Революция государственных менеджеров

Революция государственных менеджеров

На фоне летних отпусков, июльского тепла как-то тихо и спокойно проскочило заявление министра юстиции Александра Лавриновича. А ведь основу его слов, после встречи с президентом Украины Виктором Януковичем, составляло нерядовое заявление – страна переходит ко второму этапу административной реформы! Ну и что же, скажет простой гражданин. А нам-то что из этого?

Оказывается, чем глубже в административную реформу зайдешь, тем больше людей в ней будет «задействовано», независимо от того, хотят они этого или нет. Ведь суть административной реформы (если поинтересоваться данным вопросом) состоит в трех основных этапах: сначала изменить систему и функции органов власти, потом кардинально развернуть в сторону местного самоуправления условия предоставления государственных услуг, сделать эти услуги максимально близкими и удобными населению. После этого может быть последний этап – оптимизация территориального устройства страны.

Сказать легко, а вот реализовать такую задачу очень непросто. Не каждая, даже европейская, страна смогла, во-первых быстро, во-вторых до конца провести административную реформу.

Украина начала длинный административно-реформенный путь еще в далеком 1997 году. С тех пор были одни лишь разговоры. Теперь она сделала этот шаг. Много лет только намереваясь, наконец-то власть перешла к конкретным действиям, а не концепциям и начала реализацию реформы. В декабре прошлого года президент издал указ, которым сократились и реорганизовались центральные органы исполнительной власти. Из 112 органов центральной исполнительной власти создано 63. Из них 16 министерств, 28 служб, 12 агентств и 7 инспекций.

Кроме этого, например, численность работников Секретариата Кабинета министров сокращена в 2,6 раза. Наведен порядок в государственных финансах, остановлено выполнение ряда неэффективных госпрограмм. Комментируя проведение реформы, первый вице-премьер-министр Андрей Клюев сказал: «В 2012 год мы войдем с работоспособной, действительно европейской системой управления страной. Она оставляет пространство для демократического механизма принятия решений, но в то же время, обеспечивает жесткую исполнительскую дисциплину сверху донизу, от центра к регионам».

Это очень важный момент – переход от центра к регионам. В нем и есть вся соль административной реформы, на наш взгляд. Вспомним Польшу, например. За период 1997-1999 годов поляки провели реформирование центральной исполнительной власти, создали новую, трехуровневую региональную систему управления и закрепили приоритет предоставления гражданских услуг органами местной власти.

Именно последнее – проблема распределения полномочий между органами исполнительной власти и местного самоуправления – в процессе реформирования стало непростым вопросом. Решение было найдено в формировании принципа разделения полномочий по двум критериям: потребители услуг органов государственного управления и административные функции. Это стало отправной точкой и создало условия более четкого определения границ ответственности каждого из территориально-административных органов и помогло разрешить вопрос.

Другое дело – «горячие» финны! Не глядя ни на что, начав собственную административную реформу в середине 90-х, сразу же взялись за ее реализацию на местном уровне, где и начали активно предлагать государственные услуги, исходя из рыночных подходов, специфичных, например, для административной реформы в Великобритании. Экономический контекст этих реформ (глубокий экономический спад, дефицит бюджета, сокращение государственных расходов) стал дополнительным импульсом социального кризиса и спровоцировал недовольство общественности, что привело даже к акциям протеста на первых этапах проведения реформирования.

В своих последующих шагах правительство Финляндии скорректировало стратегию реформы, сделало ее более постепенной и последовательной, ориентируясь на более успешный, именно в административной реформе, опыт Германии. Основной акцент все равно постепенно был перенесен на центральный уровень, где проходили структурные реформы министерств и ведомств, внедрялись принципы управления по результатам, проводилась оптимизация численности государственных служащих. Как подчеркивает московский исследователь европейского административного опыта, доктор наук Юрий Дубровин: «В целом введение управления на основе результатов деятельности, повышение управленческой гибкости и делегирование полномочий по принятию общих решений и выработке кадровой политики ведомствами привели к существенному росту эффективности финской системы государственного управления в дальнейшем».

То есть сегодняшняя украинская власть движется в правильном направлении. Первым делом восстановлена действенная вертикаль исполнительной власти. На законодательном уровне определены взаимоотношения и полномочия Кабинета министров, центральных органов исполнительной власти. «Идет сокращение неэффективных государственных структур, четкая конкретизация их функций, исключение дублирования и межведомственной конкуренции, – подчеркнул на презентации Государственной программы социально-экономического развития на 2012 год первый вице-премьер-министр Андрей Клюев. – Под руководством президента Украины правительство во взаимодействии с Верховной Радой Украины и в дальнейшем будет совершенствовать систему государственного управления, ибо в этом кроется колоссальный резерв повышения эффективности всей украинской экономики».

Далее реформаторам предстоит нелегкое погружение в региональные проблемы. Понимая такое положение вещей, президент Украины на одной из недавних встреч с руководителями районных администраций обратил внимание представителей региональной власти на зависимость успеха реформы от того, насколько будет налажена разъяснительная работа о смысле и ключевых положениях реформы. И действительно, чтобы не попасть в ситуацию, подобную той, в которой в свое время оказалась Финляндия, украинской власти нужно сделать еще многое на этом нелегком пути.