День, который изменит Германию

День, который изменит Германию

Теракт в Берлине потряс Германию. И ужаснул. Погибли 12 человек, почти 50 ранены, часть из них — тяжело. Целью этого нападения, этого террора была вся страна, то свободное общество, в котором живут немцы. Под ударом оказался подчеркнуто мирный символ — рождественский базар. Такие рынки в предрождественское время посещают миллионы людей, причем не только немцы, но и гости со всего мира.

Все они хотели насладиться атмосферой надвигающегося праздника, на пару часов отвлечься от повседневной жизни с ее стрессом.

Террор, направленный против всех нас

Поэтому это нападение, этот кровавый террор направлены против всех тех из нас, кто хочет жить свободно и раскованно. Это варварский акт, призванный подорвать нашу жажду свободы. И именно поэтому теракт в Берлине изменит Германию. Мы уже больше не под прицелом международного терроризма, о чем нас долго, хотя и довольно расплывчато, предупреждали. Теперь мы уже жертвы. Как и англичане, французы, испанцы, израильтяне, американцы и другие народы.

При этом совершенно не имеет значения, совершил ли это преступление впавший в состояние амока психически неуравновешенный человек, одинокий волк с кровожадными намерениями или целая группа фундаменталистов.

Этот теракт поразил в самое сердце свободное, открытое общество. К тому же нападение на рождественский базар стало еще и выпадом против христианского символа, одного из проявлений наших традиций, нашей немецкой и европейской идентичности.

Канцлер Ангела Меркель (Angela Merkel) права: это — тяжелый день для немцев. Мелких и средних терактов в Германии в последние годы было предостаточно (слава Богу, многие удалось предотвратить). Нынешний теракт — особый. Чувствуется, что он — зловещее предзнаменование. Ментальность немецкого общества теперь наверняка изменится. В ней поубавится той легкости, которая нередко перерастала в беззаботность.

Возможное политическое землетрясение

Мы так часто повторяли в последнее время, что не позволим террору лишить нас чувства свободы. Но теперь оно неминуемо начнет отступать перед глубоко засевшим чувством незащищенности. Германия почувствует себя менее безопасной. И она станет менее безопасной.

Прибавим к этому то политическое землетрясение, которое может последовать за подобным терактом, если его совершил беженец. Человек, который искал в нашей стране защиты. Который просил здесь убежища. Которого наша страна не отправила назад, не выслала. Если виновником, действительно, окажется беженец, прибывший в прошлом году, когда Германия столь же великодушно, как и бесконтрольно, открыла свои границы, то ту политику, которую Меркель проводила в отношении беженцев, ждет шквал критики.

А готовность общества дружелюбно принимать людей, оказавшихся в беде, подвергнется суровейшему испытанию. В то же время правое, национал-эгоистическое мышление станет добиваться уже не только символических триумфов. И тогда открытое общество начнет закрываться, тогда внутриполитический климат ждет охлаждение, тогда над свободой нависнет угроза изнутри.

Конечно, именно в такой день необходимо сохранять спокойствие и благоразумие. Но становится все труднее и труднее оставаться хладнокровным. Вечер 19 декабря изменит Германию. Насколько? Этого мы пока не знаем.