Тормоз для отдыха

Тормоз для  отдыха

Из всех времен года зима – это игра природы необычным в необычное. Наверное, только на двух полюсах земли, где льды и снега, сильный мороз и вьюги – дело обычное, зима – дело повседневное. Но для людей это все равно необычно. Люди на один полюс (Северный, в Арктике) просто стремятся, чтобы, удовлетворив свое сверх меры зудящее тщеславие первооткрывателя и покорителя, воткнуть в него какое-то знамя (вымпел, плакат) и вернуться назад, туда, где потеплее. Вокруг другого полюса, в Антарктиде, люди работают. Но в небольшом количестве. И недолго…

...По сравнению с той вечностью, которая таится в огромных величественных ледниках, покрытых снегом, в этом хранилище жизни на земле. В прямом и переносном смыслах этих слов. Ведь только сейчас, когда на остальной территории планеты «венец природы» так раздухарился с переустройством всего его окружающего и устройством своего жизненного комфорта, что «убил», запакостил, отравил пресную воду, люди с надеждой смотрят на льды Арктики и Антарктики: там спасительная вода! В замороженном, правда, виде...

Зиму часто называют временем смерти природы. Дескать, весна – пора цветения и расцвет, лето – это когда все буяет, ну а осень – медленное увядание. Перед тем как погрузиться в холодное небытие зимы. На самом деле «смерть природы» – это только образ. Поверхностный и далекий от истины.

Природа не умирает, а только переходит в иное состояние. Она как бы ложится отдыхать, для чего человек даже придумал еще один образ – «снежные перины». И вот под этим одеялом зима как бы сковывает, обездвиживает все свое цветущее и плодоносящее «имущество», всех своих детей. Чтобы они немного притормозили в своем беге в никуда. Набрались сил для нового возрождения, окрепли для нового расцвета. Есть же информация о каких-то то ли рыбках, то ли земноводных с холодной кровью, которые могут быть вморожены лед, впасть в анабиоз и потом возродиться к жизни вместе с таяньем своей ледяной неволи.

Ну и, кроме прочего, есть на земле много мест, где зима определяется только по нашему календарю, но без снега и морозов, без вьюг и тотального промерзания. Однако это отнюдь не означает, что природа не тормозит, не дает там отдыхать самой себе в тамошних проявлениях. А в Латинской Америке вон вообще лето, когда у нас зима. И наоборот.

В наших же широтах зима – это время подведения итогов. И дело не в том, что наши далекие и неиндустриализированные предки, выполнив все работы по сельскому хозяйству (а другое если и было, то в ограниченном количестве), на зиму как бы залегали в сонную спячку: природа отдыхает – отдохнем и мы. А нынешние крестьяне и фермеры и сейчас так делают.

Зима – итог еще и потому, что декабре-январе сменяются годы, и люди ждут, что вместе с новыми годами не просто появятся новые надежды, но придет и их осуществление. Новый год именно поэтому, наверное, самый любимый праздник для многих. Мы ведь интуитивно, в погоне за прекрасным и за лучшим, хотим обмануть себя. Чем? А тем, что надеемся на чудо. Но какой это сладостный самообман! Да и Дед Мороз в разных обличьях всегда приходит. Хоть по телевизору...

А еще, как мне кажется, зима – это время абстрактных проектов природы. Ее «маячков», к которым она как бы предлагает стремиться. В холодном воздухе преломляются все удивительные формы и образы природы, видимые человеческому глазу в снежинках. Или в морозных рисунках на стекле. Что это? Мне кажется, это то же северное сияние, которое легло удивительной картиной на стекло. Где-то свет запечатлел прекрасное, зафиксировал образ, послал его ввысь, природа увидела и преломила. Послала ориентир: мол, хотите прекрасного? Ищите и обрящете...

Зима – это время сакрально-символического творчества природы, когда она создает миражи, застывшую иллюзию. Вот вам пример: вода и воздух – это то, без чего человек не может жить. А если и может, то недолго. А зима сковывает и преобразовывает воду в лед. И воздух превращает в пар, а потом и в изморозь. Природа как бы говорит своему «венцу»: уймись, пойми, что я захочу, то и сделаю. И похолодание – вот страшный бич-пугало для человечества...

Но с другой стороны, холод, говорят ученые, помог человеку быстрее стать человеком, заставив его позаботиться о жилье, об одежде, о пропитании впрок. Не знаю, не знаю... Мне кажется, есть в этом какая-то наша северная «натяжка». Ведь потепление безмерное так же ужасно, как и холод без границ...

Ну да ладно. Пусть ужасы остаются лишь теоретическими, а на наш век хватит и зим, и весен, и лета и осени. И зимой мы просто полюбуемся тем, что она сотворила. Или заставила людей и «братьев их меньших» – животных сотворить – утеплиться, приспособиться и жить дальше...