Что в «особой папке» Януковича?

 Что в «особой папке» Януковича?

Во время допроса в качестве свидетеля на процессе по делу «беркутовцев» Виктор Янукович предоставил суду несколько папок с новыми материалами. Журналистам удалось ознакомиться с содержанием одной из них и пообщаться с человеком, собравшим доказательства того, что массовые убийства «майдановцев» организованы… лидерами Майдана.

1 декабря 2013-го года протесты на Майдане Независимости в Киеве приобрели далеко не мирный характер. В этот день радикалы атаковали правоохранителей при помощи металлических цепей и пытались прорвать их шеренги на бульдозере, а лидеры Майдана объявили о создании подразделений военизированной «Самообороны». Как писал великий драматург Чехов, если в начале пьесы на стене висит ружье, то в конце представления оно должно выстрелить. В результате противостояния на Майдане и рядом с ним погибло более 100 людей, из них более 20 сотрудников правоохранительных органов. 47 протестующих погибли в один день – 20 февраля 2014-го, и эти убийства до сих пор не раскрыты.

В канун третьей годовщины начала массовых протестов на центре Киева власть в очередной раз предприняла попытку успокоить своих сторонников и продемонстрировать «успехи в расследовании преступлений против Майдана». В суде над бывшими сотрудниками «Беркута», которых обвиняют в убийстве протестующих 20 февраля 2014-го, в качестве свидетеля был допрошен Виктор Янукович. Во время своего публичного выступления он продемонстрировал несколько папок с новыми материалами, которые предложил приобщить к делу. Как подтвердил в эксклюзивном комментарии «(название сайта)» защитник Виктора Януковича Виталий Сердюк, в одной из этих папок – доклад профессора Университета Оттавы Ивана Качановского «Снайперская бойня» на Майдане в Украине». Он уже передан адвокатам экс-«беркутовцев», которые планируют ходатайствовать перед судом о приобщении его в качестве доказательств. При этом Сердюк отметил, что это была личная инициатива Виктора Януковича, который, прочитав исследование, был поражен, насколько точно в нем описана последовательность событий трагического дня 20 февраля 2014-го.

На данный момент 79-страничный доклад профессора Ивана Качановского «Снайперская бойня» на Майдане в Украине» – единственное научное исследование массовых убийств на Майдане Независимости и прилегающих улицах. Автор проанализировал более полутора тысяч видеозаписей, снятых на месте событий (в том числе интернет-трансляций и телепередач в прямом эфире), репортажи украинских и зарубежных СМИ, подготовленные более чем сотней журналистов, около 500 фотографий и 30 гигабайт записей радиопереговоров между сотрудниками и командирами специального подразделения СБУ «Альфа», Государственной службы охраны и внутренних войск МВД (кстати, многие из исследованных видео не были обнародованы, а в последствии – возможно искажены или скрыты средствами массовой информации). В докладе приводятся свидетельства очевидцев этих жестоких убийств (как со стороны протестующих, так и командиров правительственных спецподразделений), заявления бывших и нынешних чиновников, оценки траекторий пуль и характеристик оружия, а также типов ранений протестующих и милиции. В исследовании установлены точные временные рамки различных событий во время массовых расстрелов, местонахождение таинственных стрелков и правительственных снайперов, временная последовательность и места смертей почти 50 протестующих. Профессор Качановский приводит свидетельства вовлеченности в организацию массовых убийств 20 февраля как крайне правых организаций (в первую очередь – «Правого сектора» и «Свободы»), так и олигархических партий (такой автор считает «Батькивщину»). Фото-видеоматериалы и свидетельства участников событий, сравнение позиций протестующих во время их убийства, входные ранения и следы от пуль свидетельствуют о том, что их убили стрелки, которые располагались в почти 20 зданиях или территориях, контролируемых организаторами Майдана.

Собственно, трагические события 20 февраля 2014-го начались в шесть часов утра со стрельбы боевыми патронами из подконтрольного Майдану здания консерватории в подразделения «Беркута» – о чем писали украинские СМИ. В частности, нынешний народный депутат, а тогда сотник Самооброны Майдана Владимир Парасюк говорил, что его подразделение, состоящее из вооруженных протестующих с боевым опытом, располагалось в здании консерватории во время массовых убийств, и подтвердил, что эти люди стреляли в силовиков. В интервью BBC один из стрелков Майдана, который базировался в консерватории, сказал, что он был нанят еще в конце января 2014 года, а оружие поначалу было спрятано в здании Главпочтамта.

