Олег Надоша: Мы еще не знаем, когда будем отдыхать

Олег Надоша: Мы еще не знаем, когда будем отдыхать

 Татьяна Хмельницкая: Что планировали, что сделали, что отложат к осени? Наши гости: Олег Надоша, народный депутат Украины, фракция «Партия Регионов» и Андрей Парубий, народный депутат Украины, фракция «Наша Украина - Народна Самооборона». Вы готовы подводить итоги, вы уже знаете когда и как будете отдыхать?

Олег Надоша: Мы еще не знаем, когда мы будем отдыхать, потому что планы Верховной Рады и внесенные законопроекты предусматривают очень напряженную работу. Не факт, что мы успеем это сделать к пятнице. Возможно, будет или продолжение заседания на субботу, а можем и на следующую неделю, потому что планка стоит очень высоко и очень много нужно сделать на этой неделе. Вчера Рада работала больше норматива. Думаю, что сегодня она будет работать до конца. На четверг будет вынесен законопроект о пенсионной реформе. Это также не имеет каких-то границ времени. Я думаю, это будет очень долго.

Татьяна Хмельницкая: Вы уже запланировали себе отпуск?

Олег Надоша: Еще нет, жду пока закончится заседание, и заиграет гимн.

Андрей Парубий: Тяжело предусмотреть, когда сессия закончится. Провластное большинство очень часто непредвиденно может продолжить или завершить работу сессии. В четверг, пятницу будет больше известно, случится ли это на этой неделе, или случиться через две недели. В любом случае, после окончания пленарных заседаний в сессионном зале, у нас еще будет работа в комитетах. Еще минимум неделя-полторы мы будем работать по комитетской программе. И уже под конец июля фактически у нас начнется официальный отпуск. Я, в первую очередь, как всегда еду в Схидницу, Карпаты, где я объединяю лечение и отдых.

Татьяна Хмельницкая: Вы уже ждете отпуска?

Андрей Парубий: Во время лечения в Схиднице я собираю грибы в округе, и от того получаю огромное эмоциональное удовлетворение. Ездя по горам, в которых вырос. Действительно, бывают моменты, когда я жду, когда смогу пойти по Карпатским полонинам и буду бродить там.

Татьяна Хмельницкая: И дышать свежим воздухом. Какие вопросы могут быть самыми проблемными, затягивающимит этот процесс?

Андрей Парубий: Ключевой вопрос, который пытается провластное большинство провести до окончания сессии – это пенсионная реформа. Хочу сказать, что мало того, что этот законопроект вызывает большое количество вопросов, и в обществе вызывает полный негатив, и потому обсуждение будет непростым, кроме того внесено более 1000 поправок к данному законопроекту. Рассмотрение поправок, если оно будет происходить по процедуре, конечно, займет очень много времени. Фокус, как сейчас очень часто проводят законопроекты по сокращенной процедуре, когда за 20 минут принимают любой закон, не пройдет. Каждая из поправок согласно закону должна быть рассмотрена и проголосована.

Татьяна Хмельницкая: Если не будет так, как вы говорите, что каждая поправка будет голосоваться, какие будут действия оппозиции?

Андрей Парубий: В данном случае могу сказать, какие будут действия провластного большинства. Принято решение, что в четверг, когда после обеда будет начато рассмотрение пенсионной реформы, мы будем работать нерегламентированно. То есть может быть до 12, до ночи и т.п. Мы такие истории помним. В конце заканчивается тем, что формально проходят все поправки, не голосуют их, в зале остается 30 человек, которые всеми карточками голосуют за самые важные для государства законы. Я боюсь, что так же может быть и в четверг после обеда.

Татьяна Хмельницкая: Какое настроение у оппозиции? Планируете ли вы, для того чтобы выразить свой протест, как-то препятствовать работе Верховной Рады?

Андрей Парубий: Наша главная функция, законодательная – вносить поправки. Мы их внесли, и будем каждую из них отстаивать, говорить, переубеждать, объяснять логику, какие негативы есть в самом законопроекте, который внесен Партией Регионов. И таким образом, мы как оппозиция и выполняем сою ключевую функцию – демонстрировать альтернативу, как должно быть.

Татьяна Хмельницкая: «Дымовой завесы» не будет?

Андрей Парубий: Не будет.

Татьяна Хмельницкая: Кульминационными днями будут четверг и пятница на этой неделе. Пенсионная реформа, ее рассмотрение, возможное принятие, развитие событий, действия оппозиции. Какой ваш прогноз?

