Кто убил судью Зубкова?

Кто убил судью Зубкова?

После жестокого убийства столичного районного судьи Сергея Зубкова на интернет-форумах было два основных типа комментариев: «так им, продажным собакам, и надо», и «это ужас, беспредел начался!». Не будем повторять, что убийство любого человека – дикость. Заметим лишь, что для Украины покушение на судью – крайне редкое преступление. И тут нужно было иметь очень серьезный мотив: жесточайшую личную обиду или холодный расчет. Первыми под подозрение попали лишившийся всего киевлянин и застройщик с рэкетирским прошлым…

Судья и его дом

Панорамный вид на парк и озеро, во дворе – детский сад со спортивным залом и бассейном, лицей, частный ЖЭК, магазины, благоустроенные зоны для отдыха – фитнес-центр, спортивные площадки, салон красоты, в 50 метрах – Голосеевское райуправление милиции – все это жилищный комплекс «Голосеево», где на 7-м этаже крайнего дома – №13 жил убитый судья.



Свою квартиру он, скорее всего, получил от государства, а не купил, когда переехал на работу в столицу из Крыма, где начинал свою карьеру. Крым был выбран им не случайно. Хотя покойный родился в Донецкой области в поселке Красногоровка Марьинского района, его родители переехали на полуостров, в Красногвардейск. Мать Сергея Александровича – Раиса Антоновна работала в Красногвардейской санэпидстанции. А ее сын делал карьеру судьи в Симферополе.

Его первые шаги пришлись на самое кровавое для Крыма время – середину 90-х, когда бандиты убивали друг друга и мирных граждан в количествах, которые не снились даже Квентину Тарантино.

Выжить в Крыму-90-х и остаться судьей, а, главное, живым судьей – было незаурядной задачей. Тем не менее Сергею Зубкову это удалось. А 25.09.2008 г. постановлением Верховной Рады Зубков в числе прочих был утвержден пожизненно судьей Шевченковского районного суда Киева. Постановление подписал Арсений Яценюк.
На то время Сергей Зубков проживал в гораздо менее престижной квартире на Оболони – гостинке по улице Богатырской, 4. Говорят, что в этих мрачных девятиэтажках – даже ванны сидячие. Как говорится: не живали, не знаем. Но Зубкову явно хотелось выбраться отсюда пораньше: еще до вселения на Голосеевскую, он прописался во временном жилье – общежитии на Академика Грекова, 18. И через год (может, чуть меньше) после смены прописки въехал с женой и двумя дочерьми в квартиру на Голосеевской, 13.

Мог тот факт, что судья проживает в элитном доме с прекрасным подъездом и в просторной, хорошо отремонтированной квартире, довести до исступления человека, посреди ночи выброшенного на улицу вместе с семьей и лишившегося всего: квартиры, вещей, денег, работы? Теоретически мог. Это понимают и в милиции. Поэтому первым подозреваемым, после того, как двое молодых людей, разыгравших спектакль с инвалидной коляской, зарезали и дострелили судью в лифте (а затем перетащили тело поближе к двери в его квартиру), стал Дмитрий Павличенко.

Оставшийся без дома



Дмитрий Александрович Павличенко – обычный среднестатистический киевлянин. 1963 года рождения. Как и покойный судья, имеет двух детей. Только не дочерей, а сыновей. Но возраст – совпадает: один студент, один – школьник. Вместе с женой Натальей Дмитрий Павличенко был учредителем ООО «Акда» и проживал по адресу Богдана Хмельницкого, 33/34, кв.21.

О том, что произошло с его квартирой, теперь знает почти вся страна. Ну, или та ее часть, которая мониторит новости: 28 февраля 2011 года Дмитрий Павличенко провел пресс-конференцию в УНИАНе и обратился к президенту за помощью и защитой.

Если коротко, то суть этой истории такова. Еще в 1996 году Павличенко пристроил к своей квартире эркер. На что у него вроде бы как есть распоряжение Советской районной госадминистрации Киева №478 от 28.05.1996 г. Столько же, сколько существует злополучный эркер, на квартиру киевлянина претендует фирма, практически купившая весь дом, где он проживает: представительство нидерландской фирмы «Гоойоорд Б.В.» (GOOIOORD. B.V.) .



Фирма организовала иски против Павличенко, чтобы вышибить его из квартиры. По странному совпадению, и сами иски, и апелляции (возвращенные на новое рассмотрение дела) попадали к судье Зубкову.