Сразу же было убито три милиционера, «Беркут» начал отступать. Около 8 часов 50 минут 20 февраля 2014-го протестующие, абсолютное большинство из которых были не вооружены, начали наступление от баррикад на Майдане вверх по улицам Институтской и Грушевского. Их наступлением руководили лидеры Майдана и командиры Самообороны – однако не лично, а с помощью громкоговорителей на сцене Майдана. И уже через несколько минут начались массовые убийства протестующих на улице Институтской, между гостиницей «Украина» и Октябрьским дворцом. Их с расстояния нескольких десятков метров расстреливали из окон гостиницы «Украина». Что интересно – после убийства первых двух протестующих со сцены Майдана прозвучало предупреждение наступающим, чтобы они «не стреляли в спину своим побратимам». Позже, когда число убитых перевалило за десяток, со сцены прозвучали предупреждения о снайперах в гостинице «Украина», при этом четырем сотням «Самообороны Майдана» все равно был отдан приказ о наступлении.

Кроме скрупулезного исследования материальных доказательств, профессор Качановский использовал для анализа массовых убийств 20 февраля теорию рационального действия Вебера, которая считает людей действующими сознательно и в собственных интересах. Согласно ней, приказ о наступлении является нерациональным, – если только необъявленной целью лидеров Майдана не было спровоцировать убийства протестующих милицией или стрелками из гостиницы «Украина» и других мест. Ведь анализ траекторий пуль показывает, что по майдановцам стреляли также из зданий «УКООПсоюза», Октябрьского дворца, банка «Аркада», зданий на улицах Городецкого и Музейном переулке, – все они контролировались представителями Майдана.





При этом траектория пуль, выпущенных сотрудниками «Беркута», приходилась над головами протестующих, а снайперы спецподразделения «Омега» и вовсе стреляли по окнам гостиницы «Украина» и другим местам, где засели таинственные стрелки.



В отличие от следов перестрелок между спецподразделениями милиции и снайперами из гостиницы «Украина», нет никаких доказательств обмена огнем между стрелками из гостиницы «Украина», зданий Октябрьского дворца и банка «Аркада», домов на Городецкого и Музейном переулке, хотя их позиции были известны многим протестующим, командирам Самообороны и лидерам Майдана. Более того, во время массовых убийств зафиксированы попытки со стороны обычных протестующих с огнестрельным оружием зайти в гостиницу «Украина» с целью обезвреживания или блокировки снайперов в нем. Но этим попыткам препятствовали некоторые депутаты из «Свободы», «Самооборона Майдана» и охрана гостиницы. И это неудивительно, ведь на видео снята стрельба двух людей из «группы Парасюка» из окон номера гостиницы «Украина» на 14 этаже. При этом стреляли они не в сторону баррикады «Беркута» и «Омеги»!



Кроме этого, 9.30 утра 20 февраля 2014-го журналист ВВС Габриэль Гэйтхауз, который находился возле входа в Октябрьский дворец, среди протестующих, обратил внимание на открытое окно на 11 этаже гостиницы «Украина», из которого был произведен выстрел. Он зафиксировал это окно на видеозаписи, и когда он через несколько мгновений после выстрела снова навел на него камеру, оно уже было закрыто. На этот момент возле Октябрьского дворца были только протестующие, «Беркут» находился у снежной баррикады в районе станции метро «Крещатик», а потом и вовсе переместился к бетонным блокам. Как заявил в октябре 2015-го Сергей Лещенко, это было окно номера 1132, в котором проживал депутат-свободовец Игорь Янкив, а его соседями на 11-м этаже гостиницы «Украина» были тогдашние нардепы-свободовцы Панькевич и Сыч. Именно на этом основании у них проводили обыск следователи Генеральной прокуратуры в октябре 2015-го.

Кроме приказов со сцены Майдана, протестующих в зону убийств перед баррикадой «Беркута» заманивали несколько людей в масках или противогазах, которые шли впереди и призывали других следовать за ними. Причем среди убитых ни одного из этих людей нет! Они были явно опытнее тех, кого вели за собой – ведь абсолютное большинство погибших 20 февраля пришли на Майдан за несколько дней до этого, многие ночью того же дня. Анализ различных данных показывает, что две группы протестующих, среди которых было больше всего жертв, попали под огонь почти одновременно с заднего, правого и левого направлений – а отнюдь не со стороны баррикады «Беркута» спереди.