Олег Надоша: Андрей немного преувеличивает важность тех вещей, о которых мы будем говорить в Раде. Пенсионная реформа – это одна из частей реформ. Она нам фактически навязана МВФ. За 20 лет уже давно мы должны были ее провести. Те нормативы, которые сегодня заложены в пенсионных законах, отработаны еще в 1929 году. С небольшими поправками в 1954 году, 1992 году и более чем 120-ю сверхнормативными актами. За это время изменился не только строй в нашем государстве, но изменилась и формация людей, экономики, промышленности.

Татьяна Хмельницкая: Этот законопроект вы действительно считаете пенсионной реформой?

Олег Надоша: Я считаю, что эта пенсионная реформа – одна из частей общей пенсионной реформы, потому что этот закон будет требовать еще очень много доработок. Даже после того, как он будет принят в той форме, в которой он сейчас отработан. Что касается поправок, которые изменяют суть этого законопроекта, – их только 200. Я заверяю, что каждая поправка, вынесена в зал, будет рассмотрена по процедуре, и по ней будет приниматься решение. Поэтому я не могу спрогнозировать, будет ли этот закон принят в четверг, пятницу, или в субботу. Может, некоторые поправки будут сняты самими авторами. И это даст возможность ускорить рассмотрение этого закона. Что будет в зале, сейчас прогнозировать невозможно.

Татьяна Хмельницкая: Вы голосовать за законопроект относительно пенсионной реформы готовы?

Олег Надоша: Да. Я знаю все, что ведет к этому закону. Понимаю экономические затруднения, какие ждут нас осенью, если мы не примем закон.

Татьяна Хмельницкая: А ваших коллег набирается 226 голосов?

Олег Надоша: Я уверен в том , что набирается. Я уверен, что и общество понимает, что происходит, и знает, что не мы виновны в этом. Никакая партия не взяла на себя ответственность принять непопулярные решения. Только Партия Регионов, понимая, что теряет рейтинги, вообще избирательные перспективы, идет на голосование по этому закону, понимая экономические вещи, которые нужны стране. Я считаю, что это героизм.

Татьяна Хмельницкая: Есть ваши коллеги-едтномышленники, а есть и такие, которые думают по-другому. Можно ли ждать акций в четверг-пятницу, когда будет приниматься пенсионная реформа?

Олег Надоша: Отдельные «клоуны» для самопиара могут появиться, они могут проводить какие-то акции. Но люди, которые понимают государственную важность этого закона, а такие есть и в оппозиции, и в большинстве, будут рассматривать и работать в соответствии с регламентом над этим законом.

Андрей Парубий: С мыслью, что общество понимает эту реформу, я не согласен. Потому что в обществе большой негатив и любая социология это демонстрирует. Негатив касается, прежде всего, того, что любая реформа, а она нужна, и пенсионная в том числе, должна предусматривать солидарную ответственность. В данном случае, согласно этой пенсионной реформе, наибольшая тяжесть ложится на менее защищенные слои населения. То, что поднимается пенсионный возраст для наших женщин, это удар по тем людям, которые сегодня в государстве имеют наименьше возможностей для реализации.

Вместо того, чтобы солидарно вместе с олигархами можно было пополнять Пенсионный фонд, олигархи из Партии Регионов перекладывают свою ответственность на менее защищенные слои населения. И ждать понимания от общества в таких условиях невозможно. Называть людей, которые приходят сегодня и придут завтра под стены областных рад и областных организаций с протестами «клоунами», это как минимум некорректно. Но реформа вызывает большой протест. Потому что это не реформа. Это просто способ для того, чтобы получить очередной транш от МВФ. Чтобы забить бюджетные дыры, ответственность полностью перекладывается на общество.

Татьяна Хмельницкая: В этой пенсионной реформе какие нормы вы готовы отстаивать до последнего, из-за чего вы не выйдете из зала заседаний и будете доказывать своим коллегам, что это неправильно и будет вредить людям?

Андрей Парубий: Таких моментов много, но ключевой – не допустить поднятия пенсионного возраст для женщин.

Татьяна Хмельницкая: А стаж?

Андрей Парубий: Это тоже важно, но главнее возраст. Это тот момент, по поводу которого ко мне на Львовщине масса людей звонит, с которыми я никогда не встречался и не был знаком, и просто умоляют те женщины, чтобы я в Верховной Раде, будучи депутатом, сделал все возможное, чтобы эта норма не была принята. Говорят, сколько лет они ждали этого и насколько это для них большой удар. Это для меня эмоционально по просьбам людей – избирателей Львовщины наиболее ключевой момент.