08.04.2010 года Сергей Зубков вынес заочное (Павличенко не получил даже повестки) решение о сносе эркера и почему-то выселении семьи с двумя детьми из квартиры их родителей. Решение выглядит вопиющим, хотя некоторые юристы, разобравшись, говорили, что формально – оно правильное.

На основании этого решения 13.12.2010 г. судебные исполнители и сотрудники милиции ворвались в квартиру Павличенко, спилив дверь. Они выставили семью на ночь глядя на улицу, разрушив затем до основания квартиру, а все вещи, включая комнатные тапочки и детские трусики ребенка, в канун Нового Года вывезли в неизвестном направлении на нескольких машинах. В результате ребенок не смог ходить в школу, потому, что у него не было ни книг, ни тетрадок, ни одежды, старший сын – взял академотпуск в вузе, а жене пришлось уволиться с работы.

Дмитрий Павличенко сообщил, что неоднократно обращался в милицию, но там ему говорили, что было дано указание не рассматривать его заявления. А когда он вместе со старшим сыном попытался забрать свои вещи из квартиры, чтобы переодеться, они были задержаны сотрудниками милиции и доставлены в Шевченковский райотдел милиции по ул. Герцена, 9. Там на Дмитрия Павличенко и его сына были составлены административные протоколы. После чего сыну дали двое суток админареста, а отцу выписали штраф.

10 января 2011 г. Дмитрий Павличенко обратился к начальнику исполнительной службы Шевченковского района г. Киева Богдану Гоцию, который сообщил, что разрушена была не часть квартиры, а пристройка, а чтобы получить вещи, вывезенные из квартиры, нужно предоставить доказательства, что эти вещи принадлежат семье Дмитрия Павличенко.

На момент проведения пресс-конференции в УНИАНе ситуация была на пике своего накала. Павличенко не сидел, сложа руки: в Интернете появились карикатуры на «взяточника Зубкова», прямые посылы на то, что он прикормлен иностранными строительными фирмами.


Такие карикатуры на Зубкова распространял в Интернете Павличенко

Впрочем, чисто по-человечески мне не верится, что лишившийся всего «нажитого непосильным трудом» Дмитрий Павличенко или его сын, озлобившийся на корень их несчастий – «коррумпированного судью», решились пойти на такое преступление сами или наняли кого-то.

Для того, чтобы убивать судью, Павличенко слишком засветился. Он дал пресс-конференцию, подтянул правозащитников разных мастей, готовил встречные судебные иски о возмещении причиненного материального и морального ущерба всем членам семьи и т.д. То есть, даже если за ним кто-то стоит и он лишь видимая часть айсберга (чего тоже исключать нельзя), действовать пострадавший собирался, по его словам, законными способами.

Тем более что основные претензии выселенный киевлянин имел к начальнику исполнительной службы Шевченковского района Богдану Гоцию, который выполнил бесчеловечное решение суда. И если бы решил убивать, то, наверняка, начал бы с Гоция как главного виновника разорения семьи и уничтожения квартиры.

Мог ли он при этом угрожать судье (ведь, как сообщалось в прессе, накануне гибели Зубкову угрожали)? Мог. И уже почти что делал это через Интернет. В результате чего им первым занялись милиционеры. Посмотрим, совпадут ли результаты их следствия с нашими выводами…


Оставшиеся с домом

Парадоксально, но, если для Дмитрия Павличенко судья Зубков стал символом несправедливости и крушения привычного образа жизни, то для жителей домов на улице Гончара 17-23 – символом надежды на лучшее решение их судьбы. Правда, поначалу они так не считали.

Конфликт на Гончара, который опытные оперативники называют основной возможной причиной убийства судьи, начался несколько лет назад. Некая ООО «Инвестиционно-строительная группа» в «оранжево-космические» времена получила под застройку элитного жилья участок земли в непосредственной близости от Софии Киевской. Практически – в охранной зоне.

Там они собирались возвести восьми-, девяти- и десятиэтажные элитные дома общей площадью около 12 тыс. кв. м., включающие 48 огромных квартир, а также паркинг и нежилые помещения. Все это пафосно называется «Фреско Киев». Сколько апартаменты возле Софии могли стоить на пике цен на недвижимость, я даже боюсь предположить. Суммы там измерялись бы шестью нулями. Естественно, это понимали все участники процесса, и те, кто давали разрешения, и те, кто вкладывался в проект. То, что дома пока не построены – уже несет в себе колоссальный размер упущенной прибыли.

