Шумел камыш, деревья гнулись…

Шумел камыш, деревья гнулись…

Рассказывают, однажды самым разным иностранцам предложили отметить знакомое слово в написанном латынью списке названий украинских городов. Практически все поставили галочку против райцентра с населением 12 тысяч человек. Не Киева, не Одессы… Nemiroff! Уважают нашу водку в мире. Покупают в 72 странах. Больше ни одна отечественная торговая марка похвастать подобным не может.

Nemiroff… Что это было?..

И вдруг – война в отечественной водочной империи! Когда заинтересовался подноготной конфликта, обратил внимание на интересную публикацию. Материал одного из февральских номеров «Коммерсанта» за этот год открывался врезкой: «Водочная компания Nemiroff пока не продается. Вчера собственники 75% акций компании заявили Ъ, что 21 февраля на собрании директоров управляющей структуры холдинга было решено выйти из процесса продажи минимум на два-три года. На этом же заседании принято решение поменять оперативный менеджмент компании. Президенту Nemiroff Александру Глусю было предложено отойти от оперативного управления холдингом и передать его менеджеру, не являющемуся акционером».

По мнению автора, очень качественная публикация. В ней – ключ к пониманию сегодняшнего скандала в Немирове. Для желающих разобраться в конфликте, специально даю ссылку в интернете. В «прямой речи» правдиво изложены позиции обеих сторон. Потом начался пиар. Подчас информацию приходилось умножать на 2. А иногда умножать на 0.

История эта особая. Вспомним фильмы об американских водочных войнах 20-х годов прошлого столетия. Стрельба, взрывы, погони … - не придумки авторов сюжетов. Реальность.

Водочный рынок – не для слабонервных. Поэтому когда один из участников конфликта заявляет, будто он за мир во всем мире, за альтруизм – не верю! Водкой торгуют – за деньги. Когда из телевизора рассказывают, будто поводом для конфликта в Немирове стало, что одна сторона согласна заплатить кому-то 150 тысяч гривен отступных, а другая, справедливая и взяток никогда не дававшая, напрочь отказывается… Делю 150 тысяч на курс: неполные 20 тысяч долларов – пыль, когда цена вопроса – миллионы и сотни миллионов «зелени».

Бог с ней, с «зеленью» - не для каждого она растет. Пусть себе собственники чубятся. Проблема иная: сегодня «Украинская водочная компания «Nemiroff» не работает. Поэтому хочу найти ответы на 3 вопроса. Что будет с работниками предприятия? (2 тысячи человек на водочном плюс около 400 – на спиртзаводе, завязанном на производство немировской водки, согласитесь, это очень серьезно для 12-тысячного райцентра). Что станет с бюджетами всех уровней? (По словам губернатора Винничины Николая Джиги, Nemiroff перечисляет более 800 миллионов гривен налогов ежегодно. Это большие деньги). Не исчезнет ли город Немиров из списка узнаваемых во всем мире слов?

Вопросы не из простых. Ответы – тоже. Конфликт обостряется. Поэтому сегодняшняя публикация – это лишь начало.

Маска, ты кто?

Для начала, попробуем разобраться, кто говорит правду? Тем более, публичных площадок для обмена ударами у сторон конфликта более чем достаточно. Одна из них даже открыла два публичных блога. Хотя слово «блог» - слишком демократично сказано. Реально у обоих один и единственный спикер – г-н Александр Глусь. И тут так кстати вспоминается дедушка Черномырдин, изрекший однажды: что бы мы ни создавали – всегда получается КПСС.

Так и в этих блогах: на как бы демократической сцене – тотальный театр одного актера. Здесь перепечатываются все интервью, заметки, высказывания, «странным образом» совпадающие с позицией лишь одной стороны конфликта. Занимательная деталь: напрочь отсутствуют ссылки на первоисточники информации. В связи с этим возникает мысль: не опасаются ли создатели блога, что слишком частое упоминание одних и тех же источников может намекнуть на чересчур конкретную связь одной из сторон с этими источниками? Добавим, в немировском исполнении интернет-творения со скромным названием «блоги» - вполне профессиональные многостраничные сайты, с видео и другими развлекаловками. То есть, работает профессиональная команда, а не аматор-одиночка.

Уже несколько раз, повторяя слово «стороны», мы так и не ответили на вопрос: «Маска, ты кто?». Отвечаем: заспорили собственники. С одной стороны – бизнесмены Яков Грибов и Анатолий Кипиш. Их совокупная доля в водочном бизнесе – 75% минус 2 акции. Спикером второй стороны конфликта выступает Александр Глусь. По одним источникам, здесь долей собственности документально владеет папа Александра – Степан, сам Александр частенько заявляет, будто собственник – он лично. Скорее всего, Александру очень хочется быть собственником семейного пакета, но владеет все же папа. Не столь важно. Принципиально, что на этой руке – 25% плюс 2 акции. И принципиально, что кроме уже упомянутых папы и сына, в компании ключевые исполнительные должности занимают мама, сестра, брат и шурин Александра – тоже, наверное, имеют свои кусочки в водочном пироге… Это лишь те, о ком достоверно известно автору.

Так разложились интересы и влиятельность сторон конфликта.

Чего же они добиваются и в чем видят конфликт интересов?

Мнение Якова Грибова по этому поводу таково: изменение ТОП -менеджмента компании было осуществлено в связи со стратегией акционеров компании в отношении ее дальнейшего развития и разделения функций владения и управления. Также акционерами принято решение об упразднении одной из украинских компаний холдинга – управляющей компании Nemiroff, президентом которой является Александр Глусь, таким образом, вместе с ликвидацией данной компании будет упразднена и должность ее президента.

Анатолий Кипиш более конкретен. Его не устраивает, что в компании «ключевые должности занимают родственники (собственников – авт.), кроме того, осуществляющие оперативное управление. Акционерам сложно контролировать самих себя».

По словам Александра Глуся, основной причиной всему является неопределенность в стратегии дальнейшего развития, а не кадровые решения или спор вокруг должности генерального директора. (Александра цитируем по материалам блогов, «совпадающих» во мнениях с его мнением).

«Дискуссия» о стратегии ведется странным образом – слывший еще недавно мирным, сегодня городок в Винницкой области гудит слухами о судебных баталии, захватах-перехватах водочного завода, пропавших и двойных печатях, исчезнувших документах, стрельбе в подворотнях, запугиваниях… Все это имеет место именно в контексте кадровых перипетий. С ними связана и остановка работы завода, вызванная прекращением поставок сырья.

Читатель сам пусть решает, кто честнее говорит о причинах конфликта.

Поставщик терпел-терпел вал почты, когда одно и то же юрлицо (но под разными именами руководителей) в одном письме спрашивает, мол, где поставки, а в другом отказывается – никаких поставок не надо. У поставщика терпение не беспредельное, а посему на официальном бланке «Укрспирта» он потребовал: определитесь, в конце концов, кто кому – Бетховен! В смысле: представьте «нотариально заверенную копию решения собственника ДП «УВК «Nemiroff» о назначении руководителя «УВК «Nemiroff» для подтверждения, что лицо, осуществляющее действия от имени ДП «УВК «Nemiroff», имеет необходимый объем гражданской дееспособности».

Чтобы была понятна причина появления грозного письма, в адрес руководителя компании Nemiroff (в письме так и написано – «руководителю», ибо фамилия самого лидера компании даже Укрспирту не известна), процитируем этот официальный документ шире: «В ДП «Укрспирт» в последнее время поступают письма от ДП «УВК «Nemiroff», подписанные разными должностными лицами и скрепленные разными гербовыми печатями предприятия. Эти письма по содержанию полностью противоречат друг другу. Так, ДП «Укрспирт» были отправлены на ваш адрес счета на оплату спирта в предварительно согласованных объемах и согласно графику поставок. Но письмом от 10.06.2011 г. ДП «УВК «Nemiroff» сообщает нам, что в настоящее время предприятие не может выполнить свои договорные обязательства в связи с непредвиденной долговременной остановкой производства. Уже 16.06.2011 г. в адрес ДП «Укрспирт» поступило иное письмо, в котором вы требуете предоставить счета для оплаты спирта и осуществить поставку спирта».

В редакции есть копия упомянутого в письме документа от 16.06.2011, автор которого бьет тревогу: сырье нужно срочно, завод стоит, шлите счета – мы тут же оплатим! Подпись – гендиректор Nemiroff Юрий Сорочинский. И печать. Юрий Сорочинский – новый руководитель предприятия, назначенный собственниками недавно. Авторство понятно. Тогда, от кого же отказные письма?

Информация к размышлению. Прежний гендиректор, уходя, прихватила с собой печать предприятия и бланки. Чтобы продолжать производственную деятельность, г-н Сорочинский был вынужден изготовить новую печать, о чем сообщил в средствах массовой информации и в правоохранительные органы.

Кто мог отправлять письма на бланке и с прежней печатью завода? В чьих интересах доказать, будто без него завод остановится?.. По словам менеджеров Укрспирта, под этими письмами – подпись Аллы Глусь.

Здесь и ответ на вопрос, почему завод Nemiroff не работает. Как ни крути, а главная причина – все же кадровый вопрос. О какой стратегии конфликтовать, когда водку изготавливать не из чего?!

Думается, читатель уже понял, что без судебных дел конфликт собственников не обошелся. Правильно понял. И мы порассуждаем, какой нам видится позиция суда? При этом неизменно помня, что первейшим среди основных принципов судопроизводства Конституция называет законность.

Но перед этим разберемся, почему же столь принципиальным стал вопрос родственных связей в немировском водочном бизнесе?

Водочная Maffia?

Сразу договоримся: «Maffia» - слово не обидное. Перевод знает каждый – «семья». Коль скоро мы говорим на импортный манер название города Немирова – и это нас радует, почему бы не порадоваться и семье – в импортном произношении?

Речь, понятно, об уважаемой в городе семье Глусей.

Александра Глуся понять трудно. В одном интервью он утверждает, будто водочный бизнес у них – семейный, в другом – не совсем семейный, в третьем, мол, семейным был, а теперь, конечно же – нет.

А как на самом деле?

«Компания Nemiroff была основана моим отцом – Степаном Карловичем Глусем в 1992 г. в г. Немиров Винницкой области и стала первым частным предприятием в отрасли, - читаем комментарии Александра Глуся в публикациях знакомых нам блогов. - А его партнером тогда выступил известный, благодаря знаменитым бальзамам, Рихард Битнер. И лишь в 1997 г. в компанию, широко реализующую свою продукцию на внутреннем рынке и на экспорт, Степан Глусь пригласил в состав акционеров А. Кипиша и Я. Грибова». Конец цитаты. Заходим на сайт Верховной Рады, в которой уже второй созыв подряд трудится народным депутатом Степан Глусь. В данных о депутатах V и VI созывов узнаем: избран от «Батьківщини», входил в фракцию БЮТ, сейчас в Регионах; на момент избрания Степан Карлович занимал должность директора государственного предприятия Немировский спиртовой завод. Получается, г-н Глусь никогда не работал и не основывал компанию Nemiroff?

Надо уточнять в Немирове.

Оказалось, в 1992-м в Немирове действительно было создано совместное предприятие, занимающееся розливом водки. 40% которого принадлежало государству – в лице государственного спиртзавода (на изготовление спирта в Украине всегда была госмонополия), а 60% - зарубежным предпринимателем. Интересно получается, в семье г-на Глуся до сих пор считают, что именно он был основателем СП – со всеми вытекающими финансовыми последствиями. Видимо, правильно считают, коль никто из бывших работников госспиртзавода до сих пор не ведает, что как коллективный участник был в числе соучредителей доходного предприятия. Тоже – с вытекающими финансовыми последствиями.

