Куда пойти, куда податься бывшему «директору» днепропетровского горсовета

Куда пойти, куда податься бывшему «директору» днепропетровского горсовета

Изменения, произошедшие в днепропетровской политической среде еще весной 2010 года, сильно изменили расстановку сил в городской власти. В частности, кресло зашаталось под одной из самых одиозных фигур – Загидом Красновым, которого с 2006 года именовали не иначе как «директором горсовета». Отстраненный от «кормушки» под названием «городской бюджет», и, как следствие, от вопросов, которые он решал «одной левой», Краснов воспользовался своей любимой тактикой – переметнулся под чужие политические знамена, и теперь на всех углах величает себя «оппозиционером». Правда, в чем проявляется его так называема оппозиционность, толком не понятно. Ведь Краснов – не тот человек, который имеет какие-либо идеалы и принципы, в том числе и политические.

Роль первая, тщеславная: И вашим, и нашим

Постоянно менять вектор своего политического движения для Загида Геннадиевича не ново. За последние годы он успел побывать и в стане БЮТ, и «оранжевой» коалиции, и приснопамятного Лазаренко. Последней попыткой Краснова устроиться под крыло влиятельных людей стала трагикомедия а-ля Тигипко. Тогда «беглец» называл Сергея Леонидовича братом, обещал всяческую помощь на выборах и вообще «был лапочкой». Но последовавшие за этим действия депутата, его репутация и амбиции заставили Тигипко откреститься от партнера. Так и получилось, что после президентских выборов не осталось у Краснова ни кола ни двора.

Роль вторая, самовлюбленная: Первый парень на селе

Остался, правда, днепропетровский горсовет, на который депутат так привык опираться последние четыре года. Сессионный зал стал для Загида Краснова и источником денег, которые он бесхитростно «пилил» в городском бюджете, и ареной реализации своих амбиций – шутка ли, все за глаза «директором горсовета» величают. Потому чувствовал себя Краснов чрезвычайно уверенно, брался «порешать» любые вопросы, ворочал земельными ресурсами города, - словом, всячески добрел и богател. Да и как тут не разбогатеть, если решаешь, кому и сколько земли отойдет в городе-миллионнике? Цены на эти участки даже сейчас могут неприятно удивить любых инвесторов, а до кризиса они и вовсе были заоблачными. Поэтому не стоит удивляться всевозможным широким жестам Краснова, ресторанам и ночным клубам, которые он открывает и всей его «общественно полезной» деятельности. Деньги на все это он брал и берет не из своего кармана, а буквально из кошельков обычных горожан.

Конечно, распределение земли было не единственным источником доходов депутата Краснова. Под его дудку долгое время плясал весь горсовет, и именно от него зависело принятие всех важных решений. Всевозможные разрешения, тендеры, финансирование тех или иных мероприятий, наем и оплата работы подрядчиков для всевозможных масштабных строек и ремонтов, - все это решалось по слову Краснова. Сколько денег это принесло Краснову, который, к слову, сейчас претендует на должность мэра Днепропетровска, сейчас не сможет сосчитать никто.

Роль третья, заслуженная: Мальчик для битья

Но приход в начале 2010 года Партии регионов к власти в стране все расставил по своим местам, и места такому человеку, как Загид Геннадиевич, в современном политическом пространстве Днепропетровска не нашлось. Сразу после выборов президента «регионалы» начали последовательно выстраивать в Днепропетровске вертикаль власти и обойти стороной узурпировавшего горсовет Краснова, естественно, не могли. А потому, еще недавно всесильный депутат начал один за одним лишаться привычных ему атрибутов власти. Созданная комиссия по контролю за распределением бюджетных средств подрезала Краснову его «денежные крылья», а назначение «регионалов» на ключевые посты днепропетровского горсовета буквально убили влияние депутата на политическую жизнь города. Здесь будет уместна поговорка про «Бог дал, Бог взял», ведь именно на основе «бело-голубой» фракции (а точнее – благодаря своему бизнес-соратнику «регионалу» Олегу Цареву) Краснов выстроил свою империю четыре года назад. Тогда контролировавший работу вверенной ему фракции Царев прочно связал свою деятельность с Красновым и фактически отдал последнему депутатские голоса «регионалов», которых в днепропетровском горсовете почти 50. Но последовательные действия современной власти вернули статус-кво, и Краснова «опустили» на землю. Сейчас при нем - слабо организованной общественной организацией «Громадська сила», кучкой «ручных» депутатов из Блока Лазаренко и полным нулем в плане политических перспектив.

Роль четвертая, сомнительная: Один в поле воин

Но унывать горе-политик не стал и решил податься в «оппозицию». Теперь Краснов прилагает титанические усилия для того, чтобы его перестали ассоциировать с городской властью. Агрессивный, и чего уж греха таить, хитрый Загид Геннадиевич жаждет прикинуть «белой овечкой» в стае волков. Дескать, это не он стоял у штурвала всех решений и действий горсовета с 2006 по конец 2009 года; не он своими действиями медленно, но верно обращал Днепропетровск в руины; не он отвечает за последствия. По словам «оппозиционера» Краснова, все беды, что свалились на головы горожан – целиком и полностью на чьей угодно совести, только не на совести Загида Геннадиевича. Причем ни аргументировано доказать, ни внятно объяснить это толком Краснов не может. Как не может и, глядя в глаза жителям Днепропетровска, рассказать, почему он смог сделать ничего полезного, когда имел тотальную власть в городе, распоряжался бюджетом, административным ресурсом и массой других средств; когда под его влиянием оказалась транспортная инфраструктура города.

Теперь Краснов примеряет на себя новую роль – роль человека-домкрата, призывающего со своих рекламных щитов «поднять город». На практике же «поднять город» по-красновски – это расставлять по всему городу блеклого цвета и сомнительного кафества урны и устанавливать детские площадки, не забывая попозировать на их фоне перед телекамерами для повышения рейтинга. Такой себе «слуга царю, отец солдатам».

Выберите меня мэром и мы поднимем город вместе, - гласит его лозунг. Спасибо, нам вас не нужно, натерпелись, - могут ответить ему горожане, большинство которых не верят ужимкам и метаниям Загида Геннадиевича.