Загвоздкой новостроек возле Софии стала не историческая ценность архитектурного заповедника, а банальный человеческий страх потерять жилье в хорошем месте. Дело в том, что реализация проекта невозможна без одной маленькой детали – нужно снести многоквартирный дом на улице Гончара.

Нетрудно догадаться, что не самые бедные обитатели этого дома в центре столицы встали за свое жилье, как защитники Брестской крепости за Родину. В ход пошли разнообразные методы борьбы друг с другом, от кулачного боя до судебных споров и информационных войн.

Защитникам форпоста на Гончара немного не повезло с союзниками: они взяли в помощь соратника Юрия Луценко, депутата Кирилла Куликова, который специализировался на «остановке строек». Но Куликов, по заявлению застройщиков, ограничился тем, что стал требовать с них денег. Что-то около $5 млн.

Застройщики не давали, поскольку сами – великие политики. Директор ООО «Инвестиционно-строительная группа» Анатолий Коноваленко, председатель некой партии «Украина Молодая», которая была то ли отобрана, то ли куплена у Олеся Дония. А его партнер Игорь Пасивенко баллотировался в Киевсовет по блоку братьев Капрановых "Городской партизан". Не слышали о таком? Ну и не надо – это разводняк, придуманный близнецами, чтобы заработать денег на «мыстецтво».



Зубков неоднократно рассматривал дела по скандальному строительству. И если сначала (осенью 2009 года) принимал решения в пользу застройщика – запретить препятствование строительству, то потом – в пользу жильцов. В частности, он не удовлетворил иск о взыскании 560 тыс. грн. за снесенный забор. А также принял некоторые другие «промежуточные решения», не удовлетворившие застройщиков.
По странному совпадению, когда Высший совет юстиции (ВСЮ) должен был рассматривать вопрос о повышении Зубкова (он шел уже в Апелляционный суд), на него посыпались жалобы начальника архитектурной строительной инспекции Александра Бондаренко и председателя Госкомитета архивов Ольги Гинзбург. Бондаренко утверждал, что судья выносил решения, позволяющие незаконно увеличивать этажность исторических зданий в центре Киева. А Гинзбург жаловалась, что из-за его решения из госфонда незаконно отчуждалась коллекция картин известного художника Николая Глущенко. И поэтому сегодня его планировали серьезно пропесочить на ВСЮ.

Могли такие неприятности быть связаны с делом на Гончара? Трудно сказать. Но допускаю. За ООО «Инвестиционно-строительная группа» стоит группа весьма интересных лиц.

Елена Пасивенко и Елена Коноваленко – это просто жены своих мужей, о которых мы рассказали выше и расскажем еще. Кроме этой фирмы у них еще «Рембудмонтажсервис», которая в «оранжевые» времена получали шикарный участок для застройки на Мельникова (Кмитов яр). А также – ООО «Кирилловский гай», которое пыталось начать скандальную стройку в одноименном историческом урочище. О чем также писалось в прессе. В общем, любят ребята исторические места.

Постоянным партнером Пасивенко и Коноваленко является Алексей Игоревич Долинко, проживающий в Австрии, в Вене, по ул. Штрафберггассе. А также двое «американцев» – житель Голливуда Борис Рабин и обитатель Нью-Йорка Михаил Вандер.

По данным источников в правоохранительных органах, Вандер – в прошлом одессит, Рабин – вроде бы из Житомира, а человека с фамилией Долинко старые убоповцы припоминают как своего «клиента» периода лихих 90-х. Может, конечно, совпадение. Однофамилец и все такое.

Но уже точно не является совпадением и абсолютно доказанный факт, что Пасивенко Игорь Витальевич, 10.11.1971 г.р. привлекался к уголовной ответственности по ст.144 ч.3 УК Украины «вымогательство» и отбывал наказание в местах лишения свободы с 27.09.1995 г. по 15.07.1998 г.



Сейчас Игорь Пасивенко, в свободное от строительного бизнеса время, занимается развитием греко-римской борьбы. Он вице-президент клубной лиги греко-римской борьбы. Лига была создана в 2007 году. Как раз в тот период, когда фирмы чисто спортсмена Пасивенко и «партийного лидера» Коноваленко начали получать жирные участки в столице и ввязываться в строительные скандалы. Тоже, однако, совпадение.

