Статьи
Госслужбы маленький оркестр...
10.05.2016 09:16

Госслужбы маленький оркестр...

Когда после майских праздников многотысячная армия украинских чиновников выйдет на работу, ее ожидает новая увлекательная реальность. 1 мая вступил в силу «революционный» закон о государственной службе, принятый с подачи правительства Яценюка и предусмотрительно оставленный им в наследство Гройсману вместе с повышенными тарифами. Помимо хорошо забытого старого креатива времен Кучмы – госсекретарей, он содержит норму о конкурсной комиссии с привлечением общественников (чего так добивались последние) и распиле зарплат уволенных коллег. Зная склочную сущность госаппарата, не сомневаюсь, что с этого они и начнут.

Сезон поедания слабейших

Изначально принятие закона о госслужбе было одним из условий для получения Украиной финансовой помощи в 600 млн. евро от ЕС на реформирование системы государственного управления. Правда, с 2014 года эйфория у наших европейских партнеров спала, поэтому сейчас речь уже о сумме в 355 млн. евро, которые пойдут на создание зарплатного фонда для особо отличившихся чиновников.

Впрочем, как показывает опыт, европейские деньги, как правило, идут на доплаты так называемым «командам реформаторов». Это подтвердил и заместитель главы АП Дмитрий Шимкив. «Мы говорим о финансировании реформаторских команд», – сказал он. Остальные 250 тысяч госслужащих могут только облизываться на щедрые выплаты в валютном эквиваленте (которые, по слухам, достигали 10 тыс. евро). Особенно те 40% из них, которых получают минимальную зарплату.

Закон о госслужбе, разумеется, предусматривает и реформу оплаты труда. Как же иначе? Но коррекция производится по известному принципу «не вмер, так сдох»: увеличение собственно зарплат не происходит. Будет увеличение окладов, которое напрямую связано с тем, что закон отменяет спецпенсии, дополнительные отпуска, уменьшает надбавки и доплаты.

Если раньше 70% от получаемых чиновником средств составляли премии и надбавки и только 30% стабильный должностной оклад, то теперь, наоборот, оклад будет составлять 70% от общей суммы зарплаты. Но сам размер получки ощутимо не поменяется.

Точнее, повышение выплат будет, но не связанное с законом. Арсений Петрович, уходя, в одночасье повысил оклады госчиновников сразу на 25% (чтобы типа оставить по себе добрую память). Как обычно бывает, выиграли те, кто на вершине пирамиды. Например, зарплата вице-премьер-министра Вячеслава Кириленко за март составила 22,9 тыс. грн. Из них должностной оклад – 7,6 тыс. гривен, надбавка за ранг государственного служащего – 160 гривен, надбавка за выслугу лет – 1,9 тыс. грн., надбавка за особый характер работы – 9,7 тыс. грн., доплата за научную степень – 1,1 тыс. грн., премия в размере 30% должностного оклада – 2, 2 тыс. грн.

В дальнейшем минимальный должностной оклад госслужащего будет равен двум минимальным зарплатам, установленным государством, однако, это произойдет только к 2018 году. Причина банальна – «денег нет и неизвестно».

На сегодня только на выплату окладов чиновников в бюджете заложено 18 млн. грн. Ведущий или главный специалист имеют ставку 1,3-2,2 тыс. грн.; начальник отдела – 3,4-3,9 тыс. грн.; директора департаментов – 4-5 тыс. грн. Все это в итоге умножается в среднем на 2 или 3 (в зависимости от статуса органа власти – местный, центральный, правительство). Но выходит все равно печально мало.

Тем не менее, в стране с 20%-й скрытой безработицей желающих работать на госслужбе хоть пруд пруди. Для них вместо «пряника» актуальными будут «кнут» от начальства и борьба за место под солнцем.

Радикальное отличие нынешнего закона от прошлого в том, что если раньше госслужащих можно было уволить только по КЗОТу, теперь увольнение станет видом дисциплинарного взыскания. Всего взысканий четыре: замечание, выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии и увольнение.

В то же время для рядовых чиновников вводится обязательное оценивание результатов деятельности. Оценку служащие будут получать каждый год. Выставлять ее будет непосредственный начальник. Две отрицательных оценки подряд означают увольнение.