Олег Надоша: Мы вели разговор о том, состоятся ли акции в сессионном зале. Я сказал, что нет. Пан Андрей тут же искажает и говорит о тех людях, который выйдут на майданы. Я понимаю, что словесная эквилибристика, которой досконально владеет наша оппозиция, она действительно заслуживает уважения, но в данном случае мы говорим о конкретных вещах. Вы сами понимаете, что сегодня повышение возраста – это то, что сделали 112 стран после 2007-го года из 132-х стран, которые имеют пенсионное обеспечение. Поэтому сегодня вы просто зарабатываете на этом оппозиционные балы. Да, действительно, это непопулярно. И я согласен с этим. Но есть Венгрия, где 73 года пенсионный возраст, во Франции – 70. Мне сейчас могут сказать, что там хорошо живут. Да, живут хорошо, поэтому и идут в 70. Мы пока еще говорим о наших 55-60 годах и на протяжении 10-ти лет. Это основное требование МВФ. Мы действительно зависим от этого фонда, потому что наши руководители-предшественники за 20 лет такого наделали, этих дырок в бюджете, что дай Бог, залатать тем, чем мы можем. И экономикой, и кредитами.

Андрей Парубий: Просто когда мы говорим о дефиците Пенсионного фонда, давайте начинать с олигархов. Недавно у нас стоял вопрос о денонсации договора о двойном налогообложении с Кипром. Сама денонсация этого договора могла вернуть в наш бюджет миллиарды, которые сегодня вы хотите собрать с тех женщин, которые сегодня и так не знают, за что выжить, которые ждали этой пенсии. Самый большой негатив этой реформы состоит в том, что он идет только на тех людей, которые и так еле выживают в нашей стране. Мы согласны с тем, что нужна пенсионная реформа. Но давайте сначала денонсируем договор с Кипром, чтобы деньги могли быть в Украине, а не в оффшорах. И тогда мы сможем наполнить Пенсионный фонд. Давайте проведем общественные публичные обсуждения, и давайте это сделаем солидарно. Тогда мы сможем за круглым столом публично обсуждать непопулярные реформы, которые нужны.

Татьяна Хмельницкая: Есть еще много других реформ. Мы обещали слушателям, что мы рассмотрим те, что планировали осуществить, что сделали, что отложено на осень. Ваш прогноз, пан Андрей, наберется ли достаточное количество голосов?

Андрей Парубий: Конечно, наберется. Будет нажато необходимое количество кнопок. Проблема этой сессии в том, что полностью дискредитирована система голосования. Когда выноситься закон о персональном голосовании, который просто подтверждал Конституцию, он не был поддержан в сессионном зале, потому что Партия Регионов не голосовала. Все время, когда стояли важные вопросы, когда сессия была до ночи, в зале оставалось 30 человек, которые просто нажимали необходимое количество кнопок.

Олег Надоша: Я уверен в том, что и НУНС проголосует за пенсионную реформу. Потому что часть депутатов НУНС проголосует за эту реформу, те, которые понимают не политическую, а экономическую составляющую. Что касается голосования кнопками, имеем пример БЮТ. Они проголосовали полгода тому назад, что они будут лично голосовать. Что дает им личное голосование в зале – 17-20 голосов. Даже взять поправки, которые они вносят к законам. Сессионный зал на этот момент не готов для того, чтобы голосовать самостоятельно по каждому из законов. И международная практика говорит о том, что если депутаты голосуют сами, то определяется день и время, когда проводиться результативное голосование. А все остальное время идет обсуждение.

Татьяна Хмельницкая: Похоже на то, что четверг будет богат и на обсуждение упрощенной системы налогообложения, потому что в первом чтении соответствующий законопроект Верховная Рада приняла. Проголосовало 258 депутатов. Для того чтобы закон вступил в силу, нужно его принять во втором чтении и в целом. У нас на «Утреннем экзамене» была Оксана Продан, глава Всеукраинского объединения малого и среднего бизнеса «Фортеця». Она нам кое-что рассказала о нюансах, как изменился закон между вторым и первым чтением. К вам были две просьбы: чтобы закон вступил в силу, когда он будет принят, с 1-го октября, отклонить поправку пана Пинчука под номером 79 относительно изъятия с законопроекта №8521 о пятидесятипроцентной ставке налога с оборота для производителей, потому что предприниматели хотят еще и производить, а не только торговать. Готовы ли вы принять во внимание такое обращение?