Хотя людей в тот день убивали не только на Институтской. К примеру, один из майдановцев был убит в 11:43 возле здания отеля «Козацький» на Майдане, причем убит из здания Главпочтамта, занятого «Правым сектором». На видео зафиксирована также стрельба из зданий Федерации профсоюзов и «Финбанка», которые также контролировались майдановцами. Всего 20 февраля было убито 49 протестующих, и ни по одному из случаев нет неопровержимых доказательств вины силовиков. Настораживает также тот факт, что попытки протестующих прорваться к баррикаде «Беркута» были остановлены лидерами оппозиции сразу же после того, как закончились массовые убийства.

Профессор Качановский уверен, что истинной задачей этой спецоперации был вовсе не штурм позиций силовиков. Непосредственной и спланированной целью массовых убийств протестующих – перед глазами десятков зарубежных и украинских журналистов, во время визита министров иностранных дел Германии, Франции и Польши – было обвинение режима Януковича, его служб безопасности и милиции в насилии против «мирных протестующих». Это позволило лидерам Майдана победить в конфликте путем использования асимметричной силы и поставить Януковича вне закона.

Массовые убийства протестующих были невыгодны Януковичу, большинству членов его правительства и «Партии регионов». В результате они потеряли свою власть и были вынуждены бежать в Россию. Напротив, ультраправые и олигархические организации и их руководители выиграли от силового свержения правительства Януковича. Партия «Батькивщина», трансформировавшаяся в «Народный фронт», заняла много высших должностей в сформированной Майданом власти. Среди них должности председателя парламента и исполняющего обязанности Президента, Премьер-министра, председателя Совета национальной безопасности и обороны. «Свобода» также получила несколько министерских постов, а кроме этого – должность Генерального прокурора, «расследовавшего» массовые убийства на Майдане.

Однако неспособность (или нежелание) «правительства Майдана» найти тех, кто стрелял по протестующим, как и неспособность «Самообороны» остановить стрелков во время массовых убийств, указывает на то, что это были снайперы со стороны Майдана. Кроме всего вышеупомянутого, есть еще одно важное доказательство покрывания «тайных снайперов» верхушкой Майдана. Один из активистов был в группе, которая поймала пятерых снайперов в номере 211 гостиницы «Украина». Он сказал, что эти люди не оказывали сопротивления и признали, что их наняли для того, чтобы стрелять по протестующим. Майдановец заявил, что его группа передала этих «снайперов» и их оружие Арсену Авакову, который в дальнейшем не отвечал на запросы этой группы о «снайперах», ссылаясь на секретность.



Исследование профессора Качановского показывает, что массовые убийства были осознанным выбором, инструментально-рациональным действием, вследствие которого жизни протестующих были принесены в жертву лидерами Майдана, чтобы свергнуть правительство и захватить власть. Причем готовились к этому заранее: термин «Небесная Сотня» начали использовать сразу после первых смертей протестующих, за месяц до трагических событий 20 февраля 2014-го.

Эпиграфом к своей работе бывший киевлянин Иван Качановский выбрал цитату Вольтера из его энциклопедической статьи «Право»: «Убивать запрещено; любое убийство наказывается, исключение – если убита большая масса людей под звуки военных труб; таково правило». Она символична вдвойне: во время наступления протестующих на улице Институтской 20 февраля 2014-го играл трубач (который не пострадал), а организаторы и исполнители массовых убийств до сих пор не наказаны. Судя по путаным заявлениям нынешних украинских правоохранителей и политиков, виновные не будут найдены…

Портал «Комментарии» решил непосредственно обратиться к профессору Ивану Качановскому и получить ответы на несколько дополнительных вопросов.

– Защита Януковича обращалась к Вам с просьбой предоставить материалы Вашего исследования или получила их из открытых источников?

Действительно, 28 ноября во время допроса в суде Виктор Янукович зачитал выводы моего доклада о трагедии на Майдане, который я сделал на ежегодном собрании Американской ассоциации политических наук в Сан Франциско в 2015 году (https://www.academia.edu/8776021/The_Snipers_Massacre_on_the_Maidan_in_Ukraine).

Он также упомянул мои новые научные работы – главу в сборнике о конфликте в Украине, вышедшем весной этого года одном из ведущих научных издательств мира «Рутледж» (https://www.routledge.com/The-Return-of-the-Cold-War-Ukraine-The-West-and-Russia/Black-Johns/p/book/9781138924093), а также доклад о крайне правых во время Майдана и войны на Донбассе, представленный на ежегодном собрании Американской ассоциации политических наук в Филадельфии в сентябре 2016 года (https://www.academia.edu/28203585/The_Far_Right_in_Ukraine_During_the_Euromaidan_and_the_War_in_Donbas).

