Чернобыль forever

Чернобыль forever

Еще несколько лет назад об Украине в мире знали, что тут есть Чернобыль и футбол. Ну, в Германии и США еще слышали о боксерах Кличко. Потом в СМИ промелькнули две наши революции — оранжевая и с горящими шинами, Крым и Донбасс. Но об этом уже забыли. Кличко ушел из бокса и сейчас больше по велосипедам. С футболом в последнее время как-то не складывается. А Чернобыль остался. Наш кормилец на все времена. Вот и сегодня Владимир Гройсман примет участие в очередной донорской конференции по сбору средств. Масштабы уже не те, что в 1997-м, в 2005-м или при «злочинной панде» в 2011-м, но все равно еще капает...

Сегодняшний день имел все шансы стать датой аварии на Чернобыльской АЭС – взрыв произошел через час после полуночи в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. В первые сутки погибли двое, за месяц умерло около сотни человек, непосредственно соприкоснувшихся с взбесившейся радиацией. Дальше счет пошел на миллионы. Миллионы и миллиарды затраченных средств; 5 млн. га земли, выведенных из сельскохозяйственного оборота; 3,5 млн. граждан Украины, имеющих те или иные чернобыльские льготы; миллионные состояния, которые делались и на чернобыльских льготах и на чернобыльских деньгах.

Как бы цинично это ни звучало, но если бы Чернобыля не было, его стоило бы выдумать. Большие деньги на ядерной катастрофе начали делать еще в перестройку. Мало кто знает, что одним из тех, кто поднялся на таких деньгах, является любимец наших либералов и демократов Михаил Ходорковский.

В начале 1989 года, пока Владимир Путин тянул лямку советского разведчика в Дрездене, его будущий узник разными личными путями добрался до окружения Михаила Горбачева и получил разрешение открыть в банке "МЕНАТЕП" расчетные счета Фонда ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Объем средств Фонда был огромен. Около 60% из них разошлось по различным структурам Ходорковского, значительная часть была расхищена или переведена на границу. Практически никаких документальных доказательств не сохранилось – бумаги были уничтожены, компьютеры еще не использовались и скандалов, подобных панамскому, быть не могло.


В том же 1991 году Советский Союз распался, и Чернобыль официально отошел к Украине вместе с расходами, доходами, льготами и легендами. Об аварии начали писать книги, снимать фильмы, делать на этом имя и карьеру. Яворивский, например, избрался депутатом

Есть лишь одно письмо, датированное 1991 годом: когда банк "МЕНАТЕП" подал иск на Центробанк СССР о задержке платежей и понесенных им вследствие этого убытков, председатель Центробанка Виктор Геращенко письменно припомнил Ходорковскому дело с "чернобыльскими деньгами". И он буквально на следующий день забрал иск из суда.

В том же 1991 году Советский Союз распался, и Чернобыль официально отошел к Украине вместе с расходами, доходами, льготами и легендами. Об аварии начали писать книги, снимать фильмы, делать на этом имя и карьеру. Яворивский, например, избрался депутатом.

Хорошо пошла в народ тема первомайской демонстрации 1986 года (на которую Щербицкий, кстати, вывел и своих внуков), независимые расследования о том, кто приказал скрыть правду о радиации, истории зверей-мутантов и самоселов-смертников.

С избранием первой Верховной Рады настала эпоха чернобыльских льгот, которые получило беспрецедентное в мировом масштабе количество людей – около 3 млн. человек. Через чернобыльские фонды завозили «Салюте» и «Спирт-рояль» без налогов. А сами налоги – 12% чернобыльского отчисления с фонда зарплаты (если память меня не подводит) стали предметом дискуссии во второй Верховной Раде, уже при спикере Морозе и президенте Кучме.

В это самое время ЧАЭС начинает работать в режиме «витрины для западных кредиторов» – чем должны были стать, но не стали и не станут интуристы в предпоследнем правительстве, а «совет Миклоша» в нынешнем.

Украина была заинтересована в том, чтобы получить от Запада самую широкую финансовую помощь. Нашим эксклюзивом были запас ядерного оружия и ЧАЭС, которая продолжала работать. Но Запад был готов давать деньги при условии, что мы откажемся и от того, и от другого.

В конце 1995 года между Украиной и Большой семеркой был подписан Меморандум, который предусматривал, что мы в течение 5 лет остановим работавшие на тот момент в Чернобыле 1-й и 3-й реакторы, а западные партнеры выделят $1,27 млрд. кредитов на достройку новых энергоблоков в Ровно и Хмельницком.

Но в итоге нам эти деньги так и не дали. Украина втянулась в сложную дискуссию, стоит ли заниматься изъятием ядерного топлива из саркофага и превращать ЧАЭС в экологически безопасный объект или просто построить еще одно укрытие над действующим.

Украина в это время стояла в стороне от «буржуйского банкета» и облизывалась на деньги, которые они делили между собой. Фактически нам досталась лишь «холодная закуска» в виде грантовых кредитов на создание малого бизнеса

В конце концов, сошлись на программе под названием "План строительства Укрытия". Она была разработана в 1997 году и передана «на баланс» Европейскому банку реконструкции и развития. Он взялся учредить фонд "Укрытие" для реализации программы и подписал Соглашение о гранте с организациями-получателями финансовой помощи и подрядчикам проекта.

Украина в это время стояла в стороне от «буржуйского банкета» и облизывалась на деньги, которые они делили между собой. Фактически нам досталась лишь «холодная закуска» в виде грантовых кредитов на создание малого бизнеса в Славутиче и не только, куда планировалось трудоустроить увольняемых после закрытия ЧАЭС сотрудников станции. Так сказать, альтернативные рабочие места. Слышал, что на этих кредитах многие неплохо заработали. Но большие деньги должны были прийти после выполнения требования о закрытии ЧАЭС.

15 декабря 2000 года Леонид Кучма торжественно остановил последний действующий реактор ЧАЭС, символически повернув ключ аварийной защиты на сцене Дворца «Украина». Выглядело эффектно, но собранных на тот момент сотен миллионов мы все равно не получили. Почему? Все банально и злободневно – боялись, что украдем.

14 декабря 2000 года корреспондент CNN Джилл Дохерти записал эксклюзивное интервью с Леонидом Кучмой, посвященное закрытию ЧАЭС. Один из заданных вопросов звучал так:

CNN: Вы критиковали европейские и другие страны за то, что они слишком долго решались на предоставление денег для закрытия Чернобыльской АЭС. Однако некоторые из этих стран заявляют, они опасались, что деньги будут использованы не по назначению. Можете ли Вы заверить их, что эти деньги не будут разграблены?

Леонид Кучма: Я не критикую Запад, я только указываю на факты. Это мое обязательство как президента, потому что я принял политическое решение о закрытии станции. Прежде всего, кредиты никогда не покидали этих стран и именно западные страны и немецкие, английские компании будут осуществлять строительство этих реакторов, а Украина будет лишь выступать одним из партнеров в этих мероприятиях. Нам обидно слышать такие вещи. Украина сегодня – совсем другая.


Впрочем, говорить, что нам совсем ничего не перепадало из донорских средств, будет несправедливо. Подкармливали понемногу, но регулярно. В том же интервью Кучма сказал, что есть соглашения о предоставлении кредита со стороны ЕС и США на сумму $100 млн. на год для закупки топлива, а Европейская комиссия выделит нам около 80 млн. евро для этой задачи. После этого были еще транши от ЕБРР – то 58 млн. евро, то 77 млн. Давали также американцы, Россия, ЕС в целом и страны в частности.

Однако малыми порциями сыт не будешь. Придя к власти в 2005 году, Виктор Ющенко решил, что «крупняк» не давали Кучме, потому что он был неправильный президент и не любил журналистов, а ему с подковой «Так!», калиной и пчелками дадут все и сразу.
Как бы там ни было, но строительство в Чернобыле идет, и если верить сообщению в Twitter координатора помощи Европе и Евразии Госдепа США Алины Романовски, новый саркофаг над четвертым энергоблоком достроят к ноябрю

Поэтому в апреле 2005 года он инициировал проведение в Украине новой донорской конференции, приуроченной к 20-летию Чернобыльской катастрофы. И заявил, что с момента аварии Украина потратила на ликвидацию ее последствий $15 млрд., которые Западу надо было бы компенсировать. «А до 2015 года наши суммарные экономические потери достигнут $170 млрд.», – сказал он с намеком, что денег надо много и к завершению второго срока президентства они ему пригодятся.

Но звезда по имени «мессия» погасла уже к концу первой каденции. Вторая конференция стран-доноров Чернобыльского фонда "Укрытие", которая состоялась в Лондоне в мае 2005 года, вместо ожидаемого $1 млрд. собрала всего $200 млн. Оказалось, что Ющенко давали еще менее охотно, чем Кучме. Возможно, потому что ЧАЭС уже не работала.

Зато в 2007 году был проведен тендер от ЕБРР – кому строить арку, которая полностью накроет старый саркофаг. Победителями тендера стали французы, которые пять лет примерялись и разминались и в апреле 2012 приступили к работе.

К этому времени Ющенко уже сошел с политической арены. А сменивший его Виктор Янукович еще не стал «кровавым диктатором». Поэтому третья донорская конференция, посвященная 25-й годовщине чернобыльской катастрофы, в Киеве в 2011 году собрала около 550 млн. евро. Это меньше, чем самоуверенно прогнозировал глава МинЧС Виктор Балога (740 млн. евро), но больше, чем собрал в Лондоне Ющенко. Помешали конкуренты – как раз 11 марта произошла катастрофа на «Фукусиме» и оттянула на себя часть мирового ресурса.

Как бы там ни было, но строительство в Чернобыле идет, и если верить сообщению в Twitter координатора помощи Европе и Евразии Госдепа США Алины Романовски, новый саркофаг над четвертым энергоблоком достроят к ноябрю.

Теперь нужно подумать над следующим проектом. Новое хранилище отходов в Чернобыле поможет хранить отработанное ядерное топливе следующие сто лет. Самый крупный донор этого проекта – США.

Именно сбору средств на строительство ХОЯТ-2 (хранилище отработанного ядерного топлива) и посвящена сегодняшняя программа премьер-министра. На 15.45 назначена встреча Гройсмана с президентом Европейского банка реконструкции и развития Сумой Чакрабарти.

А уже меньше чем через час запланировано участие премьера Украины в пленарном заседании Конференции по сбору средств на Счет ядерной безопасности для завершения строительства хранилища отработанного ядерного топлива (ХОЯТ-2).

Приглашены доноры Ассамблеи ядерной безопасности. Им расскажут, что проблема очень острая, так как 2018 года Украина должна определиться с судьбой вывезенных в РФ отходов ядерного топлива. Раньше мы их сдавали обратно стране-агрессору, а сейчас надо держать у себя. А на это опять нужны большие деньги, которых у бедной Украины, разумеется, нет.

P.S. Чернобыль умер?! Да здравствует Чернобыль! Кормилец на все времена...