Украина vs кредиторы: а поговорить?

Украина vs кредиторы: а поговорить?

Миссия МВФ уехала, вопросы остались. И главный из них: когда дадут денег? Глава миссии Николай Георгиев сказал, что после реструктуризации долга. Это может означать, что никогда. Дело в том, что «прогресс в переговорах с частными кредиторами», о котором твердит Минфин, пока сводится к консультациям 5 июня. Причем окружение Яресько скромно замалчивает одну важную деталь: встречи не будет. Стороны пообщаются в телефонном режиме...

Что-то мне подсказывает: многокомпонентное блюдо, которое наши умники из правительства решили преподнести визитерам из МВФ, оказалось совершенно несъедобным. Идея напугать частных инвесторов дефолтом, якобы подсказанная американцами землячке Наталке Яресько, завела Украину в юридический тупик. Судите сами.

МВФ говорит, что без реструктуризации долгов денег не будет. «Дальнейшее выполнение программы кредитования экономики Украины со стороны Международного валютного фонда возможно при условии достижения компромисса между Украиной и частными кредиторами в вопросе реструктуризации части государственного долга», – заявил глава миссии МВФ Николай Георгиев журналистам. Почему так жестко?

Потому что Фонд не имеет права кредитовать страны-банкроты. А без реструктуризации внешнего долга и сокращения его объема Украина утрачивает способность рассчитываться по займам и становится банкротом. Поэтому нас заставляют сократить задолженность до 71% ВВП к 2020 году и снизить расходы по обслуживанию внешнего долга до 10% ВВП к 2025 году.

Украина, чтобы выполнить домашнее задание МВФ и получить деньги, ведет переговоры с кредиторами. Но добиться от них по-хорошему отказа от своих денег и добровольного списания нам, несчастным, войной битым и Россией обиженным, некой суммы не удается. Тогда мы решили напугать их перспективой банкротства.

Минфин срочно сменил риторику с апокалипсической на «у нас все хорошо». И заявил о прогрессе в переговорах по реструктуризации долга и достигнутой договоренности провести в пятницу, 5 июня, прямой диалог с Комитетом кредиторов. О чем удалось договориться в Лондоне на встрече представителей комитета между советниками Минфина

То есть в случае, если договоренности не будут достигнуты, правительство может воспользоваться правом на введение моратория на выплату части долгов. Это право закреплено законом, принятым парламентом и подписанным президентом. Но вот засада: таким образом мы становимся банкротом. А МВФ банкротам денег давать не может. Тьфу! Надо же какая неприятность! Не учли. Ай-яй-яй.

Поэтому Минфин срочно сменил риторику с апокалипсической на «у нас все хорошо». И заявил о прогрессе в переговорах по реструктуризации долга и достигнутой договоренности провести в пятницу, 5 июня, прямой диалог с Комитетом кредиторов. О чем удалось договориться в Лондоне на встрече представителей комитета между советниками Минфина.

Встреча состоялась несколько дней назад, и участвовали в ней исключительно высокие зарубежные лица. Украина, как известно, привлекла в качестве финансового советника Lazard Freres SAS, юридического – White&Case, а Комитет кредиторов – компании Blackstone и Weil Gotshal. Вот эти благородные лица, судя по всему, сытно пообедали в Лондоне за счет представительских расходов Минфина и Яресько. Бон аппетит.

В ходе обеда (спасибо устрицам и улиткам) у них созрел гениальный план прямого диалога между Минфином с одной стороны и кредиторами в составе BTG Pactual Europe LLP, Franklin Advisers Inc., TCW Investment Management Company и T. Rowe Price Associates, Inc. – с другой. Своего рода «Минск-3» по образу и подобию переговоров с уполномоченными представителями непризнанных республик ДНР-ЛНР.

Но тут же возникла серьезная преграда. Это сепаратистам в ДНР-ЛНР делать нечего – они сидят там, заблокированные со всех сторон доблестными войсками ВСУ, Кобзона слушают. Их можно по первому зову выдернуть в Минск на переговоры. Им вынести мозг украинским «спарринг-партнерам» за счастье.

А всякие там TCW, T. Rowe и прочие – это инвесткомпании, которые управляют триллионами (без преувеличения) доверенных им инвестиций. Там работают очень занятые люди. Поэтому взять и сорваться то ли в Лондон, то ли в Киев они не могут. У многих директоров департаментов (второй-третий уровень менеджмента) встречи расписаны на полгода вперед. Отчего они и наняли советников, чтобы те решали их вопросы без их непосредственного участия.

Однако Lazard Freres SAS настаивал, устрицы были хороши, короче, добазарились поговорить по телефону. И я себе живо представляю этот диалог.
Впрочем, не факт, что даже на таких условиях договоренность будет достигнута раньше конца лета. Не случайно МВФ уже заговорил о пересмотре программы осенью. Туда же может сдвинуться и очередной транш кредита. Но и в этом кое-кто пытается усмотреть великое достижение

- Але! Хай! Это Мистер Кеннеди?

- Ага. А это миссис Яресько?

- Она самая. Хочу спросить...

- Спрашивай, только быстро.

- Правда ли, что вы уже согласны на взаимовыгодное списание основной суммы долга, которое будет отвечать целям, согласованным в рамках программы сотрудничества Украины с МВФ?

- Девочка, слушай сюда! Тебе же еще 9 мая четко объяснили, что мы согласны реструктурировать долг через обмен на новые бумаги со сроками погашения до 2025 года и сниженными процентными выплатами. А списание номинальной стоимости облигаций засунь себе... в ежедневник.

- Но что я скажу МВФ?

- А это уже твоя проблема. Придумай что-нибудь. Вы же уже объявили, что продление сроков облигаций позволит Украине сэкономить $15,8 млрд. за период до конца 2018 года. Ну вот и продолжайте в том же духе. В МВФ все равно считать не умеют.

То, что МВФ действительно не дружит с арифметикой, стало понятно, после того, как миссия пересмотрела прогноз развития (точнее, деградации) экономики Украины в 2015 году в сторону снижения до минус 9% и предсказала инфляцию на конец года – 46%. Раньше у них были совсем другие цифры.

Но это не важно, ибо не мы даем им деньги, а они нам. Поэтому слово МВФ – закон. Сказали договориться с кредиторами до середины июня, значит надо договариваться. Сейчас, когда стало понятно, что угроза дефолта как вселенское пугало не сработала, мы тихо пошли на попятную.

Вообще, суть государственной пропаганды в Украине: научиться выдавать поражение за победу. Не сомневаюсь, что в итоге мы согласимся на продление выплат и снижение ставки. Не случайно уже насчитали экономию государственных средств в таком варианте свыше $15,5 млрд. А о списании части основного долга – молчок. Выдаем уступку кредиторам за «реструктуризацию долга на условиях Киева».

Впрочем, не факт, что даже на таких условиях договоренность будет достигнута раньше конца лета. Не случайно МВФ уже заговорил о пересмотре программы осенью. Туда же может сдвинуться и очередной транш кредита. Но и в этом кое-кто пытается усмотреть великое достижение.

Скажем, эксперты твердят, что, если деньги МВФ не придут в июне, ничего страшного не будет. Потом – каникулы, и кредиторы поедут на острова, к морю. Первый крупный платеж (около $500 млн.) намечен у нас в сентябре. А пресловутые $3 млрд. в конце 2015 года мы России отдавать не собираемся. Итого: проживем и без кредита на подножном корме. До осени. Сколько там того лета...