Мутанты-политфилолухи

Мутанты-политфилолухи

Как рассказал недавно в своем «ЖЖ» председатель Сумской общественной организации «Сопротивление» Руслан Богданович, известную всем яркую представительницу смерековых павианов, подвизающихся на ниве фашизации страны под видом национального возрождения, Ирину Фарион в Сумах встретили плакатами протеста. А потом и вообще пытались выдворить силком, чтобы спасти мозги подрастающему поколению. Именно к ним, к молодым «сум'янам» (так она назвала жителей Сум), приехала сия дама презентовать свою научную монографию, посвященную украинскому языку.

Но выгнать не удалось – пани находилась под охраной своих, естественно, симпатиков из «Свободы», которые при виде другой точки зрения впадали в раж, начинали плеваться, приветствовать друг друга жестом «Зиг хайль» и плохо пахнуть...

Пользуясь своим депутатством, Фарион пробилась в помещение Сумского государственного педуниверситета и там вещала, как будет хорошо, если все заговорят на «украйинський мове». По словам Богдановича, сама Фарион ценность подобной «научной» пропаганды видит в том, что «у підсумку свідомий українець зможе огородити себе від впливу чужої культури та мови». Она также пообещала: «Якщо вони (депутаты) будуть продовжувати (выступать на русском языке. – Авт.), я візьму Кобзар і буду перекрикувати всіх. Я не дам їм говорити мовою окупації!».

Вот, собственно, и вся украинизация. И вся национальная идея – запретить все, кроме украинского. Перекричать, вырубить, заткнуть рот. И будет порядок. Или, как написали местные «свободовки»-«украинки» на своей страничке в Интернете, «стопроцентный порядок и вечный рай наступит, когда все крикнут «Хай живе рідна Україна!». И все. И работать не надо. И язык даже свой родной, украинский учить не надо...

А еще Фарион сопровождала свою лекцию демонстрацией плакатов, которые, по ее мнению, должны убедить всех в неповторимости украинского языка и показать, что молодежь спит и видит, как бы на нем поговорить. Сама Фарион, как известно, во Львове поддержала некую акцию, по ее идее якобы придуманную молодыми нациками – высказать свое мнение об украинской мове языком плаката.

И по словам Фарион, молодые откликнулись, и теперь у нее под рукой всегда имеется, что называется, «ненаглядная агитация» на эту животрепещущую тему. Этими плакатами Фарион и обвешивается, как Жучка блохами, и из-за их защиты вещает.

Руслан Богданович возмущается: «Но вот чего мы понять не в силах, так это то, почему власть способствует популяризации идей радикального национализма? Почему руководство государственных учебных заведений не замечает того, как так называемые лекции сопровождаются националистической агитацией? Кому выгодно, чтобы в результате этого у молодежи формировалось совершенно искаженное представление о том, как и на чем должна прививаться любовь к украинскому языку, культуре и Украине в целом. Ведь если кто и работает на развал государства, так это, без сомнения, такие «языковеды», как Фарион. И совсем уж не ясно, почему в пособниках у нее оказались сумские мужи от науки?».

Это, конечно, интересные вопросы. Но ответов на них нет, потому что нацвозрождением и пропагандой мовы у нас, похоже, занимаются люди, страдающие необратимыми мутациями тех долей мозга, которые отвечают за память и элементарное понимание законов общения. Они не понимают, как минимум, трех вещей. Во-первых, ничего нельзя насадить насильственно, особенно язык, если на другом общался с детства, а он вдруг ни с того, ни с сего оказался «оккупантским». А действие всегда рождает противодействие. И если многие люди раньше нормально относились к укрмове и даже старались выучить ее, говорить на ней, то сейчас откровенно презирают. И даже не так мову, как ее носителей-насаждателей.

Во-вторых, мовнюки, эти политфилолухи (политические филолухи), не хотят видеть, что больше всех они сами оскорбляют и унижают предмет своей защиты, когда говорят, что ее надо защищать. По логике, что эта за «великая мова», если она нуждается в защите и подпитке? Укрмова и не нуждается. Она в виде местного языка всегда была в Малороссии и прекрасно сохранилась и без всякой специальной защиты. Потом, при соответствующем «огосударствлении» ее она стала полноценным языком в УССР, которая якобы была оккупирована Россией. Но все как-то не хотят помнить, что при этой «оккупации» книг и газет на украинском языке тогда выходило в разы больше, чем сейчас, когда за это дело взялись профессиональные украинцы и профессиональные патриоты-политфилолухи.

В-третьих, при таком подходе при общем снижении образовательного уровня, при отрыве языка от корней и насущных проблем народа язык беднеет и засоряется всевозможными вкраплениями от безграмотных людей. Сейчас в Украине все больше и больше расцветает не мова, а суржик. Когда «мовнюки» и пропагандисты говорят на мове так, как это делал приснопамятный «мессия нацвозрождения» Виктор Ющенко, то понятно, почему такая речь вызывает брезгливость.

Ну и, конечно же, все это работает лишь на раскол гражданского мира в украинском обществе, на поиск врагов внутри страны и за ее пределами. Потому что не может одна часть населения диктовать другой, с каким акцентом ей говорить слово «мама».

Но для насаждателей-политфилолухов типа Фарион раскол – это, похоже, и есть та атмосфера, в которой они чувствуют свою нужность. И та мутная водичка, в которой они ловят своих золотых рыбок в самом разнообразном денежном исполнении...

А вот теперь, собственно, и сама продукция политфилолуха с мутированной памятью: