«Каннская вечеринка» без Вроды (фото)

«Каннская вечеринка» без Вроды (фото)

Когда на Каннском фестивале объявили победителем в коротком метре фильм «Кросс» и назвали по-французски имя украинского режиссера Марины Вроды, она ничего не поняла и даже не поверила, что стала обладательницей «Золотой пальмовой ветви». В Киеве ее приезда ждали на «Каннской вечеринке», устроенной специально в честь победительницы и по поводу прошедшего кинофорума. Но общение состоялось лишь по скайпу, а позже в СМИ появилась информация, что Марина потеряла паспорт и не может вылететь в Украину…

Воссоздать атмосферу Каннского фестиваля в отдельно взятом месте, да еще и в стране, имеющей очень отдаленное представление об этом кинофоруме, сложно. Тем не менее, компании Film.ua удалось и показать происходящее торжество на Лазурном побережье, и рассказать о 64-м фестивале, и представить собравшимся экспозицию «меморабилий» (раритетных объектов, связанных с каким-либо историческим событием, культурным или спортивным феноменом) от известного коллекционера Александра Крылова. И даже предоставить возможность пообщаться с виновницей торжества, правда, с помощью Интернета.

Каннский фестиваль – самый крупный кинофорум класса А, фестиваль, который является вторым полюсом мировой кинокультуры. Не то чтобы вторым, а противоположным «Оскару». Он задает тон, определяет моду в кино, моду вообще. Сюда стремятся люди, чтобы показать все свои самые последние достижения: модельеры шьют эксклюзивные платья звездам, чтобы те дефилировали по красной дорожке и показывали, на что способны люди, стоящие у швейного станка. Кинематографисты снимают кино, и потом эти фильмы определяют киномоду. По ним учатся снимать, рассуждают, что происходит с кино: оно умирает, как считают многие последние лет десять, или напротив – оно развивается и освоено только 7 процентов киноязыка.

Каннский фестиваль возник в свое время в пику Венецианскому кинофестивалю, на котором доминировали фильмы, связанные с нацизмом. Нашлись люди, которые постарались собрать максимум средств, чтобы сделать это на Ривьере. До этого Канны были просто маленькой рыбацкой деревушкой, которую облюбовали американцы и англичане, начавшие строить там шикарные виллы. Место предполагало смотр «лакшери»-формата. Но никто тогда и представить не мог, что Каннский фестиваль станет таким, каким он стал теперь. Первый фестиваль должен был состояться в 1939 году, но помешала Вторая мировая война. Он был уже заявлен, и из Америки отправился целый лайнер с голливудскими звездами. С тех пор и повелось, что в Каннах ни один фестиваль не проходит без участия голливудских звезд, чтобы создать соответствующую атмосферу.

Каннский фестиваль невозможен без крупных мировых премьер и крупных скандалов, созданных, спровоцированных звездами. Фестиваль вообще славится фильмами разного формата, и это в основном авторское кино, раскрывающее темы запрещенные. За что Канны постоянно критикуют, но без чего они просто не могут существовать.

Нынешний Каннский фестиваль прошел тоже со скандалом, который был инспирирован Ларсом фон Триером – фаворитом Канн, несколько раз получавшим «Золотые ветви». В этом году он отличился тем, что пошутил на тему нацизма, из-за чего был изгнан с фестиваля. Многие склонны предполагать, что скандал был вызван скорее тем, что у западной прессы плохо с чувством юмора, чем тем, что Ларс действительно считает правым Гитлера и всех тех, кто был под его знаменами.

Много споров возникало, безусловно, вокруг победившего фильма. Это картина «Древо жизни» американского режиссера Теренса Малика, который за 40 лет карьеры в кино снял всего 5 фильмов. «Древо жизни» – это его пятая лента, в ней снялись Брэд Питт и Шон Пенн. Одни говорили, что это шедевр, новое слово в кино, другие – что это неудавшаяся картина, которая не заслуживает главного приза фестиваля. Роберт Де Ниро, объясняя мотивацию членов жюри, которое работало под его началом, сказал, что «этот фильм вполне соответствует масштабам Пальмовой ветви».

