Анжелика Лабунская: королева двойных стандартов

Анжелика Лабунская: королева двойных стандартов

Решил на досуге изучить законопроект Анжелики нашей Лабунской, приведший в полный восторг миссию Чипа и Дейла (Кокса-Квасьневского), которые постоянно спешат на помощь Юлии Тимошенко. Иногда полезно поработать с документами, чтобы понять, что, собственно говоря, происходит. Начнем, пожалуй, с личности самой Анжелики. Она на протяжении двух созывов была настоящим юльком, то есть входила во фракцию света со своим непосредственным патроном Константином Жеваго (миллиардер, финансист, банкир, промышленник, магнат). Занималась, в основном, юридической поддержкой бизнеса своего шефа в судах.

Делала это довольно виртуозно, но грязи все же осталось предостаточно. Достаточно набрать в Гугле «Лабунская компромат», и можете насладиться достаточно специфической информацией. Как по мне, так на любителя. Поскольку юридические изыски Анжелики нам не интересны, лучше перейдем к сути. А суть, господа, заключается в том, что бывших юльков не бывает. Юлек, как и эсдек – это, извините за выражение, половая ориентация. Сменить ее практически невозможно, несмотря на все евроинтеграционные усилия Федоровича и регулярное участие в гей-парадах.

Константин Жеваго довольно хорошо усвоил одну простую истину: пребывание во фракции той, которая дарит свет, очень плохо сказывается на бизнес-климате. Даже если у тебя есть мандат. Константину послали четкие и однозначные сигналы. Он сопротивлялся, но когда стал терять контроль над бизнес-империей, а также чувствительно попал на деньги, осознал свою аполитичность, покаялся перед «мамкой» и остался с ней в хороших отношениях за регулярную мзду в казну Александра Валентиновича Турчинова. Кстати, он туда (в казну) регулярно «кашляет», о чем Александр Валентинович почему-то предпочитает не распространяться, а на все расспросы однопартийцев отвечает суконной канцелярской фразой: «Денег нет».

Хорошие отношения вылились в использование Лабунской бренда «берегини нации» в мажоритарном округе Житомирской области. По воспоминаниям очевидцев, Анжелика клялась в вечной любви к Тимошенко, пускала слезы и сопли, рассказывая об ужасах заключения Юлии Владимировны. Избиратели, громко сморкаясь в одноразовые платочки, потянулись к урнам и выбрали «нашу Анжелку» в Раду. Попав в парламент, Лабунская выполнила установку своего шефа «не отсвечивать» и затихарилась во внефракционных. Ее главной задачей было лоббирование интересов непосредственного начальника, чем она и занималась. И вдруг ее пробило на нехарактерный проект: «Внесение изменений в статью 84 Уголовного кодекса относительно возможности лечения за границей лиц, осужденных к лишению свободы». Если коротко, то закон про выезд Тимошенко в «Шарите». Практически нет сомнений в том, что законопроект Анжелики появился в ответ на вариант отправки Юлии Владимировны подальше, предложенный Сергеем Мищенко. Тоже, кстати, бывший «бютовец». Однако Сергей затаил обиду на БЮТ и в результате бы заподозрен в подыгрывании преступному режиму. Анжелика не такая. Судя по всему, ее проект был одобрен верхушкой «Батькивщины», близкой к лежащему телу Юлии Владимировны. По понятным причинам официально правоверные юльки не могли вносить соответствующий законопроект, поскольку занимают радикальную позицию: «Тимошенко должна быть помилована волей Януковича».

Хорошие отношения вылились в использование Лабунской бренда «берегини нации» в мажоритарном округе Житомирской области. По воспоминаниям очевидцев, Анжелика клялась в вечной любви к Тимошенко, пускала слезы и сопли, рассказывая об ужасах заключения Юлии Владимировны

Однако Федорович давно уже дал понять, что такого не будет. Ни до саммита в Вильнюсе, ни после. Вот они и изворачиваются. Теперь проанализируем сам законопроект. Сразу отметим, что он любовно выписан исключительно под конкретный случай, и ни один заключенный не в состоянии воспользоваться правом лечиться за рубежом. Если он, конечно, не Юлия Владимировна Тимошенко. Перейдем к доказательствам.

Во-первых, для получения «путевки в «Шарите» необходимо не меньше 365 (!) дней «проходить стационарное лечение в учреждениях здравоохранения Украины вне пенитенциарных учреждений». Наши источники в пенитенциарной системе сообщили, что за последние двадцать два года только Юлия Владимировна пролежала на больничке больше года. Максимальный срок лечения составляет, как правило, не больше месяца. И это после оперативного (хирургического) вмешательства. Бывали случаи, когда человека после лечения освобождали. Но по инвалидности. Ни один обычный зек не в состоянии пролежать на койке год. Причем для выезда за границу необходимо, чтобы он лечился «вне тюрьмы». Это вообще экстраординарная норма. Эксперты юридического управления Верховной Рады долго ржали над творчеством Лабунской, называя ее при этом разными нехорошими словами, характеризующими низкий интеллектуальный уровень народного депутата. В переводе на сухой юридический язык их возражение звучит примерно так: «В соответствии со статьей 116 Уголовно-исполнительного кодекса, медицинская помощь… лицам, лишенным свободы, предоставляется в медицинских частях мест лишения свободы или в лечебных заведениях Государственной пенитенциарной службы». По закону Юлия Владимировна должна давить шконку в санчасти Качановской женской исправительно-трудовой колонии. А она где? Если отвечать не в рифму, то в пятой Центральной больнице железнодорожников города-героя Харькова. Нет никаких правовых оснований для того, чтобы она там находилась. Тем более год. Это прямое нарушение закона. Повторение подобного прецедента исключено. Ни один обычный зек не в состоянии добиться лечения «на гражданке». Наш консультант рассказал, что даже для сложных операций вызывали специалистов из Киева, которые оперировали в тюремной больнице.

Во-вторых, право на лечение за рубежом предоставляется лицам, приговоренным исключительно к лишению свободы. Ну, Тимошенко же у нас лишена свободы? Лишена. Вот четко под нее это норма и выписана. Но ведь еще и другие виды наказания. Например, ограничение свободы передвижения. Люди живут себе на поселении, почти свободные. Однако они не могут выехать на лечение за рубеж, поскольку обязаны отмечаться у своего участкового. Это еще один наглядный пример «избирательного законодательства». Анжелика же не о зеках думала, а о дорогой Юлии Владимировне, второй год симулирующей страшное заболевание спины.

В-третьих, законопроект Лабунской предусматривает, что для лечения за рубежом необходимы два документа: справка из учреждения Минздрава, в которое обычный зек никогда не попадет, и письменное согласие иностранной клиники о принятии на лечение такого больного. На основании этих документов суд может оправдать зека и отправить его в «Шарите». Прикольно, не правда ли? Улавливаете суть? Ведь дело же не в состоянии здоровья, а в лазейке для избежания наказания. Суд, принимая решения на основании справки, должен признать, что вылечить зека уже просто невозможно, поэтому его надо освободить. Вариант, что заморские лекари могут вылечить больного до состояния, пригодного для дальнейшего отбывания наказания по всей строгости закона, даже не принимается в расчет. Получается, что, в соответствии с законопроектом Лабунской, все зарубежные доктора – редкие коновалы. Это раз. Во-вторых, судьи должны на глазок установить тяжесть состояния заключенного. Без всяких анализов, рентгенов и тому подобной ерунды. Видят, что лежит Тимошенко – значит надо срочно отправлять в Германию. А если какой-то Васечкин с ампутированными конечностями – то обратно в колонию усиленного режима. Все по справедливости. Европейской.

И это только часть ляпов, которые содержатся в законопроекте. Ну что можно сказать… Двойные стандарты – они и в Украине двойные стандарты.