Хватит быть врагами!

Хватит быть врагами!

Стабильность в Европе возможна лишь вместе с Россией, и ее никак не добиться действиями, направленными против России. Воинственные дебаты между Востоком и Западом убивают всякие шансы на конструктивный диалог. Запад должен задуматься над этим в контексте украинского кризиса. А иначе грозит разразиться новая холодная война. Глобальные эпидемии, международный терроризм, всевозможные войны, будь то асимметричные, сепаратистские или гибридные.

Есть еще и опосредованные войны, которые выводят на сцену крайне лживых игроков как, например, на Ближнем и Среднем Востоке — мир переживает неспокойные времена. Миллионы людей вынуждены бежать с насиженных мест. В самых разных регионах убийства и похищения людей стали обыденным делом. Жителям стран северного полушария в качестве «лекарства» зачастую предлагают ксенофобию. В связи с этим возникает вопрос: куда идешь ты, человечество?

Пока все вышеперечисленное происходит вокруг нас, Европа, которая извне представляется этаким «островом стабильности», в своей восточной части все глубже и глубже погружается в конфликт (и это, безусловно, влияет на весь континент), который разразился в самый неподходящий момент. Ведь этот конфликт истощает наши силы, разрушает взаимное доверие, заставляет забыть об общих интересах и общей ответственности, а также не замечать ошибки, допущенные всеми сторонами.

25 лет назад мы переживали счастливую осень 1989 года, когда воцарился мир после холодной войны, когда все мы искали какие-то новые перспективы. А что теперь? Разве мы не надеялись на то, что конец холодной войны будет означать конец раскола континента? Разве мы сейчас занимаемся строительством общего «европейского дома», о котором когда-то говорил Горбачев? Что воплотилось из того, о чем мы тогда мечтали и что обещали друг другу? Что стало с Парижской хартией, со дня подписания которой 21 ноября исполнится 24 года? У нас остается всего один год, если мы хотим, чтобы 2015 год стал годом счастливых воспоминаний.

Но это значит, что нам нужно все начать сначала. Необходимо новое мышление. Иногда для этого бывает полезно вспомнить былое — но только что-то хорошее, увенчавшееся успехом. Почему бы не вспомнить в этой связи, к примеру, великую и успешную политическую стратегию НАТО, принятую в 1967 году на основе доклада Армеля? Что при ее реализации пошло не так? Как бы то ни было, Европейскому Союзу это время пошло на пользу. Общий европейский внутренний рынок и евро давно уже стали реальностью, и это не явилось результатом великого заключения мира в 1989-1990 годах: ведь принципиальные решения были приняты раньше. Сначала было принято решение об общем рынке, а затем, на заседании Европейского совета в Ганновере в первой половине 1988 года, проходившем под председательством ФРГ, — о создании валютного союза.

Значит ли это, что объединение Европы завершилось? Ни в коем случае! Новые значительные шаги по-прежнему нужны. Интеграция должна продолжаться. Единая валюта требует единой экономической политики. В этом смысле действует то же самое правило: кто остановился, тот отстал. Поэтому те «вечно вчерашние», кто пытается мешать дальнейшей интеграции, на самом деле ставят под угрозу все, что было достигнуто до сих пор. В 1989 году в ЕС было всего 13 стран, а сейчас их число выросло до 28. Это огромное достижение в плане объединения. Это беспрецедентный случай в истории, ставший возможным благодаря готовности стран континента проявить солидарность.

Да, Европа сделала выводы из уроков, преподанных ей историей. Больше того: никогда раньше за всю историю (иногда очень кровавую историю) народы Европы не были так близки и едины, как в 1989 году, когда они питали общие надежды и совместно вели мирную борьбу, которую мы теперь называем «великой мирной революцией». Запад смог создать для этого определенные рамки, но решающую роль в этом сыграли отдельные личности — Михаил Горбачев, Лех Валенса, Вацлав Гавел, венгерские реформаторы, а также великое множество простых людей, вышедших на улицы во имя свободы и демократии.

Самому многочисленному народу Европы — немцам — эти события принесли падение Берлинской стены и воссоединение их страны. А поскольку Германия является самой крупной страной на континенте, она несет и самую большую ответственность за Европу. Каждый житель Германии должен знать, что его благосостояние не сможет сохраниться в долгосрочной перспективе, если мы будем пытаться обеспечить его, не заботясь о благосостоянии наших соседей или, что еще хуже, если будем преумножать его за счет соседей. После величайшей моральной, политической и военной катастрофы за всю нашу историю мы сказали «да» объединению Европы, а также НАТО, который без Германии не смог бы стать таким, каким является сейчас. Благодаря нашей «восточной политике» и работе Совещания (Организации) по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ/ОБСЕ), мы сумели добиться того, что Запад и Восток перестали видеть друг в друге врагов и в конечном итоге начали сотрудничать.

Германия была одной из первых стран, с самого начала поддержавших инициативу Москвы по созданию СБСЕ. Правда, для нас непреложным условием было участие в его работе и североамериканских демократических стран — США и Канады. Возникший на этой основе мирный порядок на пространстве от Ванкувера до Владивостока превратился в глобальный фактор стабильности с участием обеих ядерных держав — США и СССР. Этот их союз черпал силы, в частности, и из НАТО — трансатлантического альянса, объединяющего европейские и американские страны.

Это стабилизирующее влияние требует, однако, и в будущем, чтобы пространство от Ванкувера до Владивостока осознавало свою совместную ответственность. Для этого, среди прочего, необходимо всеобъемлющее сотрудничество во всех возможных областях. Для этого, в свою очередь, необходимо взаимное уважение и равноправие. Разве не раздавались когда-то голоса тех, кто считал, что биполярный миропорядок в формате «Вашингтон-Москва» сменился монополярным, при котором Вашингтон навязывает всему миру собственные правила? Разве на Востоке не раздавались голоса тех, кто в развале Советского Союза обвинял Запад, хотя этот процесс стимулировал Борис Ельцин, чтобы «отобрать» власть у президента СССР? Из этого и возникла новая реальность, а движущей силой этого процесса была воля народов.

А разве не было сил, которые мыслили по-старому и рассматривали окончание холодной войны не как возможность преодолеть раскол Европы, а как возможность передвинуть разделительную линию из центра Берлина на западную границу России?

Подобному развитию событий призвано было помешать преобразование Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в Организацию. От таких идей, как, к примеру, создание Европейского совета безопасности, которую выдвинул Вацлав Гавел (но не только он), было решено отказаться. Стабильность в Европе и для Европы возможна только при участии России и невозможна без нее (а уж о том, чтобы механизм стабильности был направлен против России, даже говорить не приходится). На западной границе России начинается Восточная Европа, но не Западная Азия.

Этот хороший шанс не был использован (хочется надеяться, что только пока). Европейской зоны свободной торговли, членом которой была бы Россия, нет, хотя Путин когда-то под бурные аплодисменты депутатов бундестага положительно оценивал идею ее создания.

Почему мы не создаем единое экономическое пространство с участием ЕС и России? Совет Россия-НАТО — смелый инструмент нового мышления безопасности — становился все менее и менее востребованным и в итоге почти утратил свое значение. Одностороннее создание европейской противоракетной обороны (ПРО), конечно, изменит архитектуру стабильности в Европе. Вместо того, чтобы сотрудничать в совете Россия-НАТО, каждая сторона всячески подчеркивает свою самостоятельность — в воздухе, на воде и на суше. Воинственные дебаты между Востоком и Западом убивают всякие шансы на конструктивный диалог. Запад стремится «наказать Россию» и унижает ее, называя «региональной державой».

Однако те, кто считают себя победителями холодной войны, рискуют спровоцировать новую холодную войну. Нельзя забывать, что без победителей нет проигравших, а без проигравших нет ревизионистов. А еще нельзя забывать, что вербальное вооружение всегда было лишь началом чего-то дурного. Поэтому теперь нам пора заняться вербальным разоружением. Нужно найти в себе смелость начать все с начала и руководствоваться новым мышлением. Мы должны разработать стратегическую концепцию и учитывать при этом волю народов (неважно, больших или малых), их достоинство, стремление к свободе, независимости и безопасности. Все они должны быть при этом равны, и никто не должен стремиться к единоличному превосходству.

Возможно, что ОБСЕ — несовершенная организация. В таком случае ее необходимо улучшать. Народы Европы нуждаются друг в друге. Они могут бесконечно много отдавать друг другу. Поэтому нам — причем всем — нужно провести «работу над ошибками». Конечно, политика Москвы также не лишена ошибок — достаточно взглянуть на ситуацию с Крымом. Впрочем, виновата не только Москва. Поэтому каждый должен сначала посмотреть на себя.

Лишь новый старт с волей к сотрудничеству предоставят нам шанс исправить ошибки прошлого и ликвидировать их последствия. Это касается всех, в том числе США и России. Они тоже нуждаются друг в друге и будут нуждаться друг в друге еще сильнее, чем некоторые сейчас думают. И давайте не будем забывать, что во времена, когда военная сила выходит из-под контроля государств, опасность распространения ядерного оружия растет. В 1967 году НАТО выступил с прекрасной инициативой — докладом бельгийского министра иностранных дел Пьера Армеля (Pierre Harmel). Альянс представил концепцию — настолько же смелую и дальновидную, насколько простую. Эта концепция работала 22 года — с 1967-го по 1989-й, то есть не слишком долго. Германия воссоединилась, потому что в итоге все участники политического процесса стали рассматривать европейский дом в качестве места, где господствуют мир и сотрудничество.

Тот, кто смотрит на мир и видит огромные глобальные вызовы — перемещения беженцев, выходящие из-под контроля государств силы, огромную пропасть между качеством жизни в разных странах и разницу в шансах получить хорошее образование для их граждан, глобальные опасности для здоровья жителей планеты и для экологии, тот обязательно заметит, в чем заключаются опасности, связанные с глобализацией, и в чем состоит риск, что шансы на успех будут упущены.

Мы не должны бояться глобализации, но должны способствовать упорядочению этого процесса. Поэтому мы должны решиться на новое начало. Те, кто это отрицает, должны вспомнить слова Горбачева, произнесенные им в 1989 году: того, кто опаздывает, наказывает жизнь. Давайте не будем заблуждаться: глобальная ответственность Европы состоит, в частности, в том, что для многих мы превратились в своеобразную «кузницу будущего», которая «кует» новый миропорядок.

Мы ждем, пока европейцы, проживающие «между Ванкувером и Владивостоком», вновь осознают свою общую глобальную ответственность. Наши народы тоже ждут этого. Канцлер и министр иностранных дел ФРГ делают многое для того, чтобы дискуссия не прерывалась. Канцлер на днях работала над этим в Австралии, а глава МИД — в Москве. Для того, чтобы их усилия смогли превратиться в активную политику на пространстве между Ванкувером и Владивостоком, необходимо участие всех сторон.

Источник: Handelsblatt