навсегда.

28 апреля колонна из 1100 автобусов вывезла из Припяти, Чернобыля и других населенных пунктов практически всех жителей. Жизнь в радиусе 30 км от Чернобыля замерла, лишь изредка там появлялись мародеры, которые лазили в квартиры и забитые товаром магазины. Чтобы не допустить разворовывания имущества, со всей республики в зону отчуждения нагнали милицию и солдат. Все они нахватались радиации в огромных дозах.

Что было дальше – известно. В первые дни к реактору нельзя было подойти, поскольку температура в нем достигала 5 тысяч градусов. В это время над АЭС висело радиоактивное облако, которое разносил ветер. Облако три раза обогнуло земной шар, в результате много радиации разнеслось по всей Европе. Больше всего, конечно, досталось Украине и Белоруссии. С вертолета реактор бомбили песком, поливали водой.

Когда реактор выгорел, нужно было собрать все обломки урана и графита. Все работы велись вручную. Ликвидаторы в противогазах и костюмах из свинца сгребали лопатами и выбирали руками куски радиоактивного вещества, сбрасывали их в сгоревший реактор.

После очистки территории начались работы по сооружению над реактором саркофага (огромной коробки) с целью недопущения утечки радиации. Сейчас разрабатывается и осуществляется проект «Укрытие», по которому четвертый реактор полностью опустят под землю, но этот проект, по словам Виктора Януковича, стоит 400 млн. евро, которые Украине пока никто не дает. А собственных средств на реализацию проекта «Укрытие» мы не имеем. Более того, несмотря на радиацию, ЧАЭС продолжала свою работу до декабря 2000 года, когда ее торжественно закрыли.

По мнению ученых, период распада радиоактивных частиц ограничен 30 годами. Это внушает надежду, что через 15-20 лет в Чернобыль и Припять вернутся люди, и они станут красивыми оживленными городами. Но пока – это хороший заработок для туристических фирм.

Индустрия чернобыльских развлечений

Туристическое паломничество в Чернобыль началось в 2002 году, когда вышел доклад ООН, согласно которому в большинстве мест зоны отчуждения отныне можно было находиться без особого вреда для организма. С тех пор спрос на экстремальные туры стали проявлять состоятельные иностранцы. Постепенно индустрия Чернобыльских развлечений превратилась в конвейер, и попасть на экскурсию в зону может каждый желающий. Затраты на путешествие зависят от степени комфорта: индивидуально в машине или большой группой в автобусе, с обедом и ужином или без.

Мы обзвонили агентства, предлагающие подобные услуги, и сделали интересные выводы. Во-первых, очень похоже, что давно ушли в прошлое времена, когда экскурсии в Чернобыль были уделом нелегальных сталкеров-проводников. Сейчас это дело поставлено не только на широкую ногу, но и на государственный базис.

Стандартный пакет (кстати, стандартизация программы туров попахивает монополизмом) выглядит так:

Выезд из Киева в 7.30
Прибытие на КП «Дитятки». Въезд в 30-ти километровую зону отчуждения – 10.00. Полтора часа – лекция.
Экскурсия по самому городу Чернобыль с целью ознакомления, посещение Ильинской церкви, парка Славы, речного порта – 11.30–12.30
12.30–14.00 въезд в собственно Чернобыльскую зону – радиусом 10 км, объезд ЧАЭС вокруг, остановка перед воротами 4-го энергоблока с видом на Саркофаг. Фотографировние на смотровой площадке.
14.00–17.00 Поездка в город Припять. Прогулка по "мертвому городу", посещение одного из самых высоких зданий – гостиницы "Полесье", школы, детского садика, бассейна и когда-то жилых домов... На подъездах пустого города – надписи с тех времен: «чисто», «осторожно – заражено». Опять фотографирование.
Поглощение ужина из трех блюд, приготовленного из продуктов, доставленных из Киева. – 17.00–18.00
Выезд из Зоны отчуждения – 19.00
Возвращение в Киев в 21.00

Сразу привлекает внимание один пункт: лекции проводит специальное государственное агентство "Чернобыль Интеринформ". Посещение его офиса – обязательный пункт практически всех экскурсий. Как пишут в рекламных буклетах турфирмы: «Здесь Вы получите самую полную и доступную информацию о работах по ликвидации последствий катастрофы в тридцатикилометровой зоне, самых опасных местах, кладбищах техники…». Хотя кому нужна эта информация… Но понятно, что лекция прилагается в нагрузку к впечатлениям от прогулки по безлюдному городу и фотографированию на фоне разрушенного реактора. Кстати, близко к реактору не подвозят: смотреть на ужасные последствия ночи 26 апреля можно со смотровой площадки.

Обычно автобусы и микроавтобусы возят групповые туры с терминала "Южный" центрального железнодорожного вокзала. В стоимость поездки входит экскурсовод (иногда – два-три), и если надо – переводчик. Некоторые фирмы водят группы «стадом», другие – делят на 3-4 мини-группы, численностью не более 10 человек. И к каждой приставляют поводыря.

Дети до 18 лет на экскурсии в Чернобыль и Припять не допускаются. Остальным для допуска в зону нужно иметь паспорт и (у некоторых фирм) заполнить анкету: возраст, профессия, место работы, прочее.

Касательно иностранцев имеется особый пункт: для лиц, не являющихся резидентами Украины, экскурсия в Чернобыль должна быть согласована со Службой безопасности Украины. Но в фирме нам сказали, что это является сугубо формальной процедурой, у них все «накатано» с получением разрешений, и проблем с этим не будет.

Интересная деталь: все поездки в зону осуществляются по 100%-ной предоплате. Можно отказаться от экскурсии в Чернобыль, но предоплата не возвращается. Видимо, ее весомая часть уходит не турфирме. Тогда кому?

Теперь о ценах. С ними ситуация также загадочна: программа туров, в принципе, унифицирована, но стоимость – отличается в разы. Самый популярный и демократичный вариант – 800 грн. с человека плюс обед. Средняя стоимость обеда составляет $10 на человека, в пересчете на гривны. В турагентстве нас заверили, что еда вкусная, ее много, и всю привозят из Киева по принципу кейтеринга.

Регистрация на «демократичный тур» проводится через интернет. Деньги можно отправить на счет некого Финберга А.Л. (плательщика единого налога), перечислить через webmoney или отдать в офисе на Подоле.

Есть еще вариант вдвое дороже. Также довольно популярный. Наверное, тут кормят из ресторана.

Встречались и совсем сногсшибательные цифры, сравнимые с недельным отдыхом в четырехзвездочном турецком «олл инклюзиве»: в фирме, «прописанной» в пафосном «Леонардо», нам назвали – $600 за 1-2 человека, и около $1,5 тыс. за групповую экскурсию. Почему цена кусается (то ли за эти деньги нам предложат нечто эксклюзивное, то ли в себестоимость заложили высокую арендную плату за офис) – мы так и не поняли.

Некоторые фирмы, ориентированные в основном на иностранцев, устраивают настоящие шоу. На подготовительном этапе перед въездом в зону гиды просят экскурсантов выпить красного вина, объясняя, что это – "главная и научно обоснованная защита от радиации". Потом им впаривают курсы по применению респиратора и противогаза, учат правилам оказания первой медицинской помощи в случае техногенной катастрофы.

За отдельную плату туристы смогут посетить кладбище зараженной техники, встретиться с жителями зараженных сел – так называемыми "самоселами". Или покататься на колесе обозрения в Припяти. Самым неугомонным экстремалам предоставляется возможность поудить рыбу в канале по соседству с атомной станцией.

Вся эта экскурсионная суета указывает на явную неопределенность с будущим Чернобыльской зоны. Украинские власти до сих пор не пришли к единому мнению, стоит ли превратить ЧАЭС в хранилище отработанного ядерного топлива и завод по переработке жидких радиоактивных отходов, или развивать здесь туристический аттракцион.