Антироссийские политики опаснее русских

Антироссийские политики опаснее русских

Однажды мы, возможно, поймем, как и с какими целями был создан милитаристский альянс, который в Европе близок одновременно благомыслящим и благонамеренным левым, и самым циничным и развязным неоконсерваторам. В 2003 году мы наблюдали, как этот альянс участвует в ужасном англо-американском вторжении в Ирак,...

... неслучайно проходившим под руководством прогрессиста Тони Блэра (Tony Blair) и консерватора Джорджа Буша (George Bush). В 2011 году он принял участие в не менее ужасной кампании против Ливии полковника Каддафи (под руководством трио Обама-Кэмерон-Саркози). Сегодня он задействован в демонстрации антироссийских настроений.

Достаточно отметить, что случилось в последние несколько дней. Сначала Европейский парламент одобрил (с незначительным большинством, но все же одобрил) бредовую резолюцию, написанную бывшим министром иностранных дел (невероятно, но факт) Польши, Анной Эльжбетой Фотыгой (Anna Elzbieta Fotyga), в которой на одной планке оказываются ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация, ред.) и Россия как два главных врага Европы. Потом в газете Le Monde, этом святилище просвещенной буржуазии, появилась столь же бредовая редакционная статья Франсуазы Том (Francoise Thom), преподавателя из Сорбонны, которая выдает себя за специалиста по русской культуре, но не стесняется писать, помимо прочего, что Кремль оказывает влияние на западное общественное мнение при помощи «развития апокалиптического мышления вокруг мифа о конце западной цивилизации, которое заставляет население разных стран принять отказ от свобод и стремиться к власти с железной хваткой».

Наконец, министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон (Boris Johnson), объяснил нам в фантастическом интервью, что «НАТО — главным образом, оборонная организация», которая ограничивается «сопротивлением агрессии» России.

Как можно видеть, это полное ассорти левых и правых сил. То же самое ассорти посеяло катастрофы на всем Ближнем Востоке и теперь всячески старается спровоцировать прямое столкновение с Россией. Очевидно, что Кремль Владимира Путина не является воплощением всевозможных идеалов, ни во внешней, ни во внутренней политике. Однако давайте попробуем проанализировать немного более подробно, что же говорят все эти господа.

О Фотыге говорить просто не имеет смысла. Страшно даже видеть, как до голосования в Страсбурге доходит ее резолюция Европейского парламента, призывающая к цензуре в прессе и СМИ из-за того, что Кремль использует СМИ в своих пропагандистских целях. И все это во имя «ценностей» Западной Европы, которая лгала об Ираке, о Ливии, отправила НАТО «защищать» границы Турции с Сирией, благодаря чему Эрдоган привел туда иностранных бойцов, деньги и террористов ИГИЛ; Европа все еще лжет без всяких ограничений (и в обмен на деньги) об источниках финансирования исламского терроризма и поддержке, которой он пользуется у тех монархий Персидского залива, с которыми ЕС находится в деловых отношениях.

Гораздо интереснее статья Том в Le Monde, так как в ней раскрывается весь менталитет. Выдающаяся преподавательница начинает статью с перечня ряда результатов («Голландский референдум о Соглашении об ассоциации с Украиной, Брексит, победа Трампа на выборах в США, победа центристской пророссийской партии в Эстонии, победа пророссийски настроенного Додона в Молдавии и Румена Радева в Болгарии, победа Фийона на праймериз французских правых»), чтобы сказать, что все это — плод «спокойной стратегии по контролю над элитами и общественным мнением со стороны Кремля». Так насколько нужно страдать паранойей, чтобы верить, что Трамп победил благодаря Кремлю? Насколько нужно быть идиотами, чтобы не понимать, что Соглашение об ассоциации с Украиной было отвергнуто в Голландии, потому что там уже много лет процветает ксенофобский синдром под названием Партия свободы, которая выступает против всех форм иммиграции и лидирует во всех опросах, проводящихся для оценки перспектив выборов 2017 года.

Насколько нужно быть недемократичными, как интеллектуалам (как Том), так и СМИ (Le Monde), чтобы утверждать, что все эти результаты, противоречащие внутренним пожеланиям, являются «компроматом, свидетельством коррупции, обещаний авансов и мест у власти, контроля над СМИ», то есть всего того, что якобы сделал Кремль, чтобы благоприятствовать всем этим результатам? Голландцы, англичане, американцы, эстонцы, молдаване, болгары и даже французы, отказавшиеся от Саркози в пользу Фийона в качестве кандидата от правых, по мнению этой госпожи, коррумпированы или безумны.

Том, разумеется, говорит о подчинении Европы желаниям Кремля. А поскольку, когда французские интеллектуалы хотят выставить себя в глупом свете, им прекрасно это удается, она не понимает, что вторит тезисам Алена Менка (Alain Minc), политолога, писателя, управленца, бывшего советника Саркози, бывшего председателя Cовета директоров Le Monde (ну надо же…) и обладателя ордена Почетного легиона? В 1985 году Менк опубликовал книгу «Прощай, Европа. Финский синдром» (под таким названием она выходила в Италии), где прогнозировал подчинение всей Европы СССР. Пять лет спустя, к его сожалению, СССР не стало.

И, наконец, Борис Джонсон. Здесь мы переходим к фольклору, и нас удивляет, что тот, кто так долго высмеивал Дональда Трампа, теперь столь серьезно относится к этому господину. Например, «многократные провокации (со стороны России) в отношении НАТО и ее союзников». Нет никаких сомнений, что напряжение между Россией и НАТО достигло исторического максимума в постсоветский период. Столь же несомненно, что Россия вносит и свой вклад в это напряжение. Удивительно, однако, что никто не вспоминает 90-е годы, длительный период, в который НАТО делала то, что ей вздумается во всей Восточной Европе, не встречая никаких возражений, даже на вербальном уровне. Никто также не вспоминает, как в марте 1999 года премьер-министр России Примаков летел в Вашингтон на переговоры с Биллом Клинтоном и, еще находясь в воздухе, узнал, что США начали наносить бомбовые удары по Сербии, и к этой операции немедленно присоединилась НАТО. Забывают все и о «звездных щитах», которые с помощью НАТО с 2008 года США разместили в Польше и Румынии, чтобы защищать Европу от угрозы (не смейтесь, они говорят об этом всерьез) со стороны Ирана и Северной Кореи.

Кого-то может удивить, что Россия остановилась, дойдя до Украины? И сделала это в свойственной ей манере? Однако Борис Джонсон считает иначе. Он думает о Брексите. Все в том же интервью он утверждает, что «Великобритания будет процветать после выхода из ЕС». Прекрасно, он в этом убежден. Однако, добавляет он, «мы бы хотели, чтобы британские компании обладали максимальной свободой для ведения дел на едином европейском рынке». Как это удобно, не правда ли? Уйду, но хочу сохранить все прежние льготы. Совсем как муж, который, уходя от жены, говорит: «Ты действуешь мне на нервы, я ухожу, но хочу, чтобы ты продолжала готовить мне ужин и иногда пускала меня к себе в постель». У меня такое впечатление, что эти люди гораздо опаснее для европейцев, чем тот же Путин.

Источник: Gli Occhi Della Guerra