Еще одно неординарное совпадение. На строительном рынке поговаривают, что конечными бенефициариями «Фреско София» являются очень солидные люди из Одессы. И эти люди категорически не любят невыполнения обязательств. Вследствие чего не так давно был застрелен безнадежный должник и яркий местный политик Александр Коробчинский. Убийц так и не нашли. Пока.

Вместо послесловия

Мы привели только две версии убийства судьи Сергея Зубкова, которые лежат, так сказать, на поверхности. Варианты могут быть самые неожиданные.

В конце прошлого года суд вынес приговор по делу об убийстве 33-летнего таращанского прокурора Сергея Мрука. Прокурор Таращанского района Киевской области был застрелен из винтовки в собственном рабочем кабинете 27 сентября 2009 года. Убийцами оказались… 27-летний помощник убитого Олесь Бугрий и его младший брат.

После ареста братья чистосердечно признались в злодеянии: выяснилось, что помощник прокурора, «замученный придирками начальника», заказал и организовал его убийство, а родной брат выступил в роли исполнителя. Мотив преступления, выдвинутый преступниками, был таков: «По двадцать раз бумаги заставлял переписывать!».

Может, и Зубков кого-то «достал». И парнями, чьи фотороботы составлены со слов перепуганной консьержки и не сильно присматривавшегося лифтера (а, может, с размытых камер видео-наблюдения), могли быть просто недовольные люди.

Не исключено, что мотивом преступления могут быть и личные взаимоотношения. 16 февраля, как известно, облили кислотой замгубернатора Киевской области Юрия Чижмаря.

23 февраля руководство ГУВД Киева объявило, что заказчиком покушения на Чижмаря, в результате которого чиновник был облит соляной кислотой, признан капитан милиции Назар Фесун, у которого Чижмарь отбил свою бывшую любовницу, а исполнитель – Дмитрий Котов. Причем, у Котова нашли дома кислоту и фотографию Чижмаря, которую он почему-то не выкинул.

Ни замгубернатора, ни его жена Екатерина, ни «их любовница Александра» в версию женской мести не верят. В один голос заявляют, что личная жизнь к преступлению не имеет никакого отношения, и корни надо искать на работе. Сергею Зубкову, по данным СМИ, перед смертью угрожали. Но кто и почему? Он рассказать не успел.

В заключение отметим, что Зубков стал третьим украинским судей за последние 10 лет, убитым с особой жестокостью. Первый прецедент такого рода – это нашумевший расстрел председателя арбитражного суда Одесской области Бориса Вихрова в 1999 году. Спустя 5 лет преступников поймали в Турции.

Вихров был непростым судьей и человеком. Да и времена были непростые. Его смерть связывают с профессиональной и коммерческой деятельностью. Перед убийством в областном арбитражном суде рассматривался ряд громких дел в связи с арестом теплохода "Тарас Шевченко", возвращением в Украину валютных ценностей из-за рубежа и приватизацией объектов городской коммунальной собственности.

В январе 2009 года под Киевом был найден обгоревший автомобиль, принадлежащий судье Высшего хозяйственного суда Михаилу Михайлюку.

Милиция и лично тогдашний министр Луценко всеми силами старались замять резонансное преступление. Сначала пустили «утку», будто сам Михайлюк связался с правоохранительными органами и сказал по телефону, что машину у него угнали.

Но когда судмедэксперты установили, что обугленное тело человека, найденное под Киевом в автомобиле, принадлежало все-таки судье, и отступать было некуда, милиция придумала еще более чудовищную версию: самосожжение.

Как рассказывал тогда журналистам Луценко, «есть одно обстоятельство: видеокамеры на автозаправке зафиксировали, что после заправки автомобиля судья поставил небольшую канистру с бензином к себе в салон. Сразу после этого завернул в лес, где произошло то, что произошло. Экспертиза сейчас устанавливает технические подробности, которые очень похожи на самосожжение».

Тот факт, что на теле были найдены следы ножевых ранений, о чем журналисты, близкие к милицейским источникам, хорошо знают, не помешал милиции представить убийство судьи Высшего хозяйственного суда как слишком незаурядное самоубийство.

Будем надеяться, что в истории с убийством Сергея Зубкова такого не произойдет. И НАСТОЯЩИЕ преступники понесут заслуженное наказание по всей строгости закона, которому как умел, так и служил покойный.