Листаем историю дальше. Появились предприимчивые бизнесмены А. Кипиш с Я. Грибовым с и выкупили вначале зарубежные 60%, а затем – и государственные 40%. В сумме – 100%, не так ли? На момент приобретения первого пакета, завод безнадежно стоял. Запустили производство…

Не будем интересоваться, сказалась ли купля-продажа госпакета на личном благосостоянии работников спиртзавода – коллективных собственников 40% ликероводочного завода, ибо не это тема нашего разговора. Очевидно одно, с той поры Степан Карлович, если и имел какие-то отношения с прародителями компании Nemiroff, мог реализовывать их лишь с личного благословения 100-процентных собственников. Уточняем это исключительно для установления исторической истины.

Помнится, старина Рокфеллер любил повторять: «Я готов объяснить вам происхождение всех своих миллионов, начиная со второго. Только не спрашивайте, как я заработал первый миллион». ОК! Не будем и у Глуся-старшего интересоваться, как и за сколько он получил в собственность первые 20% «Украинской водочной компании «Nemiroff». Например, автор слышал такое: пятую часть собственности С. Глусь выплакал бесплатно. Как говорится, успокоительные – за «рабочую долю», которую, наверное, правильнее называть «директорской» - ведь работники госспиртового завода не получили ничего. Зато об остальных 5% плюс 2 акциях известно точно – купил их у А. Кипиша. При этом – по ходу развития бизнеса и протекания лет – стартовый ликероводочный завод (общество с ограниченной ответственностью) был успешно ликвидирован, а то место, где сегодня разливают всемирно известный водочный бренд, - дочернее предприятие и юридически абсолютно иная компания. В которой 25% плюс 2 акции принадлежит семье Глусей. Надеемся, столь пространная информация не конфликтует с Законом о доступе к публичной информации?

Кому из членов семьи сегодня принадлежит доля в Nemiroff и в каких процентовках – можем лишь догадываться. Например, из опубликованных в СМИ рейтингов. В прошлом году в ТОП-200 самых богатых людей Украины журнала «Фокус» под номером 57 значились оба Глуся – Степан и Александр с состоянием 206,9 миллионов долларов. В июне нынешнего года свой рейтинг «Золотой сотни» представил «Корреспондент». В нем прописан лишь Александр (№81 и 85,5 миллионов долларов). Степана нет вообще. Куда подевался с такой разницей в сумме? Ну, не пропил же!.. А, может, в журналах калькуляторы врут или у каждого свой курс доллара и метод подсчета… В нашем исследовании важно другое: Степан Глусь имел и имеет влияние в семейном водочном бизнесе. Наверное, со статусом нардепа степень его влиятельности надо умножать на крепкий коэффициент.

Движемся дальше. Алла Сигизмундовна Глусь – супруга Степана Глуся и мама Александра. Это по поводу ее отзыва с должности гендиректора «УВК «Nemiroff» принял решение собственник дочернего предприятия. Сегодня госпожа Глусь доказывает в судах, будто подписавшая приказ об увольнении ее заместительница нарушила Закон, а вместе с ней нарушил и собственник. Об этом – ниже.

На вопрос, кем Алла Глусь работала раньше, автор получил исчерпывающий ответ: «работала женой Степана Карловича». Кратко и лаконично. У Александра Глуся иные воспоминания: «Помню с тех времен, когда был молодым парнем, как мама буквально на коленках вела в тетрадке бухгалтерию. Дома зарождался новый бизнес. Отец создавал новое предприятие»… Для нас важно другое: Алла Сигизмундовна руководила, и хочет руководить водочной компанией.

В этой связи приведем лишь позицию Александра, озвученную на телекамеру в размещенном на знакомых блогах видеоролике. Сказано по поводу имевших место деловых взаимоотношений между одним из собственников и новоназначенным гендиректором: «Если мы говорим о независимом ТОП-менеджере компании, независимом ни от кого из акционеров, то это должен быть независимый»… И еще. На вопрос корреспондента «Фокуса»: «Вы выступили против Юрия Сорочинского, которого хотели поставить на эту должность другие акционеры?» - Александр Глусь разъяснил: «Я не против наёмного менеджмента. Более того, ещё в 2009 году подготовил компанию к привлечению независимого наёмного менеджера. Это нормально, когда разделяют уровни управления: стратегический – акционеры, операционный – не зависимый ни от одного из собственников менеджер. Так работают во всём мире. Но взять и поставить в управление человека, только потому, что он много лет проработал в структурах одного из акционеров, в частности г-на А. Кипиша, – уровень таких решений примитивен»… Вот те раз, оказывается, сынок давно задумал уволить мамашу из семейного бизнеса, и еще 2 года назад инициировал подготовку к ее замене. Видимо, что-то не сложилось…

Коль речь зашла о новоназначенном гендиректоре Юрии Сорочинском, приведем небольшую справочку из того же номера «Коммерсанта», с которого начинали публикацию: «Господин Сорочинский занимал должность руководителя юридического отдела компании Nemiroff в 1997-2006 годах… После ухода из Nemiroff, работал старшим менеджером по налоговой и юридической практике Pricewaterhouse Cooper, а затем директором компании по управлению активами «Фордон Инвестмент и Менеджмент». Немаловажно: г-н Сорочинский не входит в число собственников Nemiroff. Ну а то, что Юрий Сорочинский когда-то и где-то работал с Анатолием Кипишем… Так мы договоримся, будто на должность гендиректора предприятия с мировым именем надо принимать исключительно по резюме. Конечно же, кто-то из собственников должен такую кандидатуру знать, рекомендовать и нести ответственность за своего протеже. В том числе, и собственными деньгами. Иначе не бывает. Последнее, кстати, абсолютно абстрактные размышления автора, а ни в коем случае не поддержка Сорочинского. На одном лишь основании: автор не знает ни самого Сорочинского, ни его личных, ни деловых качеств. Хотя… Работа в Pricewaterhouse Cooper – авторитетная визитная карточка.

Теперь об Александре Глусе. О нем читатель уже достаточно прочел в нашей публикации. Александр, будто комсомольский активист, набрал себе поручений в компании – на две жизни хватит, совмещая в одном лице функции и собственника, и… исполнителя воли собственника. Перечислим. Александр – возглавлял совет директоров, в состав которого входят остальные собственники; он же – был президентом управляющей компании, входившей в холдинг Nemiroff; он же – отозванный председатель наблюдательного совета ДП «Украинская водочная компания «Nemiroff». Ничего не забыл, перечисляя?..

Тогда еще. Именно с ним составлен эксклюзивный договор о том, что при увольнении с одной из должностей, г-н А. Глусь получит солиднейшую сумму отступных… Не удивляетесь? Например, тому, из чьего кармана Александр Глусь получит отступные? Собственники не подписывали такой контракт с А. Глусем. Подписал с мамой - гендиректором, у которой он председатель наблюдательного совета?.. Слыхано ли дело: наблюдательный совет в… дочернем предприятии! Кстати, на заводе вам расскажут, что контракт между главой набсовета и гендиректором подписан как раз между Александром и Аллой Глусями. А ведь наблюдательный совет создается решением собственников, чтобы между сборами представлять их интересы и контролировать, как эти интересы соблюдает исполнительный орган (гендиректор). Но собственники вовсе не собирались вставлять еще одну прокладку в виде набсовета между ними и водочным заводом. У них там прокладок и так выше крыши. И потом, это ж даже представить невозможно, как сын будет одним глазом следить за хозяйственной деятельностью мамы, а другим пересчитывать деньги, им же от мамы за эту бдительность получаемые – по контракту… Окосеть можно!

Но, оказывается, семижильный Александр и на большее способен. Вот, как о его работоспособности рассказывают все в тех же блогах, где Глусь-сын – монопольный спикер: «Впрочем, не одной водкой сыт 36-летний бизнесмен. Его предпринимательский кругозор охватывает аграрный и гостиничный бизнесы. Правда, Глусь едва успевает самостоятельно следить за своими активами. Ведь надо еще успеть минимум два раза в месяц навестить семью, которая живет в Венгрии. «Мы каждую минуту ценим», – сказал Глусь в конце своего интервью. Сел в самолет и улетел в Будапешт»... Улететь-то улетел, а счета с аэропорта Борисполь приходят в компанию. И не простые, а с припиской, мол, улетел сын народного депутата. Будьте добры - оплатите денежки. Да-с, прошляпили инфу администраторы блогов. Того и гляди, теперь Глусь по шее надает.

Сегодня Александр Глусь возмущается, отчего ж в пакете кадровых и реорганизационных постанов собственники приняли решение об освобождении его от должности председателя совета директоров, председателя набсовета водочного завода и сокращении управляющей компании. Отныне он – рядовой собственник «без портфеля» судится за справедливость с остальными практически 3/4 собственников. Но не о себе, оказывается, болит душа его – о работниках управляющей компании, которых придется сокращать… (В скобках заметим: позиция остальных собственников как раз диаметрально противоположная – не сокращать специалистов, а реструктуризировать группу компаний и закрепить все ценные кадры, произвести горизонтальные перемещения).

Конечно, человеколюбие, демонстрируемое Александром напоказ, – черта уважаемая. И с ходу одобряемая общественностью. Если бы не… Средний заработок по компании Nemiroff составляет порядка 3,5 – 4 тысяч гривен в месяц. Численность работающих – около 2-х тысяч человек. Из них около 1 тысячи простых трудяг получают немногим более 1 тысячи гривен. Остальные – своими зарплатами поднимают средний заработок по компании втрое, вчетверо. Вроде как среднюю температуру по больнице меряют… Комментарии излишни. Сие, как говорится, информация к размышлению. В Немирове, как мы говорили, всего 12 тысяч населения, включая младенцев. Тут хотелось бы попенять собственникам: разъяснять свои инициативы по сокращению управленческих структур не мешало бы. А люди разберутся, кто прав. Пока же в человеколюбии активно клянется г-н Александр. Это слышат люди. Потому что говорит громко.

В связи с этим, поделюсь наблюдениями по поводу выложенных в интернетовских блогах видеороликов о якобы препятствовании новой администрацией предприятия в доступе к рабочим местам. Ну, то, что это монтаж – видно и непрофессиональным глазом. Удивляет другое. Блоги информируют, будто работников не пускают на завод. На самом деле, работников-то как раз пропускают. Не пускают гендиректора, которого собственники отозвали с должности и с полсотни плечистых охранников – тоже бывших. Но вот перед камерой гендиректор поскандалила, оценила ситуацию, смешалась с работниками, и – на тот же завод… Под прикрытием рабочих… Вроде как в атаку из-за спины. Видеокамеры жужжат, и на экране – картинка: якобы работников не пускают на родной завод. Что и требовалось доказать. Теперь об этом можно рассказывать и встречному, и поперечному. И показывать.

Вкратце – о других членах семьи. Сестра Наталья, о которой Александр Глусь тепло отзывается, мол, «окончила юридический факультет университета и по сегодняшний день преподает там корпоративное право». Оказывается, не только. Наталья возглавляет юридическую службу группы компаний Nemiroff. По наследству им что ли неугомонность досталась? «Мой брат Владимир обучался в Америке и Европе, - добавляет Александр. - Да, действительно, все встали, закатали рукава»… Сегодня Владимир, с закатанными рукавами, директорствует в корпоративном отделе компании. На троих – два сына и дочь переписали и утвердили новый устав компании Nemiroff. Который – в копии! – собственники впервые(!) увидели во время… ознакомления с материалами судебного дела, оспаривающего их решение об увольнении гендиректора и самоназначенного председателя наблюдательного совета водочной компании. Вот, оказывается, чем занимаются работники «непроизводственного» фронта, поднимая среднюю зарплату коллективу! Кто там сказал, будто на детях природа отдыхает?..

Но и это не все. При руководящих делах оказался и муж Натальи – Алексей Коровяковский. Он – директор компании «Nemiroff-медиа».

