Увидят ли киевляне вновь «Ирину Кустодиеву»?

Увидят ли киевляне вновь «Ирину Кустодиеву»?

«Свою дочь Ирину Кустодиев писал, наверное, столь же часто, как Веласкес инфанту Маргариту», – говорит Кэтрин МакДугалл. Достаточно вспомнить целую галерею трогательных портретов дочери, начатую Борисом Кустодиевым через четыре часа после ее появления на свет с портрета, на котором изображено «что-то красное, кривое, запеленатое, как голубец». Хотя большинство любителей русского искусства знают этого художника по портретам пышущих здоровьем купчих и излучающих аромат свежести купальщиц (почти как у Рубенса).

Тогда, в 1911 году, уже начался крестный путь художника. Тяжелейшая болезнь позвоночника вскоре прикует его к инвалидному креслу, в котором он проведет практически половину жизни. Но телесные страдания мастера, казалось, только вдохновляли его на создание полных солнца и счастья полотен.

Судьба большинства холстов, созданных художником, весьма завидна – все они представлены в экспозициях крупнейших музеев России. Но швейцарский портрет маленькой Ирины ожидала иная участь. Писал Борис Кустодиев этот шедевр в Лейзене (Швейцария), где проходил лечение (туберкулез шейного позвонка), и привез его в Петербург для того, чтобы представить на передвижной выставке объединения «Мир искусства», состоявшейся в 1912 году. Жена художника Юлия Евстафьевна сообщила Кустодиеву в письме из столицы: «…Был Репин на вашей выставке и громогласно все ругал и возмущался. Подошел к «Ирине» и сказал: «Вот один у них художник!..». В том же году полотно последний раз видели киевляне. В 1914 году картина отправилась на грандиозную «Балтийскую выставку» в шведский город Мальме, где вместе с другими работами русских художников осела на десять лет из-за начавшейся Первой мировой войны и последовавшей за ней революцией. Лишь в 1923 году удалось договориться со шведами и переправить работу в Америку, где советское правительство организовало первую масштабную выставку русских художников в Нью-Йорке, а затем и в других городах США. Это была выставка-продажа, и турне имело коммерческий успех. Портрет Ирины Кустодиевой был приобретен американским промышленником (ряд картин купили наши известные соотечественники). Но нынче не до жиру, и, учитывая, возникшие в Америке проблемы с недвижимостью, стало меньше стен, на которых смотрелись бы картины, и большинство наследников стараются продать то, за что еще можно что-то выручить.

Спустя без малого уже 100 лет, 8 июня на специализированных торгах аукционного дома MacDougall’s, коллекционеры русского искусства смогут приобрести этот холст. Эстимейт, как и полагается для топовой работы, нешуточный: 1 млн. 200 тысяч – 1млн. 800 тысяч GBP. Стоит отметить, что в этом случае высока вероятность успеха: в 2009 году на аукционе Sotheby’s холст (57,5 х 57,5) Бориса Кустодиева «Деревенская ярмарка», имея приблизительно такую же стартовую цену, как и «Портрет Ирины Кустодиевой», был продан за 2,84 миллиона GBP. Этот рекорд на работу художника обозначил начало подъема рынка русского искусства, который после экономического кризиса «просел» на 35%.

Лондон уже давно зарекомендовал себя неофициальной столицей мирового искусства. Здесь стараются продать не только русское, но и французское, немецкое, итальянское искусство. По информации Уильяма МакДугалла, объем рынка русского искусства в 2010 году был равен 104 млн. GBP. Именно в Лондоне расположены главные офисы ведущих аукционных домов: Sotheby’s, Christie's, MacDougall’s и Bonhams и, соответственно, 68% продаж в сегменте русского искусства происходит именно в Великобритании и только 18% – в США, оставшиеся 14 % – в других странах, в том числе в Украине. Но где бы ни происходили торги – 99 покупателей – если не из постсоветских стран, то выходцы из бывшего Советского Союза. Отечественные коллекционеры уже давно «прорубили окно» на европейские аукционы. Хотя если принять за 100% общее число российских и украинских участников торгов, то украинцы составляют одну четвертую от этого количества. К тому же практически все приобретенные произведения искусства остаются там же, где и были приобретены, – за рубежом. Как отметил с улыбкой директор Русского музея Юрий Вакуленко: «Какой же приличный украинский олигарх сегодня не имеет квартиры в Лондоне. Дешевле, чем в Киеве». Юрий Евгеньевич, правда, отметил, что уже вроде бы начали происходить «подвижки» с внесением поправок в закон о правилах ввоза-вывоза художественных ценностей в сторону его либерализации, и украинские коллекции могут получить приток свежей крови. А там, глядишь, что-нибудь и музеям перепадет.

Торги за картину Бориса Кустодиева, так же как и за другие топовые лоты, такие как «Сосновый лес» Ивана Шишкина (эстимейт 800-1200 тыс. GBP), декорация Николая Рериха «Палата Берендея» для весенней сказки Островского «Снегурочка» (эстимейт 350-500 тыс. GBP), марина Льва Лагорио «У моря. Крым» (эстимейт 250-300 тыс. GBP), а также картина Генриха Семирадского на античную тему «Новый браслет» (эстимейт 250-300 тыс. GBP), будут вестись по телефону. В подобных случаях покупатели в аукционном зале практически не находятся. А вот за работы в более простых категориях могут побороться и в самом эпицентре событий. Вполне возможно, что развернется борьба за нашего модного «анималиста» Илью Чичкана. МакДугаллсы отобрали две его работы, обозначив весьма демократическими ценами – от 2 до 7 тысяч GBP. Из наших бойцов contemporary будет также представлен Александр Ройтбурд, но уже как зарекомендовавший себя на зарубежном арт-рынке художник, и его оценили, соответственно, в 25-30 тыс. GBP. Кэтрин МакДугалл еще недавно не планировала выставлять на торги творчество украинских представителей искусства contemporary. Уж очень это еще не апробированный и рисковый сегмент, поэтому остановилась на точечных, по ее словам, лотах. Кстати, на лондонском аукционе будет представлен фаворит киевского арт-рынка – Сергей Шишко, на живопись которого цены в докризисный период зашкаливали за $100 тыс. В Лондоне за его пейзаж можно поторговаться, начиная с 3-5 тысяч GBP.

На предыдущих торгах МакДугаллсов самым дорогим лотом неожиданно оказался портрет мальчика кисти Николая Фешина (американского художника русского происхождения), который нашел нового владельца за 6,9 млн. GBP. Это было абсолютной сенсацией. 8 июня в Лондоне опять представят портретную живопись Фешина при эстимейте 380-500 тыс. GBP. Что ж, как говорят в Одессе: будем посмотреть! Что рынок искусства выстоял после кризиса – уже все поняли, но теперь интересно, насколько все-таки оправдались надежды коллекционеров.