Олег Надоша: Я согласен. Я готов его рассмотреть, в каком контексте оно написано. Если только 50% с оборота – то это глупость, этого не должно быть по причине того, что производитель является основой экономики, а не тот кто продает. Вся экономика держится на производителях. Загонять в долги еще 50% налогом с оборота – это глупость. Нужно посмотреть контекст и каких производителей это касается. Если производителей сигарет, то это, может быть, и нужно сделать. Или алкоголя. А если продукции для людей, то нет.

Татьяна Хмельницкая: Ваш прогноз на упрощенную систему налогообложения, на ее вступление в силу, на принятие этого закона?

Олег Надоша: Есть процедура вступления в силу, с момента опубликования или подписания президентом закон вступает в законную силу. Если другое не предусмотрено переходными положениями. В этом законе переходные положения не предусматривают какой-то срок в 30-40 дней или год.

Татьяна Хмельницкая: Вы примете этот закон?

Олег Надоша: Уверен в том, что это будет рассмотрено и принято.

Андрей Парубий: Очевидно, что эту поправку мы рассмотрим. То, что я услышал, конечно, что она требует внимательного изучения и в таком понимании она не может быть принята, потому что она поставит в еще худшее положение и не даст возможности развиваться нашему малому бизнесу, что приведет в упадок этот класс. В целом, я думаю, что в зале наберется необходимое количество голосов. Но тогда мы берем обязательства с паном Олегом, чтобы эта поправка не была принята в зале, будем призывать депутатов.

Олег Надоша: Да. Нужно посмотреть контекст.

Татьяна Хмельницкая: Какие реформы и соответствующие законопроекты, являющиеся особенно популярными в обсуждении в политических эфирах и в сессионном зале, будут перенесены на осень?

Олег Надоша: Законопроект о выборах в Верховную Раду. Часть вещей, связанных с административной реформой. Еще будет пакет законов, связанных с экономической реформой. Также земельная реформа туда будет входить. Я думаю, что это будет проголосовано где-то в октябре-ноябре.

Татьяна Хмельницкая: Какие вопросы будут перенесены на осень, когда сессия откроется после летних каникул?

Андрей Парубий: Наиболее резонансными осенью, по моему мнению, будут вопросы земельной реформы, изменения к закону «О выборах в Верховную Раду Украины». Этой осенью вокруг этого закона будет большая интрига и больше всего обсуждений. Я думаю, что эти реформы будут наиболее общественно значимыми.

Татьяна Хмельницкая: Есть вопросы медицинской реформы. У нас есть пилотные проекты в четырех регионах Украины. Что народные избранники думают по этому вопросу? Может, стоит было бы внедрить медицинскую реформу на законодательном уровне?

Олег Надоша: Страна уже давно требует реформирования медицинской сферы. Я уверен, что такой законопроект будет внесен в Верховную Раду. К сожалению, пока еще его там нет ни в какой форме. Но существуют поручения Кабинета министров профильному министерству, которое сегодня разрабатывает реформу. После того, как будет какой-то документ, мы можем говорить о том, что она из себя представляет. Говорить сегодня – это просто раскачивать снова ситуацию.

Татьяна Хмельницкая: То есть в медицинской реформе ни один вопрос не будет решен?

Олег Надоша: Сейчас в этой студии ни один вопрос мы не решим, потому что нет законопроекта, самой концепции. Я уверен, что он будет. И будет не позже осени. Но сейчас не о чем говорить.

Андрей Парубий: У нас есть своя концепция. И политическая сила « Наша Украина» всегда была последовательным сторонником проведения не просто реформ, а смены системы охраны здоровья в Украине и внедрения страховой медицины. Более того, законопроекты будут подготовлены. У нас Владимир Карпук является одним их ведущих специалистов по этой теме. Но, к сожалению, до сих пор эти законопроекты, которые подавались от «Нашей Украины» не получили в зале большинства. И мы надеемся и ждем когда весь зал поймет, что если мы не поменяем принципиально сам подход к охране здоровья в нашем государстве, то мы будем иметь тотальную коррупцию в этой сфере и мы будем иметь низкое качество системы медицинского обслуживания.

Слушатель: Владимир, Киев. Почему нет ни грамма этой реформы за счет олигархов? Все только за счет людей. Где именно у олигархов ущемляются их права?

