«Минск-2»: недоиспользованный инструмент и шанс

«Минск-2»: недоиспользованный инструмент и шанс

Первую годовщину (12 февраля) Минских соглашений-2 («Минска-2») разные стороны встретили по-разному. Полномочный представитель самопровозглашенной ДНР на переговорах о мире в Донбассе Денис Пушилин в Москве заявил: «К сожалению, быстрых решений на сегодня ждать не приходится. Учитывая динамику переговоров и отношение украинской стороны к реализации Минских соглашений, процесс урегулирования конфликта может затянуться на 10-15 лет». В ЛНР с ним полностью согласны, и ополченцы обеих непризнанных госформирований держат порох сухим, а собственные войска – в полной боевой готовности.

В Украине, которая называет гражданский конфликт «антитеррористической операцией» (АТО) и при помощи армии подавляет оппонентов на собственной же территории, продолжают утверждать, что это – «агрессия России», а ополченцы срывают выполнение договоренностей. Накануне годовщины подписания документа пресс-центр АТО сообщил официально, что в ночь на 12 февраля «под минометным огнем противника оказались наши позиции в Зайцевом, Красногоровке и Песках, кроме того, в Красногоровке боевики применили зенитную установку». А за прошлые сутки «пророссийские наемники 53 раза открывали огонь по позициям сил АТО». ДНР и ЛНР уже даже не комментируют такие сообщения, но если их спрашивают, то отвечают в том же духе: ВСУ устраивают провокации против самопровозглашенных республик

Те же, кто инициировал этот документ как попытку урегулировать гражданскую войну в Украине, принести мир в Донбасс и таким образом отчитаться о выполненной благородной работе, продолжают в том же духе – в «нормандском формате», но только рангом представительства пониже. Если все будет хорошо, то 13 февраля в Мюнхене встретятся министры иностранных дел Германии, Франции, России и Украины. А утрясали «Минск-2», если вы помните, лидеры этих стран плюс главы самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Хотя и подписывали только представители: от России – ее посол в Украине Михаил Зурабов, от Украины – ее второй президент Леонид Кучма, от ДНР – ее глава Александр Захарченко, от ЛНР – ее глава Игорь Плотницкий, плюс «смотрящий» посол ОБСЕ Хайди Тальявини. А чтобы вообще все было чин чинарем, то есть на самом высоком уровне, 17 февраля 2015 года резолюцию в поддержку Минских соглашений-2 принял Совбез ООН. Из подписантов иных уж нет, а те, что остались или пришли заново, бьются, как рыба об лед, стараясь впихнуть, как говорится, невпихуемое.

Чтобы вообще все было чин чинарем, то есть на самом высоком уровне, 17 февраля 2015 года резолюцию в поддержку Минских соглашений-2 принял Совбез ООН. Из подписантов иных уж нет, а те, что остались или пришли заново, бьются, как рыба об лед, стараясь впихнуть, как говорится, невпихуемое

Следовательно, и понижение «юбилейного» ранга вполне объяснимо: «Минск-2» мало что изменил в настроениях и расстановке сил встречающихся. Позиция Украины известна: она должна выполнять «Минск-2» в первую очередь, но не делает этого, всегда находя отмазки и обвиняя Москву, Донецк и Луганск в срыве договоренностей. Россия утверждает, что никакой войны против Украины она не ведет, а только помогает соотечественникам, которые не приемлют проявлений украинского неонацизма и неофашизма, воцарившихся в Киеве после госпереворота 22 февраля 2014 года. А Франция и Германия хоть и не подписывали документ, но рьяно настаивают на безусловном выполнении «Минска-2», продлив срок его деятельности на 2016 год и периодически обвиняя в непоследовательности и срыве то Киев, то – чаще всего – Москву. Еще один участник «минских игрищ» и, напоминаю, подписант документа – ОБСЕ – непосредственно через свои миссии в Донбассе следит за выполнением договоренностей и периодически констатирует: геополитические пляски на костях и крови украинцев по обе стороны противостояния в Донбассе продолжаются.

А иначе и быть не могло и пока не может. Потому что:

– Украина была и остается площадкой для выяснения геополитических взаимоотношений, если хотите – геополитического противостояния между Западом (коллективным – США и их европейскими союзниками по ЕС и НАТО) и Россией. Суть его проста, как любой угол кубического здания штаб-квартиры НАТО в бельгийской столице. Россия заявила о своих национальных интересах, непризнании итогов своего поражения в былой холодной войне и претензиях на роль сверхдержавы хотя бы в своем регионе, а ей пытаются указать на «свое место». Об этом и «трут» так кроваво в Украине вообще и в Донбассе в частности;

– ничего не изменится и никакой «Минск-2» не поможет, пока на Украину существует такой запрос на вечный гнойник на границе, обеспечивающий постоянное напряжение и нестабильность между участниками противостояния – Россией и ЕС, а также присутствие США в качестве «антикризисного менеджера» или, если хотите, «крыши Европы» в противостоянии с «русским медведем». Хотя ни для кого в мире не секрет, что если бы президенты США и России Барак Обама и Владимир Путин договорись о мире, то все в Киеве, Донецке, Луганске, Брюсселе, Вене, Берлине и Париже взяли бы под козырек и «Минск-2» был бы выполнен аж бегом. Но самое простое, как обычно, оказывается и самым сложным, потому как очень сложна общая конфигурация упомянутого геополитического противостояния – слишком многое у многих поставлено на карту.
Выполнение «Минска-2» ведет лишь к «замораживанию» конфликта в Донбассе. То есть к откладыванию окончательного выяснения геополитических отношений между сильными мира сего (Западом и Россией) на неопределенное будущее. На потом, которое придет неизвестно когда. Может быть, когда стороны поймут, что накопили достаточно сил, чтобы «убить» врага

И только Украину «утюжат» то госпереворотами и «цветными революциями», то гражданской войной, то ее рецидивами, за которыми стоят сильные мира сего;

– вполне объективно и исходя из упомянутых совершенно разных геополитических установок и планов всем сторонам противостояния, даже маленьким и никем не признанным ДНР и ЛНР, не нужен окончательный мир в Донбассе, который закончился бы окончательным же развалом Украины. Во всяком случае сейчас – пока не нужен. Всем нужна вся Украина. Киеву – по понятным причинам государственного характера, очевидного, оказывается, даже нынешним властям: Украина уже потеряла Крым, и дальнейший уход территорий – это начало государственного распада. Коллективному Западу – потому, что максимально близко и широко подтягивает и приближает его к границам России (известные «ракеты НАТО, нацеленные на Воронеж»). России – потому, что с переходом Украины под западное крыло исчезает не просто дружественное государство, а огромная буферная зона с лояльным к России населением. Плюс очень и очень серьезно сужается «русский мир» – зона всяческого естественного российского влияния в регионе. Ну а ДНР и ЛНР, если их не возьмет на содержание Россия, без единой Украины просто не выживут как части некогда единого общеукраинского народнохозяйственного комплекса – без рынков сбыта своей продукции, без кооперационных и финансово-промышленных связей и т. д.;

– исходя из вышесказанного, такое, как сегодня, выполнение «Минска-2» ведет лишь к «замораживанию» конфликта в Донбассе. То есть к откладыванию окончательного выяснения геополитических отношений между сильными мира сего (Западом и Россией) на неопределенное будущее. На потом, которое придет неизвестно когда. Может быть, когда стороны поймут, что накопили достаточно сил, чтобы «убить» врага, и пойдут в решительный бой. Или «купить» всю Украину вместе с ДНР и ЛНР. Но по-любому все это будет происходить на территории Украины, где останутся «замороженные» ДНР и ЛНР как постоянные потенциальные источники нестабильности и даже военного противостояния, когда кто-то захочет «разморозить» войну и перевести ее в горячую фазу. И примеры такого существования и потенциального «размораживания» есть по всему миру. Даже на постсоветском пространстве – Приднестровье, Нагорный Карабах. Особняком стоят Абхазия и Южная Осетия, уже вычлененные из Грузии и частично признанные как независимые государства, находящиеся почти полностью на содержании России. Или как Северный Кипр, полностью подъедающийся с турецкого стола. Или как Косово, которое признали на Западе, чтобы «замочить» Сербию, которую считают «агентом Москвы» на Балканах.
Сегодня более-менее выполняется первый (и единственный из тринадцати) пункт «Минска-2» – о прекращении огня. Нынешнее состояние «ни войны, ни мира» для Украины и Донбасса – это и есть мир. Прекратились бессмысленные жертвы среди как украинских военных и ополченцев ДНР/ЛНР, так и среди мирных жителей по обе стороны линии разграничения огня

И вот на таком фоне можно сегодня констатировать: «Минск-2» по-любому все равно выгоден для Украины в первую очередь, а для всех остальных – лишь во вторую. «Минск-2» – это всего лишь инструмент, который дает Киеву, с одной стороны, мир. С другой – шанс на достойное мирное развитие и обновление в сегодняшних непростых условиях, когда под воздействием внешних неблагоприятных факторов – давления с двух сторон, с Запада и России – полупотеряны суверенитет и государственная субъектность. И если Украину приглашают на переговоры, то только для проформы, чтобы использовать в своих целях, о которых с Киевом даже не советуются, а лишь ставят перед фактом и «нарезают» задачи.

