Курсомания и ее последствия

И снова о банках. Посмотрела вчера сюжет по «Интеру». Прямо скажем, настораживающий. Краткое содержание такое. На рынке остро не хватает гривны. Отдельные банки уже не выдают депозиты. И не только из-за проблем с ликвидностью, но и ввиду неплатежеспособности. Запаса осталось на два-три месяца. Спасайся, кто может. После таких сюжетов обычно начинается паника. Люди бегут в банки забирать вклады. Поэтому лично для меня цель этого репортажа остается загадкой. Хотя о странном поведении НБУ мы уже писали неоднократно.
Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. В том, чтобы Нацбанк послабил ситуацию с ликвидностью, на самом деле заинтересованы все банки. Но только некоторые решаются говорить об этом вслух. Остальные молчат и преданно кивают, надеясь на приз в виде рефинансирования от НБУ.

Никогда особо не жаловала Ассоциацию украинских банков с их традиционной любовью к Ющенко, но в нынешней ситуации АУБ ведет себя весьма достойно (с точки зрения отраслевого лоббизма). И открыто говорит Нацбанку, в чем он не прав. В унисон с журналистами. НБУ же, вместо того чтобы прислушаться к здоровой критике, поощряет создание «карманных» ассоциаций и дочерних СМИ.

Вслед за спутниковым телеканалом «Банк-ТВ», на который в НБУ явно не пожалели денег, купив транспондер для вещания на дорогом шведском спутнике Astra 1G, появилась лояльная организация под названием «Независимая ассоциация банков Украины» (НАБУ). Примерно такая же независимая, как независим должник от своего кредитора.

Понятно, что таким образом Нацбанк создает вокруг себя информационный вакуум. Новости о себе своего же сочинения, общественные организации – собственного разлива. В общем, чужие тут не ходят. Что характерно – на первое собрание новой независимой ассоциации журналистов не пустили. И сайта НАБУ что-то я пока не вижу. А посему остается закрытым список банков, которые продемонстрировали прогиб перед регулятором. Известно только, что в составе совета ассоциации представители финансовых структур, которые имеют своих людей в руководстве Национального банка, или завсегдатаи опять же закрытых совещаний «с представителями рынка». Возглавил ассоциацию, как уже сообщалось, Борис Тимонькин. Что ж, путь компромисса – это тоже выбор. Особенно в нынешней ситуации.

Как мы уже писали в сентябре этого года в статье «Остатки сладки…», в этом году НБУ решил держать курс любой ценой. В результате остатки средств на корреспондентских счетах банков в Нацбанке упали до рекордного за последние 5 лет уровня. Если оптимальной считается ситуация, при которой совокупные остатки на корреспондентских счетах коммерческих банков в Нацбанке составляют сумму в пределах 18 млрд. грн., то в сентябре этот показатель снижался до 11,7 млрд. грн.
Понятно, что таким образом Нацбанк создает вокруг себя информационный вакуум. Новости о себе своего же сочинения, общественные организации – собственного разлива. В общем, чужие тут не ходят

Сейчас он немного подрос: по официальным данным, на 11 ноября 2011 года цифра составляла 14,2 млрд. грн. Не предел, конечно, но маловато для нормального функционирования системы платежей в целом. Возникает так называемый кризис ликвидности.

В упомянутой выше сентябрьской публикации вице-президент Центра исследований корпоративных отношений Вячеслав Бутко называл три возможные причины проблем с ликвидностью. «Первая – проведение бюджетных платежей, ведь обострение снижения суммы средств на корсчетах началось в 20-х числах августа. Вторая – изъятие бюджетных средств со счетов в банках на единый счет Госказначейства (думаю, что это повлияло весьма сильно, потому как на счетах правительства аккумулировано около 35 млрд. грн.). Третья – давление на курс валюты путем политики «денежного сжатия», вызванное желанием снизить инфляцию», – предположил он. И подчеркнул, что для НБУ важно не перегнуть палку и не довести антиинфляционную борьбу до дефляции.

Не знаю, как с дефляцией, но удержание курса, похоже, превратилось для Нацбанка из конституционного долга в «манечку». Ничего страшного не произошло бы, отпускай он постепенно и по чуть-чуть «курсовые вожжи». Ну, стал бы доллар 8,15 грн. или даже 8,20. Не трагедия.

Бяка будет тогда, когда силы и, главное, средства у Нацбанка иссякнут, и гривна хлопнет до 8,5/долл., а то и (с перепугу) до 8,9. Тогда и начнется паника а-ля 2008 год. И переколбасит весь финансовый сектор так, что мало не покажется.

В этой ситуации сюжет на «Интере» должен был бы подтолкнуть руководство Нацбанка к тому, чтобы он начал утолять гривневый голод. Сначала руководству регулятора разъяснили истинное положение дел. «В отделениях банков, на первый взгляд, ничего не изменилось. Идет привычный процесс: сотрудники финучреждений обслуживают клиентов. Но на самом деле, банкиры испытывают острый финансовый голод. Им не хватает гривны. Национальная валюта для них на вес золота.

Здесь рады каждому клиенту, который оставляет гривневые купюры. Впрочем, если заглянуть в кассу любого банка, то проблема кажется надуманной. В ящиках полно денег. Но, оказывается, не вся гривна остается в финансовом учреждении. Часть выручки приходится отдавать Национальному банку. На хранение. Это законное право НБУ – регулировать количество наличности в других финучреждениях. Но в последнее время он стал забирать больше денег…».
Бяка будет тогда, когда силы и, главное, средства у Нацбанка иссякнут, и гривна хлопнет до 8,5/долл., а то и (с перепугу) до 8,9. Тогда и начнется паника а-ля 2008 год. И переколбасит весь финансовый сектор так, что мало не покажется

Дальше широкая общественность увидела два синхрона банкиров без называния их банков. Юрий Ефремов (скажем по секрету, представляет «Финансы и кредит» – крупнейшего «импортера» долларов вообще и валюты в частности для банковского сектора) говорил, что «поскольку есть дефицит гривны – коммерческим банкам не за что скупать иностранную валюту». А Александр Охрименко (председатель наблюдательного совета небольшого коммерческого банка «Центр») сетовал, что «этой ситуации не все, конечно, а некоторые банки могут просто это не пережить. Вы же понимаете, что не все банки у нас мощные и надежные. Есть банки, которые уже залезли в долги, которым не хватает и до этого не хватало гривны…».

Дальше было сказано, что в зоне риска, в первую очередь, мелкие и средние банки – у них самая острая потребность в деньгах. И показали девушку без лица, которая не может забрать свой депозит.

«Валентина – вкладчик коммерческого банка:

– Мне никто не отказывает, не говорят, что мы не можем выдать. Пытаются, мягко увести от самого процесса выдачи денег.

Сначала эй рассказывали, что сломались компьютеры, затем внезапно появилась очередь из вкладчиков. После чего предложили продлить депозит на полгода.

Валентина – вкладчик коммерческого банка:

– У меня сейчас выбор: или оставить эти деньги, не морочить голову, даст Бог, через полгода вернут. Или сказать – ладно, пишите мне письменный отказ. Если будет бумажка на руках, тогда я смогу обратиться в НБУ, хоть в какие-то органы, с тем, чтобы эти деньги забрать. Но это ведь сколько времени и сил надо будет потратить, чтобы из них этот отказ выбить».

Наконец, мы узнали, что подобная ситуация наблюдается пока в нескольких банках. Но точное количество назвать никто не может – проблемы не афишируют. И, по словам самих же банкиров, эти финучреждения подкосил не только дефицит гривны, но и собственная недальновидность: они набирают депозиты под высокий процент и, соответственно, дорого «продают» потребительские кредиты. Не могут получить их обратно, в результате «зажимают» деньги с депозитов.
Тревожит то, что помимо проблем с ликвидностью у банков начинаются проблемы с «мотивацией», вызванные запретом валютного кредитования. Давно об этом говорилось, но не в лучшее время было сделано

После передачи мне перезвонили несколько человек с одним единственным вопросом: что делать? Бежать в банк и забирать депозиты, пока не поздно? Или сидеть и не «рыпаться»? Честно говоря, я не знаю, что им ответить.

Конечно, хотелось бы надеяться на лучшее. Но тревожит то, что помимо проблем с ликвидностью у банков начинаются проблемы с «мотивацией», вызванные запретом валютного кредитования. Давно об этом говорилось, но не в лучшее время было сделано. Банкиры утверждают, что для банков и для клиентов долгосрочные валютные кредиты были определенной страховкой от рисков, связанных с девальвацией гривны. После их отмены банкам осталось выдавать гривневые кредиты, в которые они закладывают и курсовые, и девальвационные риски, и риски, проистекающие из упомянутых проблем с ликвидностью. Все вместе это поднимает цену кредитов до 25% годовых и выше. И кто захочет по таким ставкам брать в долг?

Справедливости ради надо сказать, что напряженная ситуация с ликвидностью присутствует не только у нас, но и, скажем, в России. Там она началась немного позже – в августе, сразу после понижения агентством S&P долгосрочного кредитного рейтинга США, к началу осени немного стабилизировалась, а теперь ухудшилась снова. В российской прессе даже намекают, что «ситуация, сложившаяся с ликвидностью этой осенью, заставила многих вспомнить осень 2008 года». И по традиции возлагают надежды на нефть и газ.

У нас такого количества энергоносителей нет, поэтому единственное, на что остается надеяться, на разумную политику Нацбанка. Что он перестанет впадать в крайности, и подчинять все свои действия благородной цели удержания курса, а начнет потихоньку следовать за здравым смыслом. Ничего зазорного в этом нет. Уступили же в «валютной паспортизации», отменили ксерокопирование паспортов при сдаче валюты?! Никто кривого слова не сказал. После потока критики, в том числе и нашей, запретили банкам отказывать в обслуживании клиентам-физлицам, если они не заполнят «чудо-анкеты» с кучей интимных вопросов. Да и количество вопросов тоже откорректировали. Соответствующее письмо по этому поводу разослали в символичный день 11.11.11 г. За это отдельное спасибо.

Теперь надо потихонечку начинать подпитывать банки гривнами. И параллельно избавиться от иллюзии разделения ролей: дескать, мы держим курс, а правительство спасает экономику. На самом деле задача у всех одна. И страна, что характерно, тоже одна. А популярная сейчас в деловых кругах шутка, что в случае банковского кризиса «реальный сектор поскользнется на арбузной корке» – смешная только для наших врагов. Нам, здесь живущим, может оказаться ой как не до смеха…

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам