Тибет в запрете (фото)

Тибет в запрете (фото)

Запретный край, судя по всему, еще долго будет оставаться запретным. Иностранным туристам воспрещено посещать Тибет до конца июля. Представитель агентства China Travel Service в Лхасе сообщил, что предписание будет действовать до 26 июля. Но, скорее всего, иностранных туристов не будут принимать до середины августа по соображениям безопасности. На июль намечено празднование 60-летия установления власти Китая над Тибетом. В связи с годовщиной возможны акции протеста.

Автономный край как корона империи, очевидно, долго будет оставаться недосягаемым и тем самым притягательным. Казалось бы, и железную дорогу туда проложили, и самолеты летают. Но не так все просто. Каждого, кто стремился попасть на земли Тибета, во все времена ожидали испытания. Раньше, до присоединения к КНР, пройдя утомительные перевалы, горные потоки, представители всех экспедиций, подойдя на расстояние одного перехода до столицы, неизменно получали один и тот же ответ с незначительными вариациями: "Далай-лама великодушно просит извинения, что экспедицию не пустили в Лхасу, но это сделано только в силу основных древних лхасских законов и заветов, обязывающих всех и каждого из тибетцев свято охранять Буда-лху (Поталу) от посещения чужеземцев".

Сегодня стало попроще. И даже с финансовой точки зрения это не самый дорогостоящий маршрут. Проживание в иных киевских гостиницах за три дня обойдется дороже. Сложно, безусловно, с физической точки зрения: даже соблюдая правила акклиматизации, не каждому физически здоровому человеку дано преодолеть отметку 5 000 метров. К тому же, нельзя забывать и о «пермите» – разрешении на пересечение границы Тибета. Дело в том, что есть два варианта попасть официально в заветный край – через Непал или из Пекина. При этом говорят, что из столицы КНР добыть необходимые документы сложнее чем хотелось бы.

Большинство жаждущих попасть к заветной Шамбале торят свой путь через Непал. Многочисленные местные турфирмы благодаря электронной связи заранее оформят нужное разрешение и сопроводят вас до границы. При этом в паспорте у вас не будет и следа вашего пребывания в Поднебесной – только «пермит» останется вам на память. Сам процесс пересечения границы не сложнее чем в большинстве случаев. Вот только до первого тибетского городка Жангму по бездорожью с вещами нужно идти пешком два километра и только потом вас заберет джип. Жангму дыра редкая, но здесь есть все, что нужно путешественнику. Придорожный ресторан украшен атрибутами альпинистов. Здесь же меняют валюту, практически в каждой лавке можно связаться по телефону с любой точкой земного шара, продается рисовая водка, есть бордели… в общем все, как в любом припортовом городе.

В Жангму укомплектовывают экипажи джипов и начинается первое «восхождение» и первое испытание высокогорным подъемом. Большинство туристов норовят добраться до священной горы Кайлаш, еще часть рвется к горе Эверест и, конечно, нельзя обойти стороной Лхасу. Ехать не мало, но дороги по Тибету проложены отменные (до 1950 года в стране была одна дорога – из Поталы в летний дворец Норбулинка и первый автомобиль для далай-ламы привезли в разобранном состоянии на гужевом транспорте), а чтоб удалые водители не слишком разгонялись – в определенных точках поставили чек-пойнты. Но как же на таких просторах не разогнаться… Так и ехали: промчимся, потом постоим и ко времени подъезжаем на контроль. В харчевнях без толмача не разобраться – меню на «простом» китайском. Все гиды, в лучшем случае говорят по-английски. Выручает язык жестов и радость – слово «чай» у них означает то же самое, что и у нас.

О превратностях маршрутов можно узнать из тематических форумов, но впечатление от увиденного превосходит все ожидания: фантастическое озеро Ямдрок-Цо, многочисленные монастыри, деревни, подножие Эвереста, и, наконец, Лхаса, в центре которой белой скалой возвышается Потала.

Осматривая городские достопримечательности, нетрудно заметить, что жизнь Лхасы, да и всей страны, подчиняется единому движению: по направлению часовой стрелки вокруг алтаря, храма и, наконец, монастыря. С рассвета к буддийским святыням устремляются люди с молитвенными мельницами, чтобы совершить кору – обойти храм не менее трех раз.

Складывается впечатление, что здесь, в районе Бхаркорта – базара, опоясывающего центральную часть старого города, – можно изучать все особенности народного тибетского костюма. Вот гордо прошествовал статный красавец с ярко красным хвостом, вплетенным в косу, уложенную вокруг головы. Вот стайка девушек, головы и прически которых скорее напоминают выставочный экспонат ювелирной лавки. Вот почтенная старушка с крошечной собачкой, колокольчик которой напоминает о себе мелодичным звоном… Здесь явно не ступала нога адептов Шанель и Диора, и магазин одежды гордо демонстрирует на манекенах местные хиты, которым не меньше сотни лет.

И если в середине прошлого века, во время пребывания в Лхасе немецкого альпиниста Генриха Харрера (ныне известного благодаря фильму "Семь лет в Тибете"), в городе пребывало не более шести иностранцев, то теперь лоточники на Бхаркорте уже отчаянно торгуются, приговаривая "чипу, чипу" – надо думать, от английского: cheaper.

Как бы ни сетовали радетели аутентики на то, что, мол, Тибет уже не тот, но сами жизнерадостные тибетцы не ведают переживаний чужестранцев – ведь своих забот невпроворот. Приняв блага цивилизации благодаря китайским инвестициям, жители "крыши мира" все так же посещают храмы, и хлеб свой насущный зарабатывают так же, как и их предки... Безусловно, любой прогресс несет в себе как положительные, так и отрицательные моменты, а туристическая лавина навсегда может изменить дух места, но это станет возможным только тогда, когда последний паломник покинет храм, и в кадильницы некому будет добавлять ячье масло…