Сегодня более-менее выполняется первый (и единственный из тринадцати) пункт «Минска-2» – о прекращении огня. Нынешнее состояние «ни войны, ни мира» для Украины и Донбасса – это и есть мир. Прекратились бессмысленные жертвы среди как украинских военных и ополченцев ДНР/ЛНР, так и среди мирных жителей по обе стороны линии разграничения огня. Да, это не окончательный мир. Да, постреливают с двух сторон периодически. Да, устраиваются взаимные провокации. Но кровь-то не льется широким потоком, как это было до 12 февраля 2015 года. Потому что интенсивная война (пусть и необычная, «гибридная») с использованием всех видов вооружения закончена на определенных условиях, которые еще нужно выполнить. Это первый важный момент для оценки «Минска-2».

Второй заключается в том, что «Минск-2» – это лишь инструмент или набор инструментов, дающих Украине шанс на будущее, только в умелых руках ее политиков. Это можно сказать о любом из остающихся невыполненными пунктов «Минска-2», но главным среди них является пункт о будущем госустройстве Украины – пункт о децентрализации, закрепленной в новой Конституции страны. Киев вроде бы согласен его выполнять, но только номинально: так, чтобы и особый статус отдельных районов двух областей Донбасса был зафиксирован, и главный принцип украинской государственности – ее соборность – не был нарушен.

Другими словами, нынешние украинские власти, во-первых, не желают признавать две аксиомы из своего недавнего и весьма бесславного прошлого:

а) если бы они после силового прихода к власти не напугали некоторые регионы страны резким изменением государственного курса и гуманитарной политики, то не возникли бы стихийные центробежные настроения, которыми так умело и вовремя (в Крыму) воспользовалась Россия;
Выполнение «Минска-2» дает шанс на переговоры не только о сохранении ДНР и ЛНР в составе Украины, но и вообще о сохранении территориальной целостности страны. Если Киев начнет переговоры со своими регионами о новых принципах госустройства и взаимоотношений с центром, то это даст, как минимум, время для того, чтобы выработать и разумную и перспективную политику

б) если бы Киев вместо угроз насильственным путем переделать всех граждан страны в расово правильных украинцев, патриотов и «цэевропейцев», стремящихся в Европу, сел за стол переговоров с недовольными, то, не исключено, и Крым до сих пор был бы в Украине, и войны в Донбассе не было бы. Но Киев проигнорировал то, что любые, даже длительные и кажущиеся безуспешными переговоры лучше любой скоропалительной перестрелки. И войны, в которой льется кровь, а ее переступить потом очень сложно.

Эти аксиомы действительны и сегодня в отношении Донбасса. И выполнение «Минска-2» дает шанс на переговоры не только о сохранении ДНР и ЛНР в составе Украины, но и вообще о сохранении территориальной целостности страны. Если Киев начнет переговоры со своими регионами о новых принципах госустройства и взаимоотношений с центром, то это даст, как минимум, время для того, чтобы выработать и разумную и перспективную политику и предложить ее всей стране, а не ее отдельным анклавам, которая удовлетворит всех. Федеративное, конфедеративное, автономистское устройство только тогда чревато расколом государства и сепаратизмом, когда центр не может разумно, эффективно и выгодно руководить регионами, а давит на них, не затрагивает жизненные интересы граждан, живущих в этих регионах и претендующих на свою «отдельность». Существование огромного количества федеративных государств (той же Германии, Швейцарии или США с Канадой и Австралией) – тому ярчайший пример, почему-то упорно игнорируемый Киевом.

Во-вторых, очевидно, Киев понимает скрытую подоплеку торможения «Минска-2» и той политики двойных стандартов, которая используется в требованиях имплементации пунктов документа. Киев, вероятно, понимает, что стороны геополитического противостояния оставляют конфликт в Донбассе себе про запас и потому действуют по принципу известного сержанта Петренко «иди сюда, стой там!». То есть на словах выступают за скорейший мир, а на деле «подкармливают» оружием, финансами, советниками и инструкторами своих союзников в конфликте: Запад – верную себе украинскую власть, Россия – ДНР и ЛНР. И в такой ситуации Киев, похоже, надеется на победу Запада и рассчитывает с его помощью как-то склонить победу в Донбассе (а то и вообще в Крыму) на свою сторону силовыми методами. А эта надежда губит и мир, и шанс на мирное развитие, а то и вообще на сохранение государственности в будущем. Глупые иллюзии всегда оборачиваются такими же аллюзиями. Не более того. Увы и ах...

...Вот, собственно, и все, что схематически вырисовывается вокруг «Минска-2» к его первой годовщине и что можно сказать по его поводу. А что на эту тему предложат Киеву, Луганску и Донецку в Мюнхене, частично станет известно завтра. Если, конечно, главу МИД Украины Павла Климкина с его чудесной пацанской барсеткой с документами и бутербродами опять не будут на важные части переговоров отправлять в туалет, чтобы поговорить о серьезных вещах с умными людьми...