Олег Надоша: Расскажу, где участвуют олигархи. Например, объединение «Азот», которое платит только из фонда заработной платы в пенсионный фонд ежегодно порядка 250 млн. грн. Вот вам олигарх, который участвует в процессе. Производит продукцию, продает ее и платит 250 млн. грн. в пенсионный фонд. Плохо это? Я считаю – хорошо. Он обеспечивает работой более 6 тыс. людей, которые работают у него на предприятии, зарабатывают деньги и в состоянии оплатить свою будущую пенсию. Когда штамп, что олигархи не страдают, то, да, может они не несут такой социальной ответственности, как простой гражданин. Но основные средства в бюджет поступают как раз с заводов и комплексов, которые принадлежат олигархам. И продавала эти заводы не сегодняшняя власть, а на протяжении 20 лет и олигархами этих людей делало само наше сообщество. Поэтому пенять можно только на себя.

Слушатель: Владимир. Почему вы отошли от вопроса решения проблем пенсионного фонда с участием олигархов? Почему никак не комментируете предложение денонсации договоров с Кипром? Аргумент по поводу голосованиия чужими карточками в Раде просто детский. Вы, депутаты, имеете прямое обязательство перед гражданами плательщиками налогов работать в ВР на благо страны, а не решать вопросы личного обогащения за счет Госбюджета.

Олег Надоша: Мы в 1917 году один раз решили вопрос обеспечения людей за счет олигархов. Развалили все, но своего ничего не построили. Я против таких социальных призывов. Считаю нужным экономическим путем приобщать олигархов к пенсионным реформам. Относительно компенсации договоров с Кипром, я за то чтобы денонсировали. У меня нет никаких счетов на Кипре, и я считаю нужным вообще отказаться от оффшорных зон как инструмента экономического влияния на страну. Это мое личное мнение. То, что происходит в сессионном зале, то когда вопрос был вынесен в зал, из БЮТа только 16-17 депутатов проголосовали за денонсацию этого договора, в НУНСе и Регионах такая же история. Поэтому я уверен, что мы еще раз должны настоять на этом. Доводить до руководства страны счета и собственников этих счетов, а потом выносить в зал и об этом говорить.

Татьяна Хмельницкая: А относительно присутствия народных избранников на рабочем месте?

Олег Надоша: Сегодня, к сожалению, мы не можем заставить каждого быть ответственным и присутствовать в зале. Для этого нужен какой-то механизм. Я лично в зале присутствую за исключением случаев, когда в то время, когда идет сессия, я должен быть в эфире.

Татьяна Хмельницкая: Вы будете присутствовать сегодня, возможно немного опоздаете?

Олег Надоша: Да.

Татьяна Хмельницкая: А вы много пропускали?

Олег Надоша: Нет. Если внимательно посмотреть статистику, то у меня не пропущено ни одного заседания.

Татьяна Хмельницкая: А за кого-то голосовали?

Олег Надоша: Я голосовал за кого-то как и каждый депутат который работает в ВР. Спросите у моего коллеги, он тоже голосовал за кого-то. Я уверен в этом.

Андрей Парубий: Когда-то в начале такое было. В последнее время у меня принципиальная позиция – я голосую только самостоятельно, и ни за кого рядом не голосую. И эта позиция уже больше года.

Олег Надоша: Умная позиция. Я с вами согласен.

Андрей Парубий: Хочу вернуться к договору с Кипром. Как член комитета по иностранным делам хочу напомнить, что это не первый раз. Недавно уже в третий раз стоял вопрос о денонсации этого договора. И ни разу Партия Регионов не голосовала за этот закон. Поэтому хотел бы, чтобы мы говорили правильно. «Наша Украина» и «БЮТ» голосовали. Сейчас голосов недостаточно

Слушатель: Андрей, Харьков. Вы приводили пример, что в Западных странах тоже проводилась пенсионная реформа и там выход на пенсию в 70 лет. Когда-то был посол от Венгрии и посол от Англии, то они говорили, что они людей, которые выходят на пенсию приглашают на работу. Там есть работа. Как можно у нас людей не пускать на пенсию. Если люди заканчивают институты, а у них нет работы. Не говоря уже о пожилых. И вы говорили, что вроде бы люди согласны с этим. Вы прочитайте комментарии в Интернете после таких высказываний.