И безусловная украинская составляющая нынешнего Каннского фестиваля, названная всеми прорывом национального кино, надеждой для миллионов людей в Украине, – это участие в короткометражном конкурсе нашей картины «Кросс» Марины Вроды.

Нынешний 64-й фестиваль по праву назван одним из лучших: по количеству фильмов, по количеству журналистов, их было около 4 тысяч – и это рекорд, а очереди на показы достигали 5 км.

Суть Каннского фестиваля однажды очень верно выразил Роман Полански, сказав, что Канны – это зоопарк. Здесь простые прохожие на улицах порой похожи на кинозвезд, а звезды ничем не отличаются от обывателей.

Ларс фон Триер – возмутитель спокойствия на этом фестивале – пришел на пресс-конференцию со словом «фак», которое он написал фломастером на кулаке. Из Канн он был изгнан, причем бойкот ему объявили даже каннские рестораторы, которые, узнав в посетителе смутьяна, выставили его из трехзвездочного мишленовского ресторана. Очень обиженный, Триер уехал из Канн в своем трейлере, так как он очень боится путешествовать самолетами.

Но скандал никак не отразился на коммерческой составляющей его проектов: он собирается переснять легендарного «Таксиста» – фильм, который в 1976 году получил «Золотую пальмовую ветвь».

На премьере картины Теренса Малика «Древо жизни» случилась едва ли не революция – попасть в зал «Люмьер» можно было только штурмом, и зал в 3 тыс. мест заполнился в течение 30 минут. Оставшиеся за пределами зала ломали турникеты, поэтому на помощь пришла полиция. Это был пик фестиваля, после которого дней пять только и говорили о Малике. Дополнительную интригу создавало то, что сам автор в Канны приехал, но на люди не показался, объяснив это своей застенчивостью. Бывший университетский профессор, с 1998 года, когда вышла его предыдущая лента «Тонкая красная линия», не появлялся на публике и не фотографировался. И в Каннском каталоге напечатали его фотографию еще того периода. Ходили слухи, что режиссер все-таки был на премьере и на церемонии награждения. Но никто его не узнавал. Случился эффект художника Бэнкси – его все знают, но никто никогда не видел.

Еще одна волна была поднята «Пиратами Карибского моря», четвертая часть которых была презентована на фестивале. А Канны, которые всегда были ориентированы на авторское кино, никогда не гнушались Голливуда. Тут всегда проходят самые громкие премьеры, привлекающие публику разного калибра.

Особое внимание на Каннском фестивале – к дресс-коду. Только избранным разрешается к смокингу одевать кеды. Правда, если на вас нет бабочки, то за 20 евро прямо перед входом во Дворец «Люмьер» ее можно купить.

Вообще, в Каннах можно купить много такого, что так или иначе связано с киноиндустрией. Есть люди, которые скупают вещи, относящиеся к миру кино, как, например, коллекционер Александр Крылов. Он 20 лет живет в США, работал бизнес-менеждером у одного из игроков команды «Лос-Анджелес Лейкерс». Однажды тот принес ему кроссовки одного очень известного баскетболиста с его автографом. После знакомый попросил их продать за 1 тыс. долларов, но выяснилось, что реальная цена за «раритет» – 2 тыс. долларов. В это же время Крылов купил лицензию у НВA и стал производить матрешки с изображением игроков. Они продавались по 30-40 долларов, бизнес шел неплохо. Но когда на них расписались сами игроки, и матрешки были выставлены на аукцион, то каждая ушла по 5 тыс. долларов.

Так постепенно от кроссовок украинский предприниматель перешел на автографы звезд, экспонаты, связанные с ними и непосредственно со съемками фильмов. Александр даже поведал историю, как один олигарх, купив у него футболку Шекила О’Нила, преподнес ее в подарок нашему президенту (правда, не уточнил какому). Так родился проект «Подарок человеку, у которого есть все» – очень актуальный для Украины и России.

Что же касается «заочной» виновницы торжества, то в июне Марина Врода все-таки, надо полагать, вернется в родные пенаты, чтобы презентовать свой фильм «Кросс».

Фото Ольги Якимович