При этом в случае сокращения какой-то должности или увольнения госслужащего его оклад останется в фонде оплаты труда и может быть распределен между другими работниками. Полагаю, что продолжать не стоит: все, кто разбирается в специфике национального менталитета, живо представляет, какого апогея достигнут интриги в системе власти, какими изобретательными будут способы «умасливания начальства» ради позитивной оценки и как все это скажется на качестве работы госаппарата.

Добавим лишь, что по плану сокращений и оптимизации, если нынче в местных администрациях работают около 70 тыс. госслужащих, то на финише количество так называемых работников префектур будет урезано до 20 тысяч. Комментарии излишни.

Люди на букву Б

Читая многочисленные комментарии экспертов широкого профиля по поводу вступившего в силу закона госслужбе, я обратил внимание, что они по привычке зацепили лишь видимую часть айсберга. Типа того, что высшим госслужащим теперь запрещено членство в партиях, а всем госслужащим – занимать должность в руководстве партий и принимать участие в предвыборной агитации. Также запрещается совмещать должность председателя обладминистрации и депутата областного совета. И что для чиновников всех уровней вводится «обет молчания» – за разглашение и использование информации, которая стала известна в связи с исполнением обязанностей, в том числе после прекращения службы, госслужащих могут уволить.

Но, во-первых, чиновники низшего звена и так были, мягко говоря, не слишком разговорчивы в общении с прессой. А министров и замов «прорывает», как правило, накануне или после отставки. Когда они выносят из избы весь накопленный сор. Так что ничего нового тут нет. Как и в вопросе партийности: наличие или отсутствие партбилета, как и родства, ничего не означает. Как правило, самые крепкие связи в системе власти – неформальные.

На мой непросвещенный взгляд, намного любопытнее структурная перестройка, которую большинство обозревателей закона обошли стороной. Теперь должности в государственных органах подразделяются на три категории: «А» (высший корпус государственной службы), «Б» (руководители подразделений), «В» (другие должности).

Также устанавливается 9 рангов госслужащих. Тем, кто занимает должности категории «А», присваиваются 1, 2, 3 ранг; «Б» – 4, 5, 6 ранг; «В» – 7, 8, 9 ранг. От ранга и категории будут зависеть размер зарплаты и требования к чиновникам. Но об этом позже. Чиновникам категории «А» необходимо будет иметь степень магистра, общий стаж работы не менее семи лет, опыт работы на должностях госслужбы категорий «А» или «Б».

Если в министерстве появится вакансия, сотрудники ведомства, которые в нем работают, должны будут принимать участие в конкурсе на замещение вакантной должности на общих основаниях, как и сторонние кандидаты. И только в пределах своей «буквы».

Обеспечивать проведение таких конкурсов будет новый орган – Комиссия по вопросам высшего корпуса государственной службы. Состоять она будет из 12 человек, среди которых представители главы государства, Кабмина, Верховной Рады, Национального агентства государственной службы, Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, Государственной судебной администрации, а также четыре представителя общественности. Эта же комиссия дает или не дает «добро» на увольнение госслужащих, если не ошибаюсь, высшего звена с подачи президента или премьера.

Вот тут на самом деле и кроется заинтересованность лоббистов и грантоедов в реализации нового закона. Кадровая комиссия с привлечением «общественников» – самый востребованный аттракцион последнего времени.

Многие, наверное, помнят, историю с комиссией по отбору кандидатов в члены Национального агентства по предотвращению коррупции. Общественники не согласились с теми, кого назначил Кабинет министров, потом перегрызлись внутри, провозгласив сфальсифицированной процедуру отбора членов от общественных организаций. В итоге несколько буйных человек парализовали создание Нацагентства, ибо каждую кандидатуру утверждали со скандалом и демаршами.

Теперь представьте, как это будет весело в масштабах всего государства, когда пойдет перетряска и переназначение на все привлекательные должности. Прогнозирую, что мощный «грызли» начнется еще на стадии формирования конкурсной комиссии. Наверняка туда захотят попасть в первую очередь те общественники, которые участвовали в подготовке закона и написании полутора тысяч поправок к нему. Это – гражданская платформа «Новая страна» R&C Kyiv Group LLC, гражданская инициатива «Реанимационный пакет реформ», Центр политико-правовых реформ, проектная группа «Реформа государственной службы в Украине» платформы «Новая страна», благотворительный фонд «Творческий центр ТЦК», «Восточноукраинский центр гражданских инициатив (Тотальная акция в поддержку человека и демократии)». На всех мест не хватит. К тому же есть желающие со стороны. В общем, самое время запастить попкорном и ждать продолжения.