Олег Надоша: Я говорил, что те люди, которые понимают суть этой реформы и понимают, что деваться некуда, ее надо принимать, и она принимается в самой мягкой форме, которую мы можем сделать, те нас и поддерживают. Я не говорил о 100% поддержке. Я понимаю, что нет такого общества, которое самостоятельно урежет себе пенсии, зарплаты или увеличит сроки выхода на пенсию добровольно. Такого нигде не бывает. Везде это вызывает протесты. Я говорил, что единственная партия за 20 лет, которая пошла на это – Партия Регионов. Понимая, что потеряет практически все. И только за это люди, которые разбираются в экономики, должны понимать и быть признательными, что она взяла на себя такой негативный имидж.

Андрей Парубий: Общество было бы еще больше благодарно, если бы «Партия Регионов» проголосовала за денонсацию договора с Кипром. И это намного бы облегчило пополнение пенсионного фонда деньгами олигархов.

Олег Надоша: Буквально вчера проголосовали закон про отмену техосмотра. Я смотрю в Интернете, там призывы Королевской к восстанию, бунту в октябре месяце. 32 издания зацепило эту новость. Сколько изданий зацепило про отмену техосмотра? Шесть. У нас в обществе происходит то, что люди настроены на негатив. Все что происходит – негатив, бунт. Но в целом-то хороший закон «Про отмену техосмотра». Он касается 20 млн. граждан.

Татьяна Хмельницкая: Здесь наверное срабатывает элемент недоверия. Люди уже научились искать подтекст, что не всегда то, что рассказывают, может быть красивым.

Олег Надоша: Когда человек делает то, за что люди платят деньги, просто делает качественно, то он не должен ждать благодарности,. Он делает это за деньги, которые платит украинский народ. Когда он этого не делает, то общество имеет право критиковать. Поэтому не ждите благодарности за то, что власть и так должна делать.

Слушатель: Федор Степанович, Николаев. Господин Азаров неоднократно заявлял, что в связи с опережающим ростом экономики и появлением дополнительных средств в бюджете Украина может обойтись без кредита МВФ. Так стоит ли оправдывать принятие закона «О пенсионной реформе» требованиями МВФ? Или премьер-министр говорил неправду?

Олег Надоша: Кредиты МВФ идут в финансовую структуру государства, в бюджет, Центробанк для обеспечения промышленности, производства, экономического роста. А пенсионный фонд наполняется за счет начисления с работающих и с работающей экономики. Поэтому кредит МВФ не может пойти на выплату пенсий. Если это произойдет, то нам не то что кредита не дадут, а и тех чиновников, которые в этом замешаны, должны посадить просто в тюрьму. Это разные деньги и разные вещи.

Слушательница: Елена, Киев. Партию Регионов понимают уже наверно меньше 10% людей. Хотя рейтинг вначале был высокий у партии. Я не могу понять, какое моральное право эти люди могут взять на себя и такое ярмо надевать на шею народу, если так мало людей поддерживают. Ведь людей никто не спрашивает. Если бы вы говорили о этих пагубных для народа реформах, когда шли к власти, то никто бы вас не выбрал. Хочу еще спросить у оппозиции, если вы напишите все заявления и уйдете из парламента, вас же все равно никто не слышит. Не одна ваша поправка не принимается. Уйдите вообще из парламента.

Андрей Парубий: В свое время оппозиция пошла на шаг, И тогда были сложены депутатские полномочия достаточного количества депутатов, чтобы была распущена Верховная Рада. Тогда впервые в политической истории Украины состоялись внеочередные выборы в Верховную Раду Украины. К сожалению, тогда законодательство было изменено и сегодня снятие депутатских полномочий никоим образом не влияет на дальнейшую работу ВР. И сегодня такой шаг, на который уже шла оппозиция, законом не предусмотрен.

Татьяна Хмельницкая: То есть у вас нет рычагов как можна препятствовать принятию пенсионной реформы?

Андрей Парубий: У нас рычаг – это вернуться к обществу, вступая в диалог с обществом.

Татьяна Хмельницкая: То есть только общество может что-то изменить?

Андрей Парубий: Да.

Олег Надоша: К сожалению, обществу нравится только повышение пенсий без экономического роста. Это простая реакция каждого человека. Он хочет получать деньги. В нашем случае ситуация выглядит по-другому. Если мы не примем этой пенсионной реформы, то с декабря месяца не будет чем платить пенсии, Что тогда эта женщина скажет? А к этому привели не мы, а эти 20 лет обещаний власти ради своего имиджа и рейтинга. Виноват не народ, а то, что происходило в этой стране.