Слов нет, талантливая семья! Во всех отношениях…

Удивляюсь, как собственники не завыли, узнав о решениях Немировского райсуда Винницкой области, где именем Украины судья Алексеенко вынес вердикт: увольнение Аллы и Александра Глусей – незаконно. А на основании этого решения Винницкий окружной административный суд постановил государственному регистратору восстановить Аллу Глусь в Госреестре в качестве гендиректора компании Nemiroff.

Немировский суд – самый гуманный

Коль речь зашла о суде, важно отметить, автор хорошо понимает: правосудие в державе осуществляет только суд. Закон позволяет журналисту высказывать оценочные суждения. У нас иметь собственное мнение не возбраняется. Поэтому мы делимся своим мнением и высказываем оценочные суждения. Заостряю внимание, и эта публикация – авторская оценка описываемых событий.

5 апреля сего года компания Nemiroff Holding Limited – 100-процентный собственник дочернего предприятия «Украинская водочная компания «Nemiroff» приняла решение: отозвать с должности председателя наблюдательного совета ДП «УВК «Nemiroff» Александра Глуся, с должности гендиректора этой компании – Аллу Глусь, назначить Юрия Сорочинского гендиректором, которого уполномочить внести соответствующие изменения в Госреестр, а Алле Глусь на протяжении одного рабочего дня передать новоназначенному гендиректору печать и оригиналы уставных документов компании.

Теперь внимание! В документе написано «отозвать». Так как оригинальный текст – на украинском и английском языках, дублирую для тех, кто не понял: «відкликати» и «be removed». Это важно!

Потому что в суде представитель ответчика (ДП «УВК «Nemiroff») г-н А. Лахник (юрист, подчиненный дочери Аллы Глусь) исковые требования самой Аллы Глусь о восстановлении ее в должности гендиректора с ходу «признал и не оспорил против их удовлетворения». Также в судебном заседании он отметил, что приказ заместителя гендиректора Светланы Гладкой был вынесен «во исполнение решения» компании Nemiroff Holdings Limited, а потому «предприятие было вынуждено осуществить указанное увольнение, исполняя решение собственника». (В скобках тактично намекнем высокому суду, что фамилии этого и других представителей сторон в суде не мешало бы занести в решение. А то получается как-то несерьезно – типа, «пришла и говорю». Но это личное мнение автора, на которое, быть может, обратит внимание апелляционная инстанция).

Люди добрые, возьмите лупу, вы слово «увольнение» в решении холдинговой компании видите? Там четко, на всех языках написано: «отозвать» - точка!

Что должен был сделать исполнительный работник? Внимательно переписать формулировку решения в приказ. И никакого творчества! Потому что формулировка «отозвать» имеет юридический смысл, и предполагает дальнейшее решение – о перемещении в должности, выведении за штат, о последующем назначении на прежнюю должность, или увольнении, в конце концов.

Могла ли замгендиректора Светлана Гладкая знать, что собственник вовсе не собирается немедленно увольнять Аллу Глусь? Если человек грамотный – могла. Например, в той же прессе прочесть позицию Якова Грибова: «Господин Сорочинский будет первое время (работать – здесь и далее авт.) вместе с Аллой Сигизмундовной (Глусь). Мы хотим, чтобы это (вхождение в должность) планомерно проходило, не резко. Юрий (Сорочинский) не будет заниматься всей операционной деятельностью сразу. Но, думаю, постепенно мы передадим дела». Произнесено за месяц до вынесения решения! Позже аналогичную позицию публично в прессе подтвердил и Анатолий Кипиш: «Согласно нашему видению, Юрий Сорочинский должен быть не единоличным директором, а в составе директората, как минимум из трех лиц»…

Слухи о перспективах перемещениях гендиректора, да еще такого, как Алла Глусь, не могли не гулять по коридорам админкорпуса компании. И уж точно об этом знал Александр – сын Аллы Глусь. Потому что тогда еще в качестве главы совета директоров присутствовал на всех кадровых обсуждениях. Которые продолжались не менее полугода. Александр был не согласен с ними – и это его право. Но не соглашаться с тем, о чем он якобы «не знал» - это ж абсурд. Таким образом, в компании все участники увольнения гендиректриссы и члены ее многочисленной руководящей семьи абсолютно все ведали и могли предотвратить искаженную интерпретацию решения собственника.

Могли, но не сделали? Умышленно? Очень похоже на то.

О дате подписания приказа абсолютно точно знал Александр Глусь. И, надо же, именно в этот день «совершенно случайно» Алла Сигизмундовна внезапно заболела и ушла на больничный. Автор не доктор, диагнозы ставить не будет. Но совершенно точно знает, что на следующий день – во время подписания приказа по компании Алла Глусь была на рабочем месте и визировала документы, то есть была вполне работоспособной. По одной простой причине – чтобы иметь право подписывать документы, подписант должен быть на это уполномоченным. Светлане Гладкой такие полномочия предоставлены не были. Но она при этом уволила собственного гендиректора. Суд не исследовал эти эпизоды.

И все же, для чего была затеяна эта игра в приказы?

Юристы знают, когда надо что-то ввести в ранг судебного решения – то есть обязательного на всей Украине действия, можно совершить самое сумасбродное деяние. Чтобы суд именем Украины признал его незаконным и отменил.

Не отсюда ли растут ноги формулировки об «увольнении» в то время, когда работник находится на больничном. Когда рядом дочь – дипломированный и практикующий юрист, к тому же обучающий студентов тонкостям судебного дела, придумать подобное – проще пареной репы.

К семье Глусь и подчиненным Аллы Сигизмундовны вопросов как бы нет. Но вопрос к суду – прежде, чем записать: «суд установил, что решение собственника компании Nemiroff Holdings Limited… является противоправным», надо ли было прочесть само решение, в котором об «увольнении» – ни одного слова?

Еще вопрос – уже сугубо юридический и специфический. Вынося вердикт, суд применил норму статьи 40 Кодекса законов о труде Украины. Этот Кодекс принят аж в 1971 году в Украине советской. Но действует до сих пор. Поэтому к нему много поправок и разъяснений, которые суд знать обязан. Ведь и строй нынче не социалистический, и предпринимательство иное. Век иной!

В частности, относительно применения статьи 40 КЗоТа к руководителю исполнительного органа в статье 99, части третьей Гражданского кодекса Украины абсолютно однозначно установлено: «Члены исполнительного органа могут быть в любое время отстранены от исполнения своих обязанностей, если в учредительных документах не определены основания отстранения членов исполнительного органа от исполнения своих обязанностей». Видимо, в судебной практике нередко случались разночтения данной статьи. Поэтому 12 января 2010 года Конституционный суд принял официальное толкование положений данного пункта данной статьи. Напомним, толкование Конституционного суда – не рекомендация, а обязательная норма.

Дабы не забивать мозги не слишком подготовленного к юридическим тонкостям читателя, скажу лишь: Конституционный суд учел, что руководитель исполнительного органа (гендиректор), которому доверено руководить предприятием, обязан действовать в интересах собственника и не имеет права – иначе. Поэтому в подобных случаях к такому руководителю не применяются нормы трудового права, а только корпоративного. И, значит, компетентный и уполномоченный орган предприятия имеет право освободить члена исполнительного органа от исполнения обязанностей в любое время, на свое усмотрение и на любых основаниях…

Пишу и думаю, неужели судьи должны узнавать о решениях Конституционного суда из публикаций!

Занимательно получается, семья немировских Глусей хочет работать по социалистическим законам, а торговать водкой – по капиталистическим. Ловко!

…Стоит ли говорить, что председатель наблюдательного совета дочернего предприятия компании Nemiroff Александр Глусь был также «уволен» не уполномоченной на это заместителем генерального директора Светланы Гладкой? И суд также отменил приказ об увольнении как незаконный и так же попенял зарубежной компании за противоправные действия.

И последнее. Если Александру Глусю «почему-то» нравится разливать водку под протекторатом кипрской компании – пора бы научиться и жить по европейским законам. Коль кипрские менеджеры нарушили твои права – будь любезен, в Лондонский суд? Боязно? Потому что вердикт Лондонского суда априори понятен: Закон не нарушен!

Maffia бессмертна?..