Я не ожидал, что Янукович упомянет мое исследование и попросит суд приобщить его, вместе с другими документами, в качестве доказательств в криминальном процессе над сотрудниками «Беркута», в котором экс-президент выступает как свидетель. Защита Януковича ко мне не обращалась. Хотя видео из моего доклада 2015 года в Сан Франциско в том же году, в частности, со ссылкой на доклад, были приобщены к материалам судебного процесса, и продемонстрированы в суде – как стороной защиты, так и пострадавшими и их адвокатами. Мое исследование является единственным систематичным научным исследованием произошедшего на Майдане.

– А есть ли какая-то реакция украинских судов на эти материалы? Их заслушивали в судебных заседаниях, пытались опровергнуть?

Во время нескольких судебных заседаний показывали и обсуждали одно видео французского канала Itele, 16-минутное видео бельгийского канала VTM и одно малоизвестное видео с Youtube, которые исследованы в моем докладе.

Эти и многие другие видеоматериалы, представленные в суде наряду со свидетельствами раненых майдановцев, подтвердили основные выводы моего исследования: абсолютное большинство майдановцев были убиты и ранены 20 февраля 2014-го не «Беркутом», а снайперами, базировавшихся в зданиях или на территориях, которые контролировали силы Майдана (как-то гостиница «Украина» или банк «Аркада»). Результаты баллистических и медицинских экспертиз также подтвердили, что почти все майдановцы были убиты и ранены из различного боевого или охотничьего оружия, причем под значительными вертикальными углами, сзади и сбоку, а не из автоматов «Беркута», сотрудники которого находились прямо перед протестующими и стреляли практически с уровня земли.

Потом многие из этих доказательств и свидетельств пытались изменить, а украинские журналисты, за очень редким исключением, не сообщали обо всем этом, хотя на судебных заседаниях были корреспонденты ведущих телеканалов и других СМИ Украины.

– Не опасаетесь ли Вы, что использование Ваших трудов защитой Януковича вызовет обвинения в Вашей политической ангажированности?

Я более 20-ти лет изучаю политику современных и исторических конфликтов, массовых убийств и политического насилия в Украине. Большинство моих книг, научных статей и докладов посвящено этим темам, в частности, Майдану и войне на Донбассе. Основные выводы моего доклада были подтверджены в работе американского политолога Гордона Хана, а научных исследований, также посвященных целиком или в основном бойне на Майдане и пришедшим к противоположным выводам, к данному времени не существует.

Поэтому упреков в политической ангажированности я не опасаюсь, так как их легко опровергнуть. Я лично не связан ни Януковичем, ни с его адвокатами и адвокатами «Беркута», и никогда не был сторонником ни его, ни его партии. Наоборот, я поддерживаю интеграцию Украины к ЕС, и продвижение Украину в сторону демократической либеральной системы, основанной на равенстве всех перед законом, борьбу с коррупцией и произволом власти, и я говорил об этом в западных и украинских СМИ перед, во время и после Майдана.

– Часто ли научные исследования существенно влияют на решения судов?

Ученые в качестве экспертов очень часто свидетельствуют в судах США, Канады, и многих других стран, их работы используются и часто влияют на решения этих судов. При этом еще раз хочу подчеркнуть, что моё исследование «Снайперская бойня» на Майдане в Украине» – научное, и основано только на данных, находящихся в открытом доступе. Поэтому оно не ставило целью определить личности снайперов и организаторов растрелов на Майдане, роль конкретных лиц в этом и других случаях политического насилия. Это дело криминальных и судебных расследований, которые в Украине, к сожалению, подменяются политической пропагандой.

Справка

Иван Качановский

Иван Качановский

Профессор Школы политических наук Университета Оттавы. Дипломированный экономист (КНЭУ, 1990, Университет Джорджа Мейсона, США, 1996) и политолог (диплом с отличием Центрально-Европейского Университета, Чехия, 1993).

С 1996-го года занимается научной и преподавательской работой в США и Канаде. Докторскую диссертацию по политологии защитил в 2001-м году в США (Университет Джорджа Мейсона) под руководством всемирно известного политолога и социолога Сеймура Мартина Липсета, в состав диссертационной комиссии входил выдающийся ученый Френсис Фукуяма. Стипендиат, в частности, Научного Общества имени Шевченко в США, Фонда Хайека, Ассоциации политических наук США.

Автор книги «Расколотые страны: региональные политические разделения и культуры в постсоветской Украине и Молдове», двух книг в соавторстве, десятков статей в международных научных журналах по вопросам политологии и публичной политики.