Секретарь его превосходительства

Кучма начал, Янукович продолжил, Гройсману с этим жить – примерно так можно охарактеризовать краткую историю реформирования госслужбы в Украине. Честно говоря, меня и моих коллег, работавших с периода ранних 90-х, крайне забавляют комментарии журналистов и аналитиков на тему такого «революционного» новшества, как госсекретари. Сразу хочется спросить: детка, тебе сколько лет?

Институт госсекретарей, это не просто «новое – хорошо забытое старое», а «пережеванное и выплюнутое невкусное». Впервые идею госсекретарей нам навязал Мировой банк при разработке концепции административной реформы в конце 2000 года. 29 мая 2001 года Леонид Кучма подписал указ, предусматривающий проведение административной реформы и создание института государственных секретарей. И с 2001-го по 2003 год у нас в системе власти была вертикаль государственных секретарей, куда назначали в основном первых заместителей министра.

Как правильно написал Анатолий Октисюк из Международного центра перспективных исследований (МЦПИ), «Кучма увидел в этой инициативе не только способ умиротворить парламентское большинство того времени и обеспечить квотное распределение в Кабмине, но и универсальный инструмент единоличного контроля над правительством.

Кроме того, АПУ попыталась создать универсальный инструмент единоличного президентского контроля над правительством. Но тогда поставленные задачи Кучмы уже администрация Виктора Медведчука не смогла успешно имплементировать.

Новоназначенные госсекретари... должны были избираться с каждым новым президентом, что дискредитировало саму идею этой должности в глазах украинских политиков, в первую очередь – в глазах тогда еще премьер-министра Виктора Януковича, который не собирался терпеть рядом с собой вертикаль власти, дублирующую его собственные политические возможности. Крест на перспективной задумке Леонид Кучма поставил, подписав указ о ликвидации должности госсекретарей в мае 2003 года...».

Стоит отметить, что редкий президент в Украине не затевал административную реформу. Или, как минимум, не пытался что-то изменить в системе власти. Виктор Ющенко сразу после победы на гребне оранжевой революции объявил административно-территориальную реформу европейского типа. В качестве примера для подражания рассматривался польский вариант. Но в итоге из памятных преобразований можно назвать только переименование администрации президента в секретариат и сокращение правительственных комитетов. А так все завершилось там же, где и началось: в Давосе в марте 2005 года яркой презентаций несбывшихся намерений.

Позднее некое подобие административной реформы провел, став президентом, Виктор Янукович. Заявленной целью было сократить бюрократический аппарат. А объективным результатом – нервотрепка, запарка и неравномерное распределение объема работы чиновников. В первую очередь пострадали те отделы, которые занимались «бумажной волокитой»: у них загрузка выросла почти вдвое, рабочий день увеличился в среднем на три часа, при этом зарплата не увеличилась. Потом это кое-как выровняли, набрав дополнительные кадры, но в сухом остатке получили злобные бурчания недовольных увольнениями чиновников. Слабые и без того симпатии к сменщику Ющенко и вовсе сошли на нет.

Сейчас, делятся переживаниями бюрократы, происходит консолидация всех прошлых ошибок, по принципу «все худшее сразу».

«Мы знаем, как работала «кадровая комиссия» из Автомайдана при МВД, наблюдали скандалы с формированием Национального агентства по предотвращению коррупции с «кривыми тестами» при переаттестации прокуроров и т. п. Совершенно очевидно, что в масштабе всех органов власти это превратится в полный кошмар, когда каждый причастный к процессу будет «тащить своего», – говорит чиновник с опытом, пожелавший сохранить анонимность. – При этом существовала нормальная система кадрового конкурса. Нужно было лишь пунктуально исполнять все ее требования. Институт госсекретарей – это еще один фантом, который появляется в разных концепциях на протяжении последних 20 лет. Он был прописаны еще в коалиционном соглашении 2014 года и подвергнут критике за то, что он провоцирует двоевластию в министерствах. И все-таки его впихнули в новый закон о госслужбе в надежде понравиться Западу. Хотя, очевидно, что европейские структуры только поначалу дают деньги на суету, а потом требуют показать реальный результат работы. И это у нас получается хуже всего...».
Егор Смирнов
Источник: Версии

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна