Почему издание The Economist поиздевалось над американской армией?

Почему издание The Economist поиздевалось над американской армией?

Пока мы варимся в своем «соусе» – Донбасс, местные выборы, люстрация и прочее, мир переживает глобальные потрясения. Кризис мигрантов, война в Сирии, обострение исламской проблемы, президентская кампания в США, передел сфер влияния и т. д. На этом фоне весьма знаковой выглядит опубликованная в престижной английской газете The Economist статья под заголовком «США: Кто будет сражаться в следующей войне?». Ее главная мысль в том, что у американцев... закончилась армия. Вербовщики катастрофически не выполняют план. А те, кого им удается заманить, часто выбраковываются из-за татуировок и ожирения. Согласитесь, грех было бы не процитировать фрагменты такой познавательной статьи...

Свою статью журналист The Economist начинает так. «Если прогуляться по супермаркету Walmart в округе Клейтон, штат Джорджия, вместе с сержантом Расселом Хейни из управления по набору пополнения армии США, может показаться, что большинство американцев очень хотят служить Дяде Сэму. Почти все подростки и молодые люди, которых он окликал, казалось, с большим интересом выслушивали его предложение.

Но дружелюбное отношение к сержанту Хейни объясняется его изысканными южными манерами: на самом деле, вероятнее всего, никто из посетителей и сотрудников Walmart не вступит в армию.

Цифры, которые подтверждают слова сержанта Хейни, вызывают изумление. За финансовый год, завершившийся 30 сентября, сухопутным войскам, военно-морским силам, военно-воздушным силам и морской пехоте нужно было набрать 177 тысяч молодых людей, в основном в возрасте от 17 до 21 года. Тем не менее, у всех родов войск возникли серьезные трудности с набором.

Им также не удалось выполнить план по набору армейских резервистов – они не добрали 2 тысячи человек из необходимых 17,3 тысячи – которые становятся более важным звеном в системе национальной безопасности.

«Я считаю, что на это нужно обратить внимание, – сказал генерал-майор Джеффри Сноу, отвечающий за набор рекрутов. – Мы участвовали в двух длительных сухопутных кампаниях, и американская общественность очень положительно относится к вооруженным силам, но при этом большая часть американцев полностью утратила связь с ними. Менее 1% американцев хотят и могут служить».

Во время Корейской войны в вооруженных силах служили около 70% американцев призывного возраста. Во время войны во Вьетнаме негативное отношение общества к конфликту и возможность легко уйти от призыва снизили эту цифру до 43%

Разрыв между американским обществом и армией увеличивается и за счет других факторов, таких как укрепление рынка труда, а также негативная оценка американскими СМИ войн в Ираке и Афганистане.

В этой связи также стоит отметить и удручающую ситуацию со стандартами физического обучения и физического здоровья, которые существуют в современном американском обществе. Эти факторы ставят перед нами два важных вопроса. Первый из них связан с неспособностью Америки привлекать к ответственности военный сектор, который ее лидеры не готовы критиковать, чувствуя себя обязанными ему аплодировать.

Во время Корейской войны в вооруженных силах служили около 70% американцев призывного возраста. Во время войны во Вьетнаме негативное отношение общества к конфликту и возможность легко уйти от призыва снизили эту цифру до 43%. В настоящее время, даже если каждый молодой американец захочет вступить в ряды вооруженных сил, пригодными для службы будут признаны менее 30%.

В частности, из 21 миллиона американцев в возрасте от 17 до 21 года 9,5 миллиона человек не пройдут тест по элементарной научной подготовке либо потому, что они бросили школу, либо просто из-за того, что большая часть американской молодежи не может производить сложные расчеты без калькулятора.

Еще семь миллионов будут признаны непригодными для службы в армии из-за ожирения, криминального прошлого или татуировок на руках и лицах. По словам сержанта Хейни, около половины учеников старших классов в округе Клейтон имеют татуировки на теле, а его непосредственный начальник считает, что гораздо более серьезной проблемой является то, что «Америка страдает ожирением».

Остается 4,5 миллиона пригодных к службе молодых американцев, из которых только около 390 тысяч хотели бы служить при условии, что они не выберут колледж или работу в частных компаниях – а именно это и происходит с лучшими из них.

Численность потенциальных рекрутов слишком мала, чтобы отвечать военным нуждам Америки – и это стало особенно актуальным сейчас, когда уровень безработицы снизился до 6%. Это заставит сухопутные войска – наименее популярный из четырех видов войск – либо отказаться от части своих требований, либо начать соблазнять тех, кто не хочет служить, чрезвычайно щедрыми предложениями.

Помимо привычных жилья, содержания и медицинской страховки, рекрутам предлагают 78 тысяч долларов на обучение в колледже – часть этой суммы можно передать одному из своих близких родственников – профессиональное обучение, в том числе по профессиям, по которым предусмотрены довольно существенные бонусы при поступлении, а также консультации по карьере после окончания срока службы. Армия может даже закрыть глаза на случаи употребления наркотиков...
Но как быть с главным преимуществом Америки на поле боя – ее мастерским владением высокоточным оружием? «Сможем ли мы собрать такие вооруженные силы, которые нам, возможно, понадобятся?» – спрашивает Эндрю Крепиневич из Центра стратегических и бюджетных оценок. Вероятно, нет

Но как быть с главным преимуществом Америки на поле боя – ее мастерским владением высокоточным оружием? «Сможем ли мы собрать такие вооруженные силы, которые нам, возможно, понадобятся?» – спрашивает Эндрю Крепиневич из Центра стратегических и бюджетных оценок. Вероятно, нет: «Опасность заключается в том, что наше желание призывать на службу только тех, кто хочет сражаться, делает нас непригодными для ведения некоторых типов войн» (конец цитаты).

Вместо послесловия.

То, что в США плохо с призывом, а в армию вынужденно попадают жирные наркоманы, само по себе не сенсация. Об этом уже писали. И не раз. Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Но обращает на себя внимание, как много места выделила авторитетная деловая газета из Великобритании проблеме американских призывников. К чему бы это?

По мнению некоторых аналитиков, англичанам надоело «пасти задних» в геополитических конфликтах. Особенно учитывая, что в старые добрые времена именно Великобритания, а не США была мировым полицейским. И сейчас, глядя, как проворно Россия управляется в Сирии, Лондон испытывает ностальгию, смешанную с желанием подвинуть американцев хотя бы с ближневосточного фронта. Тем более, если верить статье, там и двигать особо нечего.

«Если штаты уйдут из Ирака, как угрожают, ситуация обнулится до состояния перед первой Иракской войной, – пишет на Facebook публицист-интеллектуал Александр Мордкович. – А значит в ближайшей перспективе Штаты оставят и давление на ЕС, проводимое с целью держать в своем составе малоэффективные экономики пост-СЭВ. Интереснейший раскладец намечается. И подтверждающий прогноз о возвращении Британии в Большую Игру. Причем именно как самостоятельного игрока. Ближневосточные проблемы лучше нее пока никто не решал. Вспомним Лоуренса Аравийского...

Для справки. Томас Эдвард Лоуренс, или Лоуренс Аравийский (англ. Thomas Edward Lawrence, Lawrence of Arabia; 16 августа 1888, Тремадок – 19 мая 1935, Лагерь Бовингтон, Дорсет), – британский офицер и путешественник, сыгравший большую роль в Великом арабском восстании 1916-1918 годов. Автор мемуаров «Семь столпов мудрости». Лоуренс считается военным героем как в Великобритании, так и в ряде арабских стран Ближнего Востока. Ему посвящен один из самых известных биографических фильмов в истории кино.

The Economist (англ. «Эко́номист») – англоязычный еженедельный журнал новостной направленности (само издание называет себя газетой). Принадлежит британской медиакомпании The Economist Group. Публикуется в Великобритании с 1843 года. Редакция журнала придерживается позиций классического либерализма.

С 1928 года половина акций компании принадлежит газете Financial Times, в то время как другая половина находится в руках независимых инвесторов, многие из которых являются работниками компании и корреспондентами журнала.


P.S. Что касается Украины, то ее в описанном выше нет. Это геополитика, а у нас – просто политика. Или то, что называется политикой: соратников посадить, выборы сорвать, долги перезанять, всех люстрировать, поделить остатки сырьевых ресурсов и по-детски радоваться каждой украденной